Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эффект лечебной косметики


Ольга Беклемищева: Сегодня мы говорим о лечебной косметике и тех результатах, которые можно достичь с ее помощью. И поговорим мы об этом в основном на примере кожи, нашего самого большого органа. Кожа нами часто воспринимается, как некий мешок, куда засунут наш основной организм. Но это не верно. Кроме ограничивающей функции, кожа также выполняет дыхательную, питательную и выделительную функции. Так что хорошее состояние кожи крайне важно. И чем мы ее мажем, как купаем - тоже очень важно. Сегодня в нашем разговоре принимает участие Александра Сергеевна Повалюхтна, врач-дерматолог, кандидат медицинских наук, представляющая наше старейшее лечебно-косметологическое учреждение - Институт красоты, и доктор биологических наук, врач-фармаколог-токсиколог Владимир Петрович Финник, заместитель генерального директора по науке компании “Лечение, Лекарство и Гигиена+”, которая разрабатывает и выпускает средства для лечебных ванн, средства для ухода за кожей, в том числе такие известные препараты, как бишофит, эмульсия для ванн по Залманову, хвойные бальзамы и другие. В нашем разговоре также примет участие наш постоянный медицинский эксперт профессор Даниил Борисович Голубев. И мы начинаем.


Итак, дамы и господа, я правильно перечислила все функции кожи? Может быть, что-то упустила?



Александра Повалюхтна: Можно сказать, что у кожи еще больше функций. Это настолько многофункциональный орган, что говорить об этом можно долго. И действительно, от того, как мы ухаживаем за ней, в общем-то, напрямую зависит какое-то состояние нашего здоровья. И, безусловно, внешний вид, для нашего психологического благополучия прежде всего, играет очень важную роль.



Владимир Финник: Для того, чтобы кожа была всегда в тонусе, наша компания разработала и разрабатывает многие препараты, которые используют, как известные компоненты, так и новые компоненты. Начнем, допустим, с «Соли древних морей»…



Ольга Беклемищева: Владимир Петрович, мы про препараты обязательно поговорим, это крайне интересно, но сейчас мы говорим именно о физиологических процессах. То есть кожа нам дана от рождения, в течение жизни с ней много чего происходит. И самое обидное, особенно для женщин, что в течение жизни она, ну, теряет внешний вид. Вот в чем физиологическая причина старения кожи?



Александра Повалюхтна: Состояние кожи запрограммировано генетически. К сожалению, у многих это старение вызвано не только генетикой, но и внешними воздействиями. Крайне негативно на коже сказывается избыток ультрафиолетового излучения…



Ольга Беклемищева: Загорать не надо?



Александра Повалюхтна: Загорать здорово, но правильно. И, к сожалению, не всем показано. Воздействие стресса. Крайне неблагоприятно воздействует окислительный стресс на кожу, курение, различные не очень наши хорошие привычки, вообще, наша жизнью… не всякая кожа это может выдержать. Мы стоим на страже.



Ольга Беклемищева: Владимир Петрович, насколько я понимаю, кроме тех заболеваний, которые мы неизбежно приобретаем в течение жизни, они тоже сказываются на коже, это и заболевания каких-то желез внутренних…



Владимир Финник: Да, это действительно так, потому что в организме все взаимосвязано. Если заболел палец, у нас за это отвечает какой-либо другой орган и рефлекторно отвечает кожа. Для того, чтобы у нас кожа работала благоприятно…



Ольга Беклемищева: Чтобы кожа работала хорошо, нужно лечить то, что у нас внутри.



Владимир Финник: Да, лечить внутри и снаружи. Для того, чтобы лечить снаружи, мы используем различные ванны - из морской соли, потом мы используем бишофит, новый препарат или препарат, который придумала природа. Затем используем разработки таких ученых, как Залманов, используем нефть нафталанскую. Вот эти препараты улучшают состояние кожи и улучшают общее состояние организма.



Ольга Беклемищева: Опосредованно, да?



Владимир Финник: Да, опосредованно.



Ольга Беклемищева: Но ведь то, что вы перечислили, это то, что входит в бальнеологические методы лечения, не правда ли?



Владимир Финник: Да.



Ольга Беклемищева: Александра Сергеевна, вы в Институте красоты ваннами пользуетесь или нет?



Александра Повалюхтна: Мы большое внимание уделяем физиотерапии как таковой, мы сотрудничаем с различными физиотерапевтическими учреждениями, на нашей базе мы можем много чего предложить пациентам. Но я хотела бы обратить внимание, что физиотерапия, как метод лечения, в косметологии очень важен, но помимо физиотерапии существует совершенно необходимые мероприятия для каждодневного ухода, для периодических процедур, без которых просто очень сложно поддержать свою молодость, свою красоту. И мне бы хотелось прежде всего поговорить о каждодневном уходе, о том, что необходимо знать как женщинам, так и мужчинам, потому что, к нашей большой радости, мужское население тоже стало обращать внимание на то, как оно выглядит, и это важно, ведь, в общем-то внешний вид – это, определенным образом, залог успеха. Это касается лидеров, политиков, бизнесменов. Первое впечатление важно, это было важно 100 лет назад, 500 лет назад, это будет важно сейчас и через 200 лет, и поэтому к нам приходят разные слои, разные пациенты. Мы стараемся помочь, именно делая упор на каждодневный уход, потому что хороший внешний вид – это большой труд.



