Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с экспертами о преступлениях на националистической почве



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие адвокат, представитель потерпевших на процессе Александра Копцева Виталий Хавкин, политолог, руководитель информационно-аналитической службы общественного движения «За права человека» Евгений Ихлов и доктор исторических наук, редактор антифашистского журнала «Барьер» Ирина Левинская.




Дмитрий Волчек: Главной темой дискуссий политологов и социологов на этой неделе после нападения на министра культуры Кабардино-Балкарии, продюсера НТВ в Москве и убийства африканского студента в Петербурге стали преступления на почве ксенофобии и расовой ненависти. О росте праворадикального экстремизма в России и о том, как его используют различные политические силы, мы будем сейчас говорить. Представлю наших гостей: адвокат, представитель потерпевших на процессе Александра Копцева Виталий Хавкин; политолог, руководитель информационно-аналитической службы общественного движения «За права человека» Евгений Ихлов и по телефону из Петербурга доктор исторических наук, редактор антифашистского журнала «Барьер» Ирина Левинская.


Корреспонденты нашей радиостанции провели несколько опросов на улицах российских городов о причинах роста националистических настроений в России. И суждения, которые высказали жители Петербурга, города, где произошли самые громкие, самые зверские преступления против иностранцев, существенно выделялись на общем фоне. Едва ли не все опрошенные говорили о том, что неофашистские настроения разжигают власти, и они же покрывают праворадикальные группировки. Причем говорили об этом, как о чем-то общеизвестном и само собой разумеющемся. Ирина Алексеевна, добрый вечер. Вам понятны истоки такой обывательской логики и готовы ли вы согласиться с участниками нашего опроса?



Ирина Левинская: Мне понятны истоки этой логики и я готова согласиться с участниками этого опроса. Дело в том, что в этой ситуации нужно разделять слова и дела. На словах и губернатор Петербурга, и другие высокостоящие чиновники все осуждают и возмущаются, но дела этому противоречат. Я могу это говорить с полной ответственностью, поскольку мне в течение последнего года приходится довольно часто быть экспертом по делам, которые пытаются возбудить по 282 статье – возбуждение национальной и расовой ненависти. Ко мне стекается довольно много материалов. Надо сказать, что количество газет националистических абсолютно зашкаливает, и все попытки, во всяком случае, очень многие попытки возбудить дела, натыкаются на нежелание прокуратуры решать эту проблему.



Дмитрий Волчек: Евгений Витальевич, добрый вечер. В своей статье, посвященной последним событиям, вы обращаетесь к эпохе Французской революции, пишете о так называемых «процессах-амальгамах» прокурора Фукье-Тенвиля. Расскажите, пожалуйста, чем продиктована такая ваша ассоциация?



Евгений Ихлов: Поводом к статье «Большая антифашистская амальгама», которая размещена на портале «Права человека в России», стали выступления на Х Русском соборе и выступления на «Эхо Москвы» госпожи Нарусовой, которая немедленно провела параллель между фашистами и Национал-большевистской партией, обвинила СПС в поддержке коммунистов и так далее. Я увидел очень четко, что раздувается кампания так называемого казенного антифашизма для того, чтобы замазать либералов и правозащитников фашизмом. Я очень четко вижу, как власти, с одной стороны, я бы сказал так, извините за грубость, крышуют самые крайние проявления шовинизма и ксенофобии, в том числе изо всех сил препятствуют привлечению к ответственности организаторов самой масштабной ксенофобной акции за последние десятилетия в России, я имею в виду так называемое письмо «пяти тысяч». И с другой стороны, крайне активно пиарят тему борьбы с фашизмом, при этом под фашизм поводятся любые противодействия режиму, даже либеральные.


Вот известно, что во времена Французской революции был изобретен метод обвинения «амальгама». Когда надо было обезглавить политического конкурента, на одну скамью подсудимых сажали домохозяйку, возмущенную ценами на хлеб, неудачливого генерала, либерального публициста или радикального публициста, еще кого-то, всех объявляли заговорщиками и обезглавливали. С тех пор повелся этот самый метод «амальгама», у нас он известен по сталинским процессам, начиная с процесса Промпартии.



