Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петр Вайль: "Церковь без покаяния"


Петр Вайль

Петр Вайль

Всемирный русский народный собор принял Декларацию о правах и достоинстве человека. Текст недлинный, внятный и вполне политкорректный. Если кто ожидал разгула клерикализма – ничего подобного. В наше время все – и светские, и церковные власти – научились облекать свои чаяния и намерения в дипломатическую оболочку, хорошо понимая, что деклараций никто не читает. Программные документы существуют для того, чтобы их по надобности выбрасывать в качестве козырей. Можно подумать, сталинская конституция была текстуально нехороша – то-то ее восторженно цитировали вроде бы неглупые западные интеллектуалы. Но их, западных интеллектуалов, "там не стояло" (по слову Ахматовой) – там, где эта конституция должна была действовать. А действовала – практика.

К практике ближе не принятая Собором декларация, а предшествующие ей выступления практиков – прежде всего, митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, главного идеолога Русской православной церкви. С первого взгляда может показаться, что тут ошибка: какая может быть еще идеология там, где есть Священное Писание? Тем не менее, то, о чем говорилось в Москве, явным образом противоречит краеугольным словам апостола Павла "несть ни эллина, ни иудея". Ставка вновь – в который уж раз в истории России – делается не на человека, без различия национальной и социальной принадлежности, а на общество. Интересы личности обязаны подчиняться общественным. Когда права человека превалируют над интересами общества, сказал митрополит Кирилл, "это стимулирует только эгоизм и индивидуализм".


Слов нет, эгоизм вещь раздражающая. Но, заметим – не угрожающая. По-настоящему страшна – толпа. Любая толпа, вооруженная любой идеологией – самой человеколюбивой. Вспомнить хоть крестовые походы во имя возвращения Гроба Господня. Объединенная толпа – нетерпима, точнее, становится нетерпимой неизбежно, как бы благостна ни была настроена первоначально. Это закон общественных больших чисел, никогда еще не нарушавшийся.


Западные установки на права человека не подходят России, - говорит митрополит Кирилл и другие выступавшие на Соборе. Вот и ядро для создания враждебной к внешнему миру толпы. Мотив старый: "У нас свой путь". Снова Россия в кольце врагов, снова вся порочность человеческая сосредоточена вовне. Своего покаяния как не было, так и нет.


Хуже всех – именно страны и общества иных изводов христианства: католические, протестантские. Они-то хуже любых язычников. Разумеется, на западном христианстве много грехов, но хорошо бы вспомнить, что эти церкви каялись и каются – и в тех же крестовых походах, и в преследовании евреев, и в трусливом молчании во времена нацизма. В чем и когда покаялась Русская православная церковь? И разве не в чем? Ну, например, в сотрудничестве – не сказать сильнее – с безбожной властью: начиная с 1924 года. Фактическое благословение массовых убийств сталинской эпохи – без покаяния. Позиция безнравственная, но логичная: ведь смычка церкви и государства продолжается, и сразу вслед за государством, которое объявило правозащитные организации враждебными и антипатриотичными, церковь объявляет порочной идею самих прав человека.


XS
SM
MD
LG