Ольга Беклемищева: На самом деле вы совершенно правы, что хороший внешний вид – это большой труд. Я прошу прощения, просто к слову вспомнилось. Одна моя знакомая, которая была такой профессиональной фотомоделью, она сказала, что у нее 12-часовой рабочий день по уходу за собой. Далеко, к сожалению, не каждый может себе такое позволить. Но я думаю, что всем нам интересно прежде всего вот это самоощущение, что я в тонусе, что у меня все хорошо. И здесь, наверняка, важен комплекс того, как мы ухаживаем за собственной внешностью и как мы ухаживаем за внутренним состоянием, за тем, чтобы те болезни или те недоразумения, которые с нами проистекают, как можно быстрее изничтожались. Но вот я все-таки хочу вернуть вас к физиологии кожи. Почему? Потому что мне кажется, что слушатели не отдают себе отчета, насколько много кожа каждый день всасывает, насколько много она выделяет и насколько все это важно. Владимир Петрович, вы, кажется, говорили, что, вообще, кожа весит чуть ли не три килограмма.



Владимир Финник: Да, по литературным данным, она весит три килограмма. Ее площадь где-то два квадратных метра. Это хорошая машина, которая перерабатывает или выбрасывает все, что у нас в организме есть…



Ольга Беклемищева: Шлаки.



Владимир Финник: Да, все шлаки выходят через кожу. Но для того, чтобы ускорить выхождение этих шлаков, нужно обязательно какие-либо лекарственные препараты, косметические препараты. Если эти препараты будут дополнительно использоваться, значит, у нас эти шлаки будут выходить более интенсивно.



Ольга Беклемищева: А какие именно?



Владимир Финник: Вы знаете, наша компания разработала «Соль древних морей», она включает морские соли, вот эти морские соли заправлены йодобромными препаратами, потом хвойными препаратами, ромашкой, малиной, экстрактами из этих трав.



Ольга Беклемищева: А это, действительно, очень большая линейка. С одной стороны, соли, с другой стороны, травяные препараты. В чем разница? Почему нужно, чтобы было и то, и другое, и третье? И когда какие именно следует применять?



Владимир Финник: Дело в том, что если будем больше с разных сторон воздействовать на организм, мы получим эффект, намного больше, чем если будем только принимать ванны или только делать натирки или массажики. Это комплексное лечение благоприятнее воздействует на организм.



Ольга Беклемищева: Александра Сергеевна уже начала о том, как важен ежедневный уход, а Владимир Петрович подчеркнул, как важно держать выделительную функцию кожи в должном порядке при помощи ванн соответствующих лечебных. Давайте просто разобьем, скажем, пациентов на несколько больших групп. Ведь наверняка же разные подходы нужны к разному типу кожи, к разному возрасту. Вот, Александра Сергеевна, вы в Институте красоты на сколько градаций делите пациентов?



Александра Повалюхтна: Наверное, я бы разделила, если мы говорим об уходе за кожей, на несколько возрастных категорий, потому что это принципиально важно. И начинать нужно, наверное, даже с детей, потому что закладывается все с самой ранней юности - дети, подростки… Дети до 12 лет, с 12 до 18 лет, с 18 лет до 25, с 25 до 35, с 36 и дальше.



Ольга Беклемищева: То есть по 10 лет?



Александра Повалюхтна: Ну, приблизительно. Это очень относительные стандарты.



Ольга Беклемищева: А есть общий алгоритм вот этого перехода из одного возраста в другой? Ну, условно говоря, если маленький ребенок, то главное, там, вовремя его мыть, если побольше – то бороться с угрями.



Александра Повалюхтна: Если маленький ребенок, то, безусловно, очень важна чистота кожи и увлажнение ее. Увлажнение - потому что детская кожа очень чувствительная, она быстро, легко травмируется, и крайне важно это понимать. Почему детская кожа восприимчива к различным инфекциям, к различным вирусным заболеваниям? Они быстро проникают через малейшие раневые поверхности.



Ольга Беклемищева: Условно говоря, дети более тонкокожи.



Александра Повалюхтна: Более тонкокожи, совершенно верно. Основная группа основных наших пациентов, которые к нам обращаются, - это подростки с акне, с вульгарными угрями и женщины молодого возраста, которые хотят продлить этот молодой возраст внешне, и дамы, которым, может быть, даже после 40 лет, которые хотят заняться коррекцией уже непосредственно возрастных изменений, вернуть свою молодость, свою красоту и продлить ее.



Ольга Беклемищева: А насколько это возможно?



Александра Повалюхтна: Это возможно, это очень возможно. Это возможно настолько, что наши пациенты иногда сами даже не ожидают того эффекта достигнутого, который бывает. Единственное, о чем мне хочется сразу сказать: это невозможно достигнуть за один день. Очень многие дамы приходят и говорят: у нас через неделю какое-то важное мероприятие… Глубокие мимические морщины, кожа достаточно атрофична, тургор, эластичность снижена, совсем снижена... И невозможно за неделю взять и на 25 лет помолодеть. Это невозможно. То есть все-таки хочется, чтобы это были какие-то длительные процедуры, длительный уход и опять же я делаю упор на каждодневный, потому что мы не такие волшебники с волшебной палочкой, чтобы ею взмахнули, и человек моментально изменился. Мы делаем все, что возможно, и предлагаем именно адекватные процедуры, что важно, потому что сейчас огромное количество на рынке, и человеку непосвященному крайне сложно разобраться в том, что же нужно ему. И, естественно, когда 25-летней молодой женщине назначают какой-нибудь феноловый пилинг, то, на мой взгляд, это просто полное безобразие без отсутствия каких-либо показаний крайне важных. Поэтому все-таки начинать нужно с консультации и совершенно четкого определения, что человек хочет и что мы можем на это «хочет» ему предложить.