Дмитрий Волчек: От процессов времен Французской революции перейдем к суду, который завершился в Москве на днях. Александр Копцев был приговорен к 13 годам лишения свободы за нападение на прихожан московской синагоги. Виталий Ильич, добрый вечер. Вы говорили, что процесс по делу Копцева был политизированным. Вы могли бы поделиться своими впечатлениями о той атмосфере, в которой проходил этот процесс?



Виталий Хавкин: Во-первых, процесс еще не закончен, в настоящее время подана жалоба кассационная от представителей потерпевших, в частности, от меня, на приговор состоявшийся, где мы просим отменить приговор в полном объеме. Правда, мы мотивировку чисто юридическую квалифицируем, хотя, с другой стороны, я абсолютно убежден, что процесс, в данном случае в конце его, в виде приговора был политизирован, и состоявшийся приговор абсолютно политизирован. В этом отношении могу сказать, что обстановка была крайне напряженная. Более того, она характеризовалась тем, что Копцев при всей его неадекватности происходящему в этом мире, достаточно четко добился своих целей, сам того не сознавая. И проявилось это в том, что проходящему одним из свидетелей и потерпевшему по делу раввину московской синагоги Когану вслед было брошено сторонниками Копцева: «Для вас холокост еще не закончен». Вот по этой одной только фразе, собственно, можно понять, в какой атмосфере проходил процесс.


В конце же самого процесса данной инстанции собрались достаточно большое количество его сторонников. Причем что удивительно, что они беспрепятственно проходят в зал суда, в храм правосудия, выкрикивая при этом абсолютно критические лозунги: «Саша, мы с тобой», «Саша, ты наш президент» и так далее.


Понимаете, в напуганном народном воображении произошла трансформация, то есть недосягаемые олигархи и террористы, о чем говорил, кстати говоря, сам Копцев в процессе, в своих показаниях, легко превратились в близких, доступных кавказцев, евреев, прочих инородцев. На вопрос, к Копцеву обращенный со стороны адвокатов: а почему ты не работал, почему ты не учился? - ответ был элементарно прост: а зачем учится, когда все места заняли евреи? То есть найден козел отпущения в виде тех, кто рядом находится, вот олигархи рядом, кавказцы рядом - вон на рынке они. Это с одной стороны – эта трансформация воображения.


А с другой стороны, такой популистский, будем говорить, национализм тихо-мирно, в тапочках, по образному выражению Алексея Германа, вслед за демократией подкрался в виде фашизма. Уместно вспомнить, кстати говоря, выражение, которое, наверное, мало кто помнит, Ильи Эренбурга в его знаменитом произведении «Люди. Годы. Жизнь», когда он сказал: «Среди 50 миллионов (тогда фигурировала цифра 50 миллионов погибших во Второй мировой войне) нет одной – фашизма. Он похандрил, поболел, но выжил». И самое страшное, с моей точки зрения, что он имеет место в нашей стране, в России. Поэтому я в своих интервью говорил, что среди потерпевших, тех 9 человек, на которых была произведена атака, если ее так можно назвать (извините за эмоциональное подчеркивание выражений, но вы должны понять мое состояние при воспоминании об этом, а я был через пять минут после совершившихся событий в буквальном смысле слова), я сказал, что одним из потерпевших является президент России Путин, который в день 60-летия освобождения Освенцима принес извинения о том, что в нашей стране, то есть в стране, им возглавляемой, имеют место быть корни этого фашизма, который постепенно, культивируется, окучивается властью, - между прочим и судебной властью, которая должна была применять самые строжайшие санкции, и самой высшей надзорной инстанцией, которой является прокуратура, должны были применяться самые жесточайшие санкции.


Безнаказанность приводит к тому, что сегодня у нас свободно на улицах разгуливают скинхеды, описывается в средствах массовой информации, в каких ботинках они ходят, как они избивают. Вчера был еще один случай: двух таджиков зверски избили в вагоне электрички, один из них умер. То есть избиваются по принципу одному-единственному - не наш, инородец. И вот эти скинхеды сегодня торжествуют. Это все в общей связи идет, и экономический фактор, дурацкая абсолютно иммиграционная политика, которая в определенной степени замазана на коррумпированности чиновничьего аппарата, о чем мы сейчас говорим, что делать с коррупцией. Что делать? Ничего не делать. Безнаказанность. Например, даже такой факт, как безнаказанность со стороны самой власти, когда представители власти, я имею в виду законодательной власти, заместитель председателя Государственной думы с экрана телевизора обзывает политического деятеля идиотом, добавляя при этом «полным идиотом».



