Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Англичане не употребляют слова «родина»


На конференции в Фабианском обществе со страстной речью об «английскости» выступил министр финансов Великобритании Гордон Браун

На конференции в Фабианском обществе со страстной речью об «английскости» выступил министр финансов Великобритании Гордон Браун

23 апреля в Англии празднуется День святого Георгия — небесного покровителя страны. В преддверии этой даты англичане обычно широко обсуждают свои традиционные национальные ценности и проблему патриотизма. В это время проходят бурные дебаты о понятии «английскости», которую многие считают синонимом патриотизма.


Недавно на конференции в знаменитом Фабианском обществе (Fabian Society) со страстной речью выступил министр финансов Великобритании Гордон Браун (Gordon Brown). Он заявил, что главный аспект, который поможет англичанам ответить на современные глобальные вызовы и решить многие свои социальные проблемы, — это чувство британской идентичности, другими словами — патриотизм. «Нам необходимо, — подчеркнул этот влиятельный политик, которого прочат в премьер-министры, — четко определить, что значит быть англичанином и понять, как мы определяем свою национальную идентичность в современном мире». Браун призвал к внесению в календарь особого Британского дня, в который вся страна могла бы прославлять уникальные британские ценности, основу которых составляют свобода, терпимость, дружелюбие и «честная игра».


Комментируя речь Брауна, обозреватель газеты The Times заметил, что не мог без смеха читать и саму речь, и отчет о дискуссии на эту тему в Фабианском обществе, назвав комичной идею патриотизма, как панацеи от современных глобальных вызовов. Надо сказать, что патриотическая риторика не свойственна англичанам. Традиционно патриотизм является частью их интимной, глубоко личной сферы и практически никогда открыто не обсуждается и не декларируется. Слова «родина» или даже «моя страна» здесь не услышишь. Обычно, говоря об Англии, англичане употребляют довольно отчужденное выражение «в этой стране». Критика английских традиций и установлений считается в Британии занятием вполне патриотичным.


Самое любопытное во всей этой проблеме, что идея опоры на традиционные английские ценности и патриотизм при решении внешних и внутренних проблем была высказана в Фабианском обществе, которое более ста лет проповедует постепенное реформирование современного капитализма и превращение его в социалистическое общество. Оно было основано в 1884 году горсткой английских интеллектуалов и названо по имени древнеримского полководца Фабия Максима, получившего прозвище Кунктатор (буквально Медлитель) за свою тактику медленного изматывания противника. Фабианское общество, которое проповедует не революцию, а эволюцию, влилось в лейбористскую партию после ее основания в 1900 году.


Понятие «английскости», которое постоянно всплывало во время дискуссии в Фабианском обществе, заинтересовало очень многих, особенно иммигрантов, которые стремятся интегрироваться в английское общество и английскую культуру. Большинство участников дискуссии посчитало его синонимом понятия «национальный характер». Но и английский национальный характер, особенно как его себе представляют за рубежом, оброс множеством мифических стереотипов.


Каковы же главные черты «английскости» и английского национального характера? На этот вопрос отвечает Кейт Фокс (Kate Fox), известный британский социолог и директор Социологического исследовательского центра в Оксфорде: «Ядром английского национального характера является то, что я называю социальной затрудненностью. Это понятие трудно перевести на русский, — впрочем, это уже ваша проблема. Этот термин я употребляю в качестве обобщающего названия всех наших хронических социальных комплексов. Думаю, что здесь лучше всего подходит слово "замкнутый". Впрочем, политически корректнее было бы сказать, что мы постоянно ощущаем социальную скованность, у нас отсутствует та спонтанная и непосредственная манера общения, которая естественна для других наций. Нам очень трудно дается вовлечение в теплый и откровенный контакт с другими людьми. У нас всегда при этом возникают трудности. Это выглядит, как почти клиническая комбинация аутизма и агорафобии, которыми страдает вся нация».


«К другим основополагающим чертам "английскости", — продолжает Кейт Фокс, — я бы отнесла существующий в нашей психике механизм преодоления этой социальной затрудненности и замкнутости, которыми мы страдаем. Одним из самых очевидных (а для иностранцев даже центральным в нашем национальном облике) механизмов является наше чувство юмора. Юмор, пожалуй, самое эффективное противоядие от нашей проблемы социальной замкнутости. Об английском чувстве юмора пишется и говорится много чепухи. Иногда даже раздаются голоса, что мы — нация, обладающая чуть ли не мировой монополией на юмор или, по крайней мере, на юмор высшего общества — своеобразную иронию, юмористические недомолвки и тому подобное. Это неправда. И у других народов есть развитое чувство юмора. Но различие заключается в том, что в других культурах юмор — это отдельная, не включенная в серьезные темы и проблемы часть разговора, тогда как у англичан юмор подспудно присутствует во всех их социальных контактах».


XS
SM
MD
LG