Ольга Беклемищева: То есть чудо имеет некие свои границы и это совершенно естественно, потому что мы, к сожалению не боги. Хорошо, но вот если, скажем, к вам пришел пациент, а вы видите, что проблемы с его кожей связаны с каким-то хроническим заболеванием. Что первично? Можно ли человеку с хроническим заболеванием улучшить внешний вид кожи или все-таки сначала нужно лечить хроническое заболевание?



Александра Повалюхтна: Можно и нужно. Зачастую хронические заболевания многие, не касающиеся непосредственно кожной патологии, лечатся все жизнь, то есть это его конституциональная особенность и это заболевание с ним по жизни. Это совсем не значит, что нужно всю жизнь лечить это заболевание и не смотреть на состояние своей кожи. Хотя непосредственно многие проблемы, связанные, скажем, с гиперпегментацией кожи, так называемые пигментные темные пятна, которые беспокоят многих, они зачастую непосредственно связаны с определенными эндокринными нарушениями или с приемами определенных препаратов внутрь, связанных с какими-то терапевтическими заболеваниями. Но это не значит, что мы не должны начинать какие-то отбеливающие процедуры или использовать кремы, различные лосьоны, различные другие косметические средства, которые способствуют нормализации процесса меланогенеза и избавления человека от этих неприятных пигментных пятен.



Ольга Беклемищева: Спасибо, доктор. Владимир Петрович, насколько я понимаю, вы сторонник комплексного подхода, то есть ваши средства прежде всего направлены на какую-то пограничную область между собственно лечением, таким терапевтическим, и косметическим уходом, то есть вы как-то занимаете такую среднюю нишу в выздоровлении.



Владимир Финник: Да, это, конечно, так. Но если рассматривать все вещества, которые нами производятся, надо обратить внимание, что некоторые из них могут воздействовать на весь организм. Например, ванны Залманова: за счет улучшения работы капиллярной сети происходит оздоровления организма. Если, допустим, нам надо лечить заболевания суставов, значит, надо подбирать совершенно другие препараты. Кроме того, если человек заболел где-то 20-30 лет назад и больше, сколько он живет, и мы будем надеяться, что обработал тем же бишофитом суставы, мы можем только временный эффект получить. А для того, чтобы получить такой постоянный и надежный эффект, нужно добавлять туда травы, потом принимать внутрь, возможно, даже тот же бишофит, который, как набор микро- и макроэлементов, тоже будет благоприятно воздействовать на организм.



Ольга Беклемищева: То есть вы тоже поддерживаете Александру Сергеевну в том, что нельзя за один раз кого-то вылечить?



Владимир Финник: Нет, конечно.



Ольга Беклемищева: Нужно длительное лечение.



Владимир Финник: Нужно длительное лечение.



Ольга Беклемищева: Вы все время говорите о Залманове. Я слышала о нем. По-моему, это очень интересный доктор. Я, к сведению наших слушателей, могу сказать, что, по-моему, это дореволюционный врач.



Владимир Финник: Да, дореволюционный. Когда произошла революция в России, Залманова посылал Ленин в Европу учиться лечить людей. Он назад не вернулся. Потом сделал клинику и успешно лечил не только, допустим, европейцев, но и азиатов лечил, из других государств к нему очень много приезжало людей на лечение.



Ольга Беклемищева: Причем, он зачинатель вот этого направления водолечения.



Владимир Финник: Это так. Дело в том, что он испытал всю физиотерапию, чтобы посмотреть, как будут реагировать капилляры, и нашел, что лучше всего реагируют капилляры на скипидар. Теперь уже это общепринято, что скипидар наиболее благоприятно действует на организм.



Ольга Беклемищева: Только не надо понимать так, что надо мазаться скипидаром…



Владимир Финник: Нет, залмановские ванны можно принимать в зависимости от того, что нам нужно. В одном случае мы принимаем при повышенном давлении, это желтая эмульсия Залманова, или же при пониженном давлении мы принимаем белую эмульсию. Эмульсия работает великолепно. Нужно от 10 до 15 ванн: у нас будет улучшение общего состояния, состояние кожи будет улучшаться. Сейчас разрабатывается усовершенствованный препарат Залманова, белая эмульсия. Он может транспортироваться в районы дальнего Севера без потери его биологической активности.



Ольга Беклемищева: Я могу сказать, что улучшил залмановские рецепты как раз доктор Финник. Ну, а мы продолжаем нашу тему. Итак, путей воздействия на кожу очень много, но, как уже справедливо заметила Александра Сергеевна, здесь нужно начинать с консультации с врачом, потому что иначе можно принести вред вместо пользы. И вот такую радиоконсультацию и начнем. Александра Сергеевна, вот вы говорили «ежедневный уход». Ежедневный уход – он для всех одним и тем же набором правил регулируется?



Александра Повалюхтна: Набором правил регулируется одним и тем же для всех.



Ольга Беклемищева: Какие это правила?