Дмитрий Волчек: Виталий Ильич, Лукашенко в Белоруссии и не то говорил о своих оппонентах во время предвыборной кампании. Давайте дадим слово нашим слушателям. Вадим из Петербурга, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. На мой взгляд, нападения на инородцев все больше в последнее время стали носить явно провокационный характер, потому что разжигание этой истерии выгодно властям. В 2008 году нам могут сказать: если Путин уйдет от власти, к нам придут фашисты. В общем, выбирайте. Согласны ли вы со мной?



Евгений Ихлов: Я согласен с радиослушателем. Я публично говорил и публиковал то, что, например, Копцев - это может быть сам не осознающий того человек, который сыграл свою роль в том, чтобы в обществе нагнетался психоз. Я ответственно заявляю, что власть, судебная власть, исполнительная власть несет за это прямую ответственность по следующим параметрам. То, что говорил Копцев в суде в обоснование своих действий, полностью взято из письма «пяти тысяч», которое Басманным судом и Басманной прокуратурой под надзором Генеральной, не признаны преступными. Я повторяю очень четко, хочу быть всеми понятым. Власть поощряет управляемый ультра-шовинизм, в том числе через полностью контролируемые властью телеканалы, где мы видели потоки антигрузинской и антиукраинской пропаганды. Да, она не доходила до фашистского градуса, но общественное сознание, увидев, что позволяет себе телевидение, делает следующий шаг. Государство - это всегда главный педагог. Если общество, если народ, если люди видят, что можно позволять себе в отношении этнических и религиозных меньшинств, то люди всегда делают немного больше. Поэтому власть, доведя общество до четверть-фашистского состояния, уже не контролирует распространения фашизации дальше вглубь и вширь.


Может быть, это преследует цель решения проблемы 2008 года, может быть это преследует цель позиционирования власти как умеренно-правоконсервативной и для этого нужны фашисты. И те декларации, которые принимались на так называемом Русском народном соборе, это показывают. Это отказ от универсализма прав человека, это отказ от универсализма демократии. Для того чтобы это выглядело умеренным, для того, чтобы идеологи Московской патриархии смели сравнивать скинхедов, художников и правозащитников, должна быть реальная фашистская угроза, и она создается.


Никто никогда не убедит меня, что несколько кровавых фашистских нападений, идущих волной за несколько дней, не имеют общего корня, общего источника. На это намекнул, да простит меня Владимир Петрович Лукин за такую интерпретацию его взглядов, когда он в своем интервью в газете «Новые Известия» неделю назад сказал, что у скинхедов, у погромщиков надо отследить информационную и финансовую подпольную поддержку.


Я скажу одно слово: процесс над несчастным безумцем и преступником Копцевым должен был быть судом над антисемитизмом. Он не стал таковым, он реально стал судом над еврейством. То, что судья констатировал, что Копцев сам жертва антисемитизма, но одновременно вражды - уже противоречие. Судья отрицал существование в обществе вражды, националистической вражды, и одновременно счел, что Копцев стал сам жертвой этой вражды. Именно на этом и коренное внутреннее противоречие юридического решения суда.



Дмитрий Волчек: Ирина Алексеевна, антифашистский журнал «Барьер», который вы редактируете, возник еще в начале 90 годов, когда никаких скинхедов не было, зато были различные националистические группировки, подобные «Памяти». После августа 91 появилось немало публикаций о том, как в последние год существования СССР Комитет государственной безопасности курировал и даже напрямую создавал для разных целей такие праворадикальные организации. Вы изучали эту сторону дела? И можно ли сейчас говорить о том, что спецслужбы поддерживают или создают такие организации?



Ирина Левинская: Недостаточно информации, чтобы говорить, что это поддерживали спецслужбы, хотя это не исключено. Но вот то, чему я была сама свидетелем после событий августа 91 года. Я была в группе экспертов, которые обследовали литературу и пропагандистскую литературу, которая находилась в Смольном. Так вот, огромное количество антисемитской, националистической литературы находилось в Смольном, и у нас было очень сильное подозрение, что там же она и производилась, печаталась.


