Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Израильская деревня как искусство


Одна из художественных галерей в Эйн-Ход. (Фото — <a href = http://news.israelinfo.ru/ target = "_blank">IsraelInfo</a>)

Одна из художественных галерей в Эйн-Ход. (Фото — <a href = http://news.israelinfo.ru/ target = "_blank">IsraelInfo</a>)


На севере Израиля, неподалеку от Хайфы есть небольшой поселок, где рядом с античным амфитеатром и развалинами арабской мечети соседствуют утопающие в цветах старинные дома из «дикого» серого камня и футуристические виллы, украшенные авангардистскими статуями. Называется этот «райский уголок» Эйн-Ход — Деревня мастеров.



Рассказывает Елена Брусиловская — модельер, дочь художников Михаила и Валентины Брусиловских: «У нас все здесь художники. Мама — скульптор, папа — витражист. Это поселок художников, здесь живут одни художники».


Эйн-Ход — поселок, населенный не только художниками, но и музыкантами и мастерами прикладных искусств: стеклодувами, гончарами и представителями многих других искусств и ремесел. Поднимаясь вверх по улице, вдоль дороги можно увидеть множество интереснейших и необычных скульптур.


Затем мы попадаем на главную площадь поселка. С правой стороны находится Дом-музей Янко. Кстати, своим вторым рождением в качестве «Деревни мастеров» Эйн-Ход обязан именно Марселю Янко — выдающемуся художнику с мировым именем, одному из основателей авангардного направления в искусстве, называемого «дада» или «дадаизм». Он родился в Румынии, получил архитектурное образование в Цюрихе, затем обучался изобразительному искусству в Париже. В начале 1941 года, когда по Румынии прокатилась первая волна еврейских погромов, спровоцированная нацистами, Янко с семьей уехал в Палестину, где в 1948 году было провозглашено государство Израиль. Одновременно с живописью Янко занимался проектированием парков и ландшафтов, и во время одного из своих небольших путешествий в 1953 году по склону горы Кармель случайно забрел в заброшенную арабскую деревню. Муниципалитет Хайфы согласился помочь Марселю Янко и еще нескольким художникам основать в этом месте поселок деятелей искусств, или, как его чаще называют, деревню художников.


Елена Брусиловская продолжает свой рассказ о поселке: «Здесь живет Шала Марти, певец. Кроме общения, здесь есть галереи, музеи, здесь постоянно проходят выставки. Здесь такой плотный художественный мир. Кроме того, каждую пятницу устраиваются концерты, приезжают артисты. Из российских эмигрантов здесь живет Женя Абезгауз, довольно известный художник и очень талантливый».


Один из первых обитателей Деревни мастеров — Евгений Абезгауз прославился еще в Советском Союзе: на подпольные выставки его нонконформистской группы «Алеф» в 1970-е годы приходили десятки тысяч зрителей.


Со временем заброшенная деревня превратилась в цветущий сад. Кроме художественных галерей, нескольких музеев и амфитеатра, где дают концерты многие прославленные музыканты и певцы Израиля, сам по себе поселок производит впечатление комплексного произведения декоративного искусства, — благодаря многочисленным скульптурам, выставленным прямо на улочках, причудливому дизайну построек в сочетании с искусно подобранными цветами и деревьями — этакий симбиоз японского сада камней с выставкой авангарда, но гораздо больше и разнообразнее.


Каждый житель Эйн-Хода должен быть деятелем искусств. Чтобы войти на равных правах в общину, нужно прожить здесь как минимум год — и лишь после этого можно стать соискателем статуса постоянного жителя, который утверждается на собрании совета посёлка. Но это сейчас. Раньше испытательный срок мог длиться гораздо дольше. Именно так, после 7 летнего проживания, стала в свое время полноправной жительницей Эйн-Хода мама Елены — скульптор Валентина Брусиловская.


«Это была ее мечта — сюда попасть, — вспоминает Елена. — Они здесь жили со своим другом 7 лет до того, как их приняли. Я похвастаюсь: ее скульптуры представляют Израиль и Таиландском национальном музее. Мама преподает здесь курс керамики, она сейчас на пенсии. Вся в искусстве. Делает выставки. Сейчас она в Берлине».


Как рассказала моя собеседница, чтобы оставаться членами общины, дети и внуки художников должны так же на деле подтвердить свое «богемное» происхождение: «Я, например, модельер, уже сделала две выставки. Ребенок мой дает здесь музыкальные концерты, и если он будет продолжать это делать, его тоже могут принять в общину».


На табличках домов в деревне можно прочитать фамилии выходцев из Америки и Аргентины, чисто израильские имена, а в последнее время стали появляться немало и русских имен. Эйн-Ход — популярный объект паломничества туристов. Бросается в глаза дом у разрушенной арабской мечети, владелец которого использовал развалины для постройки собственного выставочного зала. Сферическая крыша дома выложена витражами из цветного стекла, которое делают по соседству. Совсем рядом, на параллельной улице, в стекольной мастерской мастер покажет, как делают игрушки и украшения из стекла, а особо симпатичным посетителям даже даст попробовать самим выдуть что-либо. Нижняя часть деревни уже выстроена в стиле «модерн». Многие из этих домов представляют собой настоящие произведения архитектурного мастерства. А достойным завершением прогулки по поселку мастеров может быть обед в аргентинском ресторане «Донья Росса». Здесь вам подадут настоящее «асадо» — сочное мясо, на ребрышках, зажаренное на углях, и красное сухое вино знаменитых виноградников Галилеи.


XS
SM
MD
LG