Александра Повалюхтна: Это очищение кожи, это увлажнение кожи, это питание кожи в зависимости от возрастных категорий, и, главное, начинать надо с определения параметров кожи, потому что человеку непосвященному крайне сложно разобраться – кожа жирная, сухая, нормальная, комбинированная. У нас в институте существуют определенные методики измерения физиологических параметров кожи, это достаточно быстрая процедура, не требующая каких-либо усилий со стороны обратившегося к нам пациента. Мне не очень нравится слово «пациент», когда речь идет об определении параметров кожи и ухода за ней, ну, женщина, мужчина, молодой человек. И уже непосредственно рассматривая конкретные параметры, мы назначаем соответствующие препараты, соответствующий внешний уход, соответствующие процедур, то есть то, что может осуществить каждый человек.



Ольга Беклемищева: Вот это увлажнение и питание должны быть в любом возрасте или все-таки есть какие-то счастливые возраста, которые сами по себе достаточно хорошо увлажнены и напитаны?



Александра Повалюхтна: После определенного возраста…



Ольга Беклемищева: Это какой?



Александра Повалюхтна: По последним данным, с 25-летнего возраста кожа начинает терять ту концентрацию веществ, необходимых для удержания влаги в коже и поэтому с 25-летнего возраста кожу нужно увлажнять обязательно.



Ольга Беклемищева: А какие это вещества, минералы?



Александра Повалюхтна: Прежде всего это гиалуроновая кислота, которую мы начинаем терять, за счет чего уходит наш тургор, эластичность, безусловно, это не только она, это сложно, сейчас не хотелось бы целую лекцию по поводу того, как функционирует наша кожа, читать, не думаю, что это будет очень интересно. Увлажнение – это обязательно, это основа, и питательные средства по уходу за кожей вокруг глаз, по уходу за кожей вокруг губ, по уходу за наиболее мимически подверженными участками нашей кожи.



Ольга Беклемищева: Можно сказать, что увлажнить надо те участки, которые подвергаются наибольшей нагрузке или это не обязательно – просто всю кожу увлажнить и ладно?



Александра Повалюхтна: Не то что - увлажнил и ладно, конечно. Это лицо, это тело, и все зависит еще от объективных каких-то ощущений человека.



Ольга Беклемищева: То есть человеку нужно прислушиваться к себе и понять, что, там, где сухо, нужно увлажнить, правильно?



Александра Повалюхтна: Там, где сухо, нужно увлажнять, совершенно верно.



Ольга Беклемищева: А теперь я спрошу нашего американского эксперта Даниила Борисовича Голубева. Есть ли в Америке какой-то специальный механизм контроля косметических средств?



Даниил Борисов: Примерно 40 лет тому назад «ЭфДиЭй» – Федеральное Агентство по контролю за пищевыми продуктами и лекарствами – выпустило специальное положение, в котором косметические средства определяются как «вещества, которые предназначены для нанесения на кожу, волосы и слизистые с целью их укрепления, очищения, придания приятного запаха, но без изменения их физиологии и структуры». Всё, что не подходит под это определение и может влиять на физиологию кожи, относится к лекарствам. Совершенно очевидно, что между этими двумя категориями – едва уловимая грань. Как можно, например, разгладить морщины, не вмешиваясь в физиологические процессы, которые в коже протекают? И, тем не менее, на этой «грани» в течение многих десятилетий успешно «балансирует» гигантский многомиллиардный бизнес производства и распространения косметических средств не только в Америке, но, по существу, по всему миру.



Ольга Беклемищева: И всё-таки, для того, чтобы начать производство и пустить в продажу некое новое косметическое средство, фирма должна получить какое-то разрешение?



Даниил Голубев: Формально – нет! Косметические средства «ЭфДиЭй» не тестирует, и ответственность за их качество и безопасность несёт производитель - и по существу, эта ответственность проявляется либо при подаче судебных исков, если они подаются потребителями, либо при возникновении внимания средств массовой информации к тому или иному препарату или фирме из-за большого числа побочных эффектов.


Но если то или иное средство оказывается в категории лекарств, то его и тестируют как лекарство, проверяя безопасность и выявляя эффективность. Эта процедура занимает несколько лет и стоит сотни тысяч долларов. В качестве примера такого рода можно привести «ботокс», используемый для разглаживая морщин, но являющийся настоящим лекарством, поскольку действующим началом в нём служит ботулинический токсин, который очень активно «вмешивается» в физиологию кожи, вызывая парез нервных волокон.



Ольга Беклемищева: Какие фирмы, выпускающие косметические средства наиболее популярны в США и какие ингредиенты косметических средств вызывают предпочтение потребителей?



Даниил Голубев: На этот вопрос и трудно, и – одновременно – легко ответить. Трудно - потому, что этих фирм – великое множество, а легко – из-за того, что, полагаю, все эти фирмы хорошо известны в России, поскольку все они являются транснациональными. Наверняка повсюду широко известны косметические средства таких фирм, как «Мэри Кэй», «Лорелл» (? – «Лореаль»), «Ланком» и многие другие. Назову, в частности, одну из старейших американских косметических фирм для женщин – «Авон». Она основана в 1880 году, в конце 50-х годов прошлого столетия стала транснациональной со штаб-квартирой в Великобритании, а в 1993 году открыла представительство в России. Сейчас её продукцию покупают в 120 странах.