Все участники сегодняшней беседы – единомышленники, но в одном я хотела бы возразить. Одна фраза мне показалась немножко неточной, и я меньше всего в этой ситуации сочувствовала бы нашему президенту. Я начала с того, что, к сожалению, в нашем обществе слова расходятся с делами. И Путин мог как угодно выражать свои соболезнования и извинения перед еврейским народом, но вот вам реальность. В последнее время в Питере происходит одно за другим убийства, но уже даже не национальные, а на расовой почве. Год тому назад было привлечено внимание к «Библиотеке расовой мысли» – это огромная серия книг, в которую входят как сочинения отечественных расологов, так и перепечатка и переводы сочинений идеологов нацистского рейха. Литература эта продается в центральных магазинах, ее можно купить в Доме книги, то же самое происходит и в Москве, мы это проверяли. Это литература, которая прямо утверждает преимущество белой расы. Невероятно оскорбительна она по отношению к представителям монголоидной расы и это в стране, где половина, если не больше населения принадлежит к монголоидной расе. Чудовищно опасная литература. По этому поводу было сделано обращение в прокуратуру. Этого показалось мало, и было написано письмо, подписанное 23 уважаемыми людьми Санкт-Петербурга, это было открытое письмо президенту Путину. Никакого ответа, никакой реакции не последовало. Теперь мы видим реакцию - убийства.



Дмитрий Волчек: Звонок из Москвы. Петр, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. Когда мы обсуждаем судьбу Копцева, мы говорим – ну вот, джинн вышел из бутылки. Но почему-то никогда мы не задаемся вопросом, что же это за бутылка и кто, собственно говоря, ее изготовил? А ведь есть и персоналии, которые изготовили эту бутылку. Давайте откроем политологический словарь хотя бы за 93 год, возьмем там определение фашизма на полутора страницах. Я не буду называть процент из этого определения фашизма, под которое попадает наша новорожденная Россия. Она, к сожалению, в 91-93 году, это новое государство - новая Россия, получила родовую травму, сейчас она блуждает в треугольнике, если опять же взять политологический словарь. Этот треугольник называется охлократия, авторитаризм, и я не буду третий момент называть. Вот она блуждает в этом коридоре. Коль скоро так, то и явления будут соответствующие, общество будет соответствующим образом реагировать.



Дмитрий Волчек: Петр, я хочу, отталкиваясь от вашего высказывания, обратиться к Виталию Ильичу Хавкину, который единственный из присутствующих непосредственно видел Копцева и вынужден был общаться с ним. Так кто выпустил этого джинна из бутылки, кто его изготовил?



Виталий Ханкин: Я, во-первых, не думаю, что Копцев является джинном. Слишком общий этот джинн, я думаю, что в себя может впитать и депутата Государственной думы Крутова, который на сегодняшний день является апологетом того самого письма, под которым то ли пятьсот, то ли 15 тысяч подписалось. Этот джинн и в какой-то степени заместитель председателя Государственной думы господин Жириновский. Этот джинн - общество «Родина». Я его так называю по ассоциации с обществом «Память», я не могу назвать это сообщество партией, потому что тоже есть определение, что такое партия. Это в общем-то вот этот джинн. Джинн - это литература, которая находится на прилавках Государственной думы.


Я вообще не понимаю, это не доходит до логики очень большого количества людей. Я разговаривал с послом Израиля, до которого не доходит: как это так, на прилавках Государственной думы, высшего законодательного органа продается «Майн Кампф». То есть здесь можно говорить об общем моменте, который называется джинн. Копцев – это, с точки зрения этого джинна, только маленькая песчинка в этом джинне.


А вот что такое бутылка. А вот бутылка, я считаю, это та правоохранительная система, которая бездействует сознательно или бессознательно, это подлежит соответствующего характера анализу. Это власть, которая олицетворяет на сегодняшний день, с моей точки зрения, это движение, когда судебная, то есть отросток в виде судебной власти, если власть это общее понятие, то судебная власть, когда не может сделать вывод о том, что действия Копцева (это записано в законе, в статье 282) действия его, то есть просто действия на возбуждение ненависти, вражды и на унижения человеческого достоинства – это уже действия, это уже является квалифицирующим признаком преступления. Однако суд уходит от этого, говоря о том, что: вы знаете, в обществе нет у нас национальной вражды. Но в данном случае мне трудно обвинять конкретного судью, потому что мы знаем, что у нас, к сожалению, существует так называемое телефонное право, и голосовое право и так далее.


XS
SM
MD
LG