Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Делегаты десятого Всемирного Русского народного собора примут Декларацию о правах и достоинстве человека


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Никита Татарский: Сегодня в Москве, как ожидается, будет одобрена декларация о правах и достоинстве человека, предложенная делегатами десятого Всемирного Русского народного собора. Инициатором принятия этого документа стало руководство Русской Православной церкви, которое в противовес, по его мнению, чуждой России Декларации прав человека предлагает принять собственную доктрину, закрепляющую приоритет идеологии над свободой личности. Вот как прокомментировал это предложение драматург Александр Гельман.



Александр Гельман: Права человека провозглашены более 50 лет назад, после победы над гитлеровским фашизмом. Они признаны сегодня во всем мире, и официально, и по существу, в том числе и странами, где доминирует православие. Концепция прав человека в сущности выработана, выпестована всей историей человечества. Права человека именно тем и замечательны, что вокруг них, как вокруг нравственного, планетарного срежня, объединяются разные национальные сообщества, верующие и атеисты. Почему они нуждаются в такой резкой ревизии, мне лично непонятно. Кроме того, у нас в стране так долго и так грубо нарушались права человека, в том числе и религиозные права верующих, что надо быть особенно осторожными и вдумчивыми, предлагая какие-либо крутые реформы концепции прав человека. Одно дело - разоблачать случаи использования прав человека в неблагодародных целях, и совсем другое дело - предлагать крутые изменения этой концепции. Мне кажется, что внезапное, резко, недостаточно обоснованное умаление, отрицание концепции прав человека вряд ли приведет к улучшению нравственной атмосферы в мире и у нас в стране.



Марьяна Торочешникова: Александр Исаакович, а как бы вы прокомментировали тезис о том, что в нынешнем виде, в котором существует декларация прав человека, она на первое место ставит личные интересы человека, то есть делает его эгоистом, в то время как, по мнению митрополита Кирилла, куда важнее думать об общественных интересах?



Александр Гельман: Не считаю, что соблюдение прав личности не соответствует общественным интересам любого общества. И как раз в нашей стране, где и права личности, и права общества так круто нарушались, не нам, я считаю, следует поднимать этот вопрос. Мы еще к свободе едва привыкаем, еще масса проблем с соблюдением элементарных прав, а мы уже в мировом масштабе предлагаем реформы концепции прав человека. Я был бы поосторожнее.


XS
SM
MD
LG