В качестве ингредиентов косметических средств используются самые разнообразные природные ингредиенты, в частности, планктон, экстракт «гинко голоба», различные минералы, витамины и другие компоненты. Важно подчеркнуть, что, хотя «ЭфДиЭй» не контролирует косметические препараты, в штате этого могущественнейшего ведомства есть косметическое отделение, которое старается следить за деятельности этой отрасли. Так, в Америке неукоснительно соблюдается правило, чтобы на этикетках с соответствующими средствами был перечислен весь их состав - от воды до консерванта. «ЭфДиЭй» не требует, чтобы были указаны количественные соотношения этих ингредиентов, но перечень их всех без всякого исключения – обязателен. Вообще надо отметить, что все серьёзные фирмы очень дорожат своей деловой репутацией и вкладывают немалые средства в научную разработку и контрольные исследования безвредности препаратов. При этом, конечно, не забывается и конкурентоспособность, без которой немыслим ни один бизнес.



Ольга Беклемищева: А сейчас новости от Евгения Муслина.


По данным британской благотворительной организации «Спасение детей», у 9 миллионов юных африканцев матери погибли от СПИДа. «Поразительно, что деятели здравоохранения продолжают игнорировать ущерб, наносимый эпидемией СПИДа детям, - заявила Жасмин Уайтбред, руководящая этой организацией. - Пандемия СПИДа лишает миллионы детей нормального детства. Ухаживая за матерями, дети теряют возможность учиться и вынуждены работать, так как больные родители не в состоянии их содержать. Для помощи таким семьям необходимо, по крайней мере, 2 миллиарда долларов в год».


С просьбой выделить эту сумму организация «Спасение детей» обратилась к богатым странам «большой восьмерки», к Глобальному фонду борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, к Всемирному банку и к Европейской комиссии.


По данным Всемирной Организации Здравоохранения, в африканских странах южнее Сахары проживает всего 10% населения земного шара, но на них приходится 60% людей, больных СПИДом или инфицированных вирусом иммунодефицита. Сейчас в этих странах более 12 миллионов детей младше 15 лет лишились из-за СПИДа одного или обоих родителей. К 2010-му году эта цифра может вырасти до 18 миллионов.


Американские врачи проделали в Греции операцию, в ходе которой 67-летнему больному было впервые имплантировано искусственное сердце нового типа. В этом приборе, разработанном кардиологами из штата Юта и изготовленном калифорнийскими специалистами компании «Уорлд-харт», имеется только один подвижной элемент – ротативный насос, подвешенный в магнитном поле. Новое сердце, меньшее по размерам, чем все прежние модели, обещает при необходимости работать неограниченно долго и меньше способствовать тромбообразованию. Разработан также миниатюрный вариант, предназначенный для детей.


Ожидается, что клинические испытания нового прибора будут разрешены в США в начале будущего года. «А пока мы будем продолжать испытания в Европе, - сказал директор программы «Искусственное сердце» в штате Юта доктор Джеймс Лонг, возглавлявший группу хирургов, летавших оперировать в Грецию. - Ничего не поделаешь, европейские медицинские власти быстрее реагируют на все новое и более склонны к оправданному риску».


Греческий больной, которому сделали имплантацию, страдал смертельно опасной сердечной недостаточностью, но после операции почувствовал себя хорошо. Его сердце нуждалось во временной помощи, чтобы окрепнуть и начать работать самостоятельно.


Как заявил доктор Лонг, только в Америке насчитывается около 5 миллионов таких больных. 300 тысяч из них ежегодно гибнут, так как донорских сердец хватает только на две тысячи пересадок.


Первой работоспособной моделью искусственного сердца явилась модель «Джарвик-7», имплантированная в 1982г. в университетской больнице штата Юта больному Барни Кларку, который прожил с ней 112 дней.


Британские исследователи из Ливерпульского университета пришли к выводу, что женщины с асимметричной грудью подвергаются большему риску заболеть раком молочной железы. Изучив маммограмы нескольких сотен пациенток, они заключили, что относительный онкологический риск возрастает на 50% с каждыми ста миллилитрами разницы в объеме левой и правой груди.


Руководитель этого исследования, опубликованного в журнале «Онкология молочной железы», доктор Дайана Скатт предполагает, что такая закономерность, возможно, объясняется гормональными вариациями, возникающими в процессе развития женского организма.



Ольга Беклемищева: Мы возвращаемся к нашей теме. И, как иллюстрация, как справедливо заметила Александра Сергеевна, интереса мужчин к нашей теме, могу сказать, что первым до нас дозвонился Александр Иванович из Москвы.



Слушатель: У меня вопрос к остепененным участникам вашей беседы…



Ольга Беклемищева: Они оба остепененные.



Слушатель: Да-да. Особенно к тому, кто рекламирует препараты какой-то компании. Вы знаете, о каком питании, о каких питательных веществах, которые наносятся на кожу идет речь? Дело в том, что ороговевший эпидермис не подпускает… не проницаем для белков, жиров и углеводов. Даже добавление диметилсульфаксида и то может способствовать только проникновению низкомолекулярных субстанций. В этой рекламе меня всегда поражает разговор о кормлении кожи снаружи. Кожа кормится только из капиллярной сети, то есть изнутри.



Ольга Беклемищева: Спасибо Александр Иванович. Владимир Петрович, как вы считаете, можно кормить кожу снаружи?



Владимир Финник: Я ведь отметил, что если принимать скипидарные ванны, у нас скипидар действует на капиллярную сеть. Может быть, кожа получает рефлекторно вот эти белые высокоактивные вещества. Потом, если мы будем вводить в соли эфирные масла, они тоже будут влиять на состояние кожи. Это естественно.



Ольга Беклемищева: Ну и потом, чисто по-бытовому, вы наверняка пользуетесь различными мазями какими-то – финалгоном и прочими, вы заметили наверняка, что если помажете какое-то место мазью, то оно покраснеет. Что это значит? Это значит, капилляры в данном месте расширились, и питание кожи, естественно, увеличилось, насколько я понимаю.



Александра Повалюхтна: Безусловно, проблемы эпидермального барьера при использовании различных косметических средств существуют. Звонящий, безусловно, прав в том, что, к сожалению, не все, что нам хотелось бы доставить внутрь кожи, возможно именно вследствие этого барьера. Но, к счастью, рынок развивается, и современные косметические средства позволяют проникновению высокоактивных веществ в дерму. К сожалению, не все, что нам хотелось бы, но для этого существуют различные методики их введения, скажем, мезотерапия, к которой я отношусь очень положительно, и это решает проблему эпидермального барьера. Но мы не можем сказать, что мы не должны использовать косметические средства на кожу, наружную терапию при различных заболеваниях только потому, что эпидермальный барьер существует. Он существует, но не для всего того, что мы хотим донести.



Ольга Беклемищева: Ну а потом, барьеры существуют для того, чтобы их преодолевать. И следующий слушатель – Маргарита Александровна из Москвы.



Слушатель: У меня перед головы в основном и сбоку макушка очень чешутся, зудят, и потом брови, иногда правая, а левая большей частью, и потом еще у меня такая проблема: у меня сколько лет трескаются уголки губ, это такая мука. Одно время я аевит пила регулярно, потому что у меня со зрением плохо, я, вообще, сейчас первой группы стала инвалидом.



Ольга Беклемищева: Действительно, заеды – это очень важная проблема.



Александра Повалюхтна: Безусловно, заеды имеют различную природу – бывают и травматические, бывают инфекционные, с присоединением грибковой инфекции, и просто совершенно четко нужно дифференцировать. Я бы посоветовала все-таки обратиться к дерматологу для правильной диагностики, что же это такое все-таки. Потому что в настоящий момент существуют совершенно замечательные наружные средства лечебные, которые решают достаточно быстро эту проблему. То, что касается по первому вопросу, я не совсем поняла по поводу зудящих очагов в области головы. Опять же здесь нужно дифференцировать, поставить правильный диагноз, потому что то, о чем сказала Маргарита Александровна, может речь идти о нескольких дерматологических заболеваниях, которые нуждаются в совершенно разном лечении. И, безусловно, давать вот так, не видя, дерматологическую консультацию, с моей стороны, со стороны врача, крайне неправильно, потому что может даже пойти во вред, если это будет неправильный совет.



Ольга Беклемищева: Уважаемые слушатели, конечно, вся терапия должна начинаться с визита к врачу. Насколько я знаю, Владимир Петрович большой специалист по таким паллиативным методам, которые могли бы улучшить состояние, что не отменяет визита к врачу и правильного лечения. Вот травы какие?



Владимир Финник: Ну, вполне возможно, что хвойные бальзамы могут сработать при этом заболевании, а также есть препарат такой фитотон, который снимает зуд различной этиологии.



Ольга Беклемищева: То есть нужно лечить у доктора, а вот временно, для того, чтобы зуд не мучил, нужно пользоваться, насколько я понимаю, травами.



Александра Повалюхтна: По поводу аевита, я бы не рекомендовала принимать его длительно и бесконтрольно, потому что все, что связано с витаминами группы А, требует определенного ограничения. Они абсолютно необходимы, но здесь должен быть определенный временной промежуток и все-таки должны назначаться врачом.



Ольга Беклемищева: Сейчас в терапевтическом сообществе есть определенная настороженность по отношению к витамину А. К сожалению, выяснилось, что у него есть тератогенное действие. Конечно, в вашем возрасте это не актуально, но тем не менее осторожность должна быть. И витамин Е немножечко разочаровал физиотерапевтов, раньше мы больше надежды на него возлагали. Тем не менее, отвергая одни препараты, медицина придумывает другие, поэтому нужно все время консультироваться. Итак, следующий слушатель – это Георгий из Петербурга.



Слушатель: Насколько кожный покров имеет автономию? Дело в том, что, видимо, еще обмен веществ влияет. Например, у меня выступают эти, видимо, старческие такие коричневатые пятна на лбу, на висках. Я их вывожу эвкалиптовой настойкой, через несколько дней они пропадают, но опять-таки через несколько дней появляются снова. Как ваше мнение, в чем тут дело?



Александра Повалюхтна: Дело в том, что такие пятна, действительно, будут появляться, и нет какой-то панацеи, что мы сделали какую-то процедуру, их удалили или косметическими какими-то средствами избавились от них, и больше этого не будет никогда. Это не совсем так. Просто, если психологическая проблема велика, и хочется от этих пятен избавиться, опять же, это нужно делать постоянно, и обязательно… сейчас весна и это актуально, ультрафиолет начинает набирать вовсю свою мощь. Я не имею в виду только старческие лентиго, а просто пигментные пятна, которые беспокоят многих, если они приобретенные, если это не врожденная какая-то патология, то обязательно присутствие защитных средств, как профилактика.



Ольга Беклемищева: То есть улучшение состояния?



Александра Повалюхтна: Да. И периодическое, не могу сказать, что постоянное, к сожалению, это не всегда полезно, периодическое курсовое воздействие отбеливающих средств, но обязательно на фоне фотозащитных препаратов, когда весна…



Ольга Беклемищева: Или лето.



Александра Повалюхтна: Или в летний период. Весеннее солнце более активно.



Ольга Беклемищева: К сожалению, возрастная пигментация – вещь такая, которая будет уже довольно долго сопровождать нас, но можно ее косметически убирать. Следующий слушатель – это Зоя Васильевна из Москвы.



Слушатель: Я как раз продолжу эту же самую тему. У меня витилиго, которое появилось несколько лет тому назад. Эти белые пятна появляются только в начале весны и осенью они куда-то исчезают. Я никак с ними не борюсь, но хотелось бы узнать, возможно это, потому что это на лице?



Александра Повалюхтна: Дело в том, что насколько речь идет о витилиго, которое исчезает осенью… Может быть, здесь нет такого диагноза «витилиго», потому что все-таки депигментированные пятна – они достаточно стойкие, когда они появляются, исчезают они крайне редко, в общем-то, вам очень повезло, что они исчезают хотя бы на какое-то время. Я сомневаюсь, что это витилиго. Здесь различные есть варианты, все-таки нужно прийти на консультацию и обследование. Витилиго, как заболевание, все-таки относится к психосоматической патологии. Никто в мире пока не может исцелить, к сожалению, это заболевание, но существуют различные процедуры, различные мероприятия по остановке появления новых очагов, и крайне сложно подобрать терапию, чтобы уменьшить то, что мы уже имеем, но это возможно.



Ольга Беклемищева: Владимир Петрович, а вот какие-то паллиативные средства могли бы помочь этой женщине?



Владимир Финник: По литературным сведениям, хорошо в этом плане воздействуют на организм ароматические масла, но их надо, конечно, каждому больному подбирать индивидуально.



Ольга Беклемищева: Наверное, как раз психосоматика таким образом реагирует. И следующий слушатель – это Татьяна из Москвы.



Слушатель: Будьте добры, именно зимой у меня второй раз появилась проблема с кожей: на верхнем веке и чуть-чуть на скуле и щеке образовались белые пузырьки и потом корочка. Профессор-дерматолог из Короленко сказал, что это герпес и прописал зовиракс и ацикловир (?) вовнутрь где-то пять дней – неделю. Не помогло. Очень прошу вашего совета, какую еще можно мазь использовать? Я пока не была у профессора еще раз.



Ольга Беклемищева: Я хотела бы спросить у вас – не помогло, что вы имеете в виду?



Слушатель: Осталась корочка до сих пор и покраснение, и чешется.



Ольга Беклемищева: Вы можете прийти в нашу клинику на консультацию, чтобы посмотреть, потому что в принципе пузырьки с образованием корочки для герпеса характерны. При этом присутствуют определенные субъективные ощущения, зуд, жжение. Другое дело, что при лечении и без лечения эти вторичные высыпания проходят. Может остаться стойкая гиперемия, покраснение в этом месте, может остаться пигментированное пятно на какой-то достаточно длительный промежуток. Но в принципе пузырьки и корочки должны, если это герпес, уйти. Поэтому опять же нужно смотреть на то, что у вас сейчас есть для того, чтобы правильно назначить вам лечение.



Ольга Беклемищева: Да, Татьяна, очень трудно сказать вам, не видя вас, что же вам, собственно следует лечить, поэтому, конечно, сходите еще раз либо к своему профессору, либо к кому-то еще.



Александра Повалюхтна: В нашей клинике мы поможем вам с большим удовольствием, но надо, чтобы вы пришли.



Ольга Беклемищева: А, кроме того, герпес иногда лечится достаточно долго, если такая складывается ситуация. Следующий слушатель – это Нина из Москвы.



Слушатель: Насчет трещин, зуда на коже и так далее – это недостаток серы. Я совсем вылечилась от всего этого серносалициловой (?) мазью и внутрь серу, и все проходит.



Ольга Беклемищева: Спасибо за информацию, Нина, но я думаю, что вопрос несколько сложнее. Не правда ли, Владимир Петрович?



Владимир Финник: Да, я так тоже думаю, что надо поднимать иммунитет. Если будем поднимать иммунитет, тогда не будем болеть практически.



Александра Повалюхтна: Я хотела бы предостеречь всех слушателей, которых беспокоит зуд, чтобы они не стали сейчас сразу мазаться серносалициловыми мазями, потому что потом мы можем и не помочь, все-таки нужно разобраться, откуда этот зуд взялся, и иногда эта серносалициловая мазь будет противопоказанием для того, чтобы не обострить ситуацию. Поэтому я бы не стала так давать советы по поводу зуда.



Ольга Беклемищева: К сожалению, это общая ситуация: какому-то человеку что-то помогает, он совершенно искренне, с большой любовью к людям рассказывает, что мне помогла вот эта мазь или вот этот раствор, пожалуйста, все пользуйтесь. Но это неправильно, потому что, к сожалению, у всех свои, разные болячки. То, что помогло вашей соседке, вашему родственнику, далеко не обязательно, к сожалению, поможет вам, и это надо иметь в виду. Собственно говоря, врачи для этого и существуют. Следующий звонок – с Камчатки, звонит Максим.



Слушатель: Как образуются бородавки и цыпки и косметически их можно вылечить?



Александра Повалюхтна: Бородавки – это вирусное заболевание, вызывается определенными вирусами, проникают через трещины, через какую-то раневую поверхность чаще всего. Лечится достаточно эффективно. Если мы говорим о ладонно-подошвенных бородавках, то наименее травматичная, но, может быть, более длительная, чем электрокоагуляция или лазерное лечение, это криодеструкция жидким азотом. Лечение требует определенной длительности, определенной периодичности, но это наиболее надежное средство. Если мы говорим о бородавках на тыльных поверхностях кистей и подошв, то здесь можно прибегнуть к методу электрокоагуляции, это будет значительно быстрее. Единственное, от чего я вас хотела бы предостеречь, это от самолечения, особенно самолечения детей. Потому что иногда настолько жалко несчастного ребенка, у которого уже 50-60 бородавок, и вот его какая-нибудь бабушка лечила, а процедура достаточно болезненная. И когда их много и они уже глубокие, ребенок совершенно не понимает, зачем ему это все нужно. Вот я бы все-таки хотела предостеречь родителей от самолечения детей, самолечения бородавок.



Ольга Беклемищева: И следующий слушатель – это Нина Павловна из Химок.



Слушатель: Я звоню из-за своего внука. 15 лет мальчику; и возле глаза нарастает маленький… похоже, вроде жировик, это с моей точки зрения. Ходили к нашему лечащему детскому врачу. Она говорит: да, это жировик. Дома настаивают, чтобы убрал косметолог. Врач сомневается. Что вы скажете?



Александра Повалюхтна: Это исключительно наша патология, наша проблема. Мы это делаем хорошо, мы это делаем практически без видимых последствий потом. Очень много маленьких миллиумов (?), атером в области век образуется. Это исключительно косметологическая проблема. То, что домашние хотят, чтобы это убрал именно косметолог, это абсолютно правильно. Единственное, это должен быть врач-косметолог, потому что не все, как вы говорите, жировики можно убрать в обыкновенном салоне. Вот от этого я бы хотела предостеречь.



Ольга Беклемищева: И еще один слушатель – это Юлия Павловна из Москвы.



Слушатель: Доктор Залманов всегда считал себя учеником Себастьяна Кнейпа. Себастьян Кнейп – это баварский священник, который написал книгу «Мое водолечение». Это чудеснейшая книга, она должна быть настольной книгой в каждой семье. Это первое. Второе, вот эти пятна коричневые – это старческий гормон считается, поэтому старикам не надо с ним бороться, а как-то уже сродниться.



Ольга Беклемищева: Спасибо Юлия Павловна. Я бы хотела сказать, как раз возвращаясь к этой теме, по поводу Кнейпа я просто не знала.



Владимир Финник: Да, он заимствовал оттуда разработки и сделал разработки, которые немецкие ученые исследовали, и использовал это все для того, чтобы разработать методику применения скипидарных ванн для лечения людей. Дело в том, что он перепробовал разные физические факторы, но ничего у него не получалось. Когда он использовал скипидар, у него получилось, что эффект поразительный, и так он начал продолжать эти исследования.



Ольга Беклемищева: Только на самом деле это было определенным образом переработанный скипидар для того, чтобы снизить его токсическое действие.



Владимир Финник: Да, он сделал эмульсии скипидара, и скипидар потерял свою токсичность.



Ольга Беклемищева: А по поводу того, что нужно смириться с пигментными пятнами, я не согласна. А как вы, Александра Сергеевна?



Александра Повалюхтна: Совершенно не согласна. У меня очень много пациентов, которые приходят и говорят… Вот женщина, ей 65, 70 лет, старше. И она говорит: Александра Сергеевна, я не хочу быть только бабушкой, я хочу быть женщиной, я хочу быть моложе, я хочу себя комфортно ощущать, пожалуйста, уберите вот это, вот это. Если я ей скажу: да ну что вы, да ладно, да смиритесь, да вы бабушка, воспитывайте внуков. Ну, я не могу этого сделать, это просто безобразие. Мы можем это сделать, мы можем это держать в форме. И, естественно, если человек ощущает себя комфортно с присутствием старческих изменений, и ему это не доставляет каких-либо психологических неприятностей, то пусть он занимается какими-то другими проблемами, другими своими заболеваниями. Но если для человека это неприятно, если человек хочет выглядеть моложе, и мы можем ему в этом помочь, то мы просто должны это делать. И люди должны совершенно четко понимать, что сейчас появилось настолько много интереснейших антивозрастных методик, безопасных, проверенных, что просто грех этим не пользоваться.



Ольга Беклемищева: А насколько это все дорого стоит? Может случиться так, что у человека одно время есть деньги, а в другое – нет.



Александра Повалюхтна: Это очень хороший вопрос. Очень много пациентов спрашивают: вот мы сейчас будем делать, вот 10 лет мезотерапию, инъекции гиалуроновой кислоты, а потом мы не сможем. Ну и что? Зато мы замедлим процесс старения, и 10 лет человек будет выглядеть превосходно, а потом постепенно возраст будет брать свое, постепенно, но этот промежуток человек будет выглядеть замечательно, и не будет такого эффекта, что он перестал этим пользоваться – и резко постарел. Это неправда. Я хочу обратить внимание наших радиослушателей, чтобы люди не боялись заниматься собой. Это совсем не страшно, а очень даже приятно.



Ольга Беклемищева: Ну, вот на таком жизнерадостном призыве я бы и хотела завершить нашу передачу. Благодарю наших участников!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG