Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Головная боль


Ольга Беклемищева: Сегодня мы обсуждаем неврологические проблемы. У нас в студии два профессора кафедры неврологии Российского государственного медицинского университета Алексей Алексеевич Никонов и Гагик Норайрович Авакян. Я надеюсь, что это только начало целой серии рассказов о тех неврологических заболеваниях, которые так фатально снижают наше качество жизни. И начинаемы мы сегодня с головы. Головную боль (или боль, локализованную в районе головы) могут вызывать самые разные причины - нарушение сосудистого тонуса и в целом сосудистые заболевания головного мозга, воспаление тройничного нерва, повышенное внутричерепное давление, патология корешков спинномозговых нервов, интоксикация и так далее. Насколько продвинулась современная медицина в постижении причин и поиске лечения этих заболеваний, мы и постараемся сегодня рассказать. В нашем разговоре также примет участие американский эксперт профессор Даниил Борисович Голубев, и мы начинаем.


Алексей Алексеевич, боль, наверное, основной неврологический симптом. Вот голова действительно чаще всего болит у людей или это только мне кажется из-за особенностей моего телосложения, темперамента?



Алексей Никонов: Вы понимаете, головная боль - это один из признаков страдания нервной системы. Если мы разберем боль в целом, то она необходима человеку, так как она предупреждает о непорядках, о неладах в человеческом организме. Если судить о головной боли, я хотел бы сказать, что в классической неврологии это общемозговой синдром, то есть это свидетельствует о том, что страдает нервная система, но в то же время не говорит о том, что именно в нервной системе страдает. Головная боль может быть вызвана или страданиями поверхностной части головы, то есть это мышцы, это волосистая часть головы, это те нервные окончания, о которых вы говорили, которые очень богато представлены, это могут, в конце концов, страдать и костные структуры черепа, лицевого скелета, но в то же время целый ряд серьезных неврологических заболеваний дебютируют головной болью, и это свидетельствует о страдании непосредственно внутри черепного содержимого. Сам мозг безболезнен, там нет болевых рецепторов.



Ольга Беклемищева: Чему там болеть? - как в том анекдоте.



Алексей Никонов: Как в том анекдоте: чему там болеть, тут же кость. Кстати, кости болят. Вы вспомните различные...



Ольга Беклемищева: Вспомните хотя бы зубы.



Алексей Никонов: Зубы, раз. И, самое главное, если есть поражение синусов, которых масса в лицевом скелете, полостей, то знаменитые фронтиты, гаймориты тоже сопровождаются очень сильными головными болями, но их надо отличать. Я хочу сказать, что головная боль сама по себе, в общем-то, достаточно часто распространенный симптом.



Ольга Беклемищева: Я хотела как раз сейчас спросить Гагика Норайровича: это, вообще-то, очень распространенная вещь, да?



Гагик Авакян: Практически, особенно в развитых странах, говорят, даже до 90% периодически возникающих головных болей.



Ольга Беклемищева: Это потому что они такие развитые или потому что у них так развита медицинская статистика?



Гагик Авакян: Потому что они живут в городах, потому что есть фактор гипоксии, есть потребление избыточного количества алкоголя, подчеркиваю, многие курят, и за счет всех этих вредностей процент значительно выше, чем в сельских местностях.



Алексей Никонов: Я хотел бы добавить, что, наверное, здесь надо еще сказать о стрессе, об эмоциональном обеспечении стресса. Стресс сам по себе эмоциональный может тоже проявляться головной болью.



Ольга Беклемищева: А какова его причина? Почему он проявляется головной болью?



Гагик Авакян: Потому что стресс, в частности, повышает артериальное давление. Есть такие исследования, что при повышении систолического давления свыше 200 миллиметров ртутного столба в два раза чаще болит голова. При диастолическом, нижнем, повышении до 120-130 миллиметров ртутного столба – в три раза чаще бывает головная боль.



Ольга Беклемищева: То есть на самом деле голова очень чутко реагирует на каждые 10 миллиметров повышения давления?



Гагик Авакян: И повышения, и понижения, когда возникает гипоксия.



Ольга Беклемищева: То есть даже с пониженным давлением все равно будет болеть голова?



Алексей Никонов: Естественно. Поговорите с вашими знакомыми, которые не могут утром проснуться, у которых болит голова, но после чашечки кофе они приходят в себя. Я хочу сказать, что в принципе 90% головных болей так называемые сосудистые головные боли. Они возникают, исчезают. При нормализации режима, при нормализации питания, при нормальном уровне стресса, при нормальном уровне работы голова не болит. Голова болит и сигнализирует о каком-то состоянии нездоровья, то, о чем мы сейчас и говорим – снижение качества жизни.



Ольга Беклемищева: Если вы говорите, что 90% - это то, что называется, ничего страшного, то чем же отличаются остальные 10%?



Гагик Авакян: Нет, дело не в том, что ничего страшного. Есть понятие «острая хроническая боль». Нелеченная острая боль переходит в подострую, возникает хронизация боли, образуются очаги возбуждения в нервной системе, генераторы, которые уже от любых раздражителей – световых, звуковых, переутомления - приводят к взрыву в виде головной боли.



Ольга Беклемищева: То есть это как бы такая психологическая цепочка реакций?



Гагик Авакян: Определенная реакция. Боль имеет тенденцию к хронизации. И тогда тактика лечения абсолютно другая. Она требует обязательно врачебной помощи.



Ольга Беклемищева: Профессор Никонов, ну как мы тогда проведем границу – до какого момента с болью нужно справляться самостоятельно, подбирать себе чашечку кофе или немножечко пустырника, а когда уже надо идти к врачу?



Алексей Никонов: Вы знаете, сосудистые боли тоже снижают качество жизни, и 90% населения страдает, как говорит международная статистика. Но я хотел бы обратить внимание на то, что нужно здесь использовать принцип дополнения. Это принцип, который говорит о том, что моносимптом – головная боль – это одно, но, когда головная боль сочетается с такими грозными и неприятными симптомами для невролога и для любого врача, как головокружение, тошнота и тем более рвота, это уже повод для того, чтобы записаться на прием к неврологу. А если это сопровождается непривычным повышением, либо падением уровня артериального давления, то это уже повод для того, чтобы вызывать «скорую помощь».



Ольга Беклемищева: Вы перечислили несколько симптомов – тошнота, головная боль, рвота, изменение давления. Они должны именно в комплексе присутствовать для того, чтобы заставить человека насторожиться, или достаточно сочетания только двух, скажем, головная боль и головокружение?



Гагик Авакян: Есть диагноз мигрень. Он ставится, как минимум, после пяти пароксизмальных приступов боли в анамнезе, и дальше обязательно является или тошнота, или рвота, или светобоязнь.



Алексей Никонов: Двухфазность классическая.



Ольга Беклемищева: Что значит двухфазность?



Алексей Никонов: Гемикрания, читайте Булгакова.



Гагик Авакян: Гемикрания – это еще Гален во II веке нашей эры наблюдал, что именно при мигрени бывают односторонние боли, и это одно из важных проявлений мигрени.



Алексей Никонов: Мигрень проявляется вначале пульсирующей, резкой головной болью, прекрасно описана в «Мастере и Маргарите» у Булгакова, можно лекции студентам на этот счет читать…



Ольга Беклемищева: Ну, Булгаков и сам был доктором.



Алексей Никонов: Да. Но он был дерматовенерологом и не вполне успешным. Он состоялся, как писатель, но как врач он прекратил свою практику слишком рано. И я хочу сказать, что мигрень характеризуется двухфазностью. Сначала это пульсирующая головная боль в половине головы, а потом разлитая тупая. И самый интересный признак мигрени то, что человек на высоте головной боли, как правило, испытывает облегчение после рвоты, это естественная дегидратация, засыпает – и просыпается здоровым.



Гагик Авакян: И очень важный момент: для мигрени очень важным является наследственный фон. Есть такие наблюдения, что если болеют и отец, и мать, фактически передается этот фон сосудистой ранимости к внешним воздействиям в 90% случаев. Если только со стороны матери – до 70%, со стороны отца – порядка 30-50%.



Ольга Беклемищева: Да, мигрень – это колоссально интересная тема, но мы уже пытались немножко рассказать о ней нашим слушателям, а вот о такой важной стороне головных болей, как повышение внутричерепного давления мы еще не говорили. Вот вы сказали о том, что при мигрени начинается облегчение после того, как человека вырвет и уровень жидкости в организме понизится.



Алексей Никонов: Совершенно справедливо.



Ольга Беклемищева: Можно ли что-то сделать с повышенным внутричерепным давлением? Как-то его сбросить?



Алексей Никонов: Вы знаете, этот термин чисто медицинский, и распространение его в быту, с моей точки зрения, не оправдано широко.



Ольга Беклемищева: Но оно уже произошло.



Алексей Никонов: Да нет, нужно к этому достаточно критически подходить, потому что повышение внутричерепного давления в быту – это воспринимается как нечто страшное. После ряда исследований, которые не говорят об уровне внутричерепного давления, делают заключение сами пациенты зачастую о том, что у них повышено внутричерепное давление. Старые критерии – там, усиление пальцевидных вдавлений на рентгенограмме черепа, которые раньше трактовались, как признаки повышения внутричерепного давления, сейчас доказано, что это не всегда сопровождается повышением внутричерепного давления.



Ольга Беклемищева: Но изменение сосудов глазного дна – это, как правило, достаточно показательный признак.



Алексей Никонов: Изменение сосудов глазного дна? Вы понимаете, это тоже уже обследование при головной боли. При головной боли, если сосуды изменены, они только подтверждают то, что головная боль имеет место. Но самое главное, что при ряде головных болей сосудистое состояние глазного дна может быть нормальным. Вот в чем вопрос. И я хотел бы обратить внимание, еще раз вернувшись, на то, что головная боль есть признак целого поражения нервной системы. Ведь вы понимаете, я уже подчеркивал, что это проявление или инсульта, или опухоли, или травмы, или инфекции, или невроза.



Гагик Авакян: Или интоксикации, или воздействия угарного газа, к примеру, курения.



Ольга Беклемищева: Вы знаете, по поводу интоксикации как раз были самые основные отклики от наших слушателей в интернете. Я рада за людей, которые здоровы, тем не менее…



Гагик Авакян: Интоксикация, скажем, есть вредные привычки. Сразу, наверное, вопрос пойдет об употреблении алкоголя. Скажу, что определенные дозы алкоголя могут быть и полезными.



Алексей Никонов: Гагик Норайрович, извините, они не могут быть вредными, правильно сказать.



Гагик Авакян: Ну, есть такая доза 20 граммов в сутки чистого 96-градусного этилового спирта. Это фактически одна рюмочка хорошей водки, виски, но ни в коем случае красного вина для больных мигренью, именно больных мигренью (хотя красное вино имеет свои положительные свойства), ни в коем случае это не шампанское и не пиво. И целый ряд продуктов, кстати, - какао, шоколад, сардельки, яйцо и другие.



Алексей Никонов: Сыр.



Ольга Беклемищева: Гагик Норайрович, а почему эти продукты вызывают головную боль?



Гагик Авакян: Потому что целый ряд продуктов содержат тирамин. Это вещество усугубляет состояние при мигрени, одним из механизмов является недостаточность метаболизма моноаминов, недостаточность серотонина. Именно поэтому целый ряд продуктов нежелателен. Кстати, цитрусовые, кстати, и консервы, и острое.



Ольга Беклемищева: То есть человек может собственную головную боль еще и провоцировать различными нарушениями в диете. Но вот возвращаясь к внутричерепному давлению, почему меня это так интересуют? Дело в том, что часто встречаются жалобы у слушателей, когда они мне звонят вне передачи… А кроме того, я помню историю, когда я еще была очень маленькой, лежала в больнице, рядом со мной лежала девочка, у которой поставили этот диагноз, и она действительно себя очень плохо чувствовала, ее лечили постоянно какими-то снотворными препаратами. Мне всегда казалось это очень странным и непонятным: как можно давление внутри головы снизить при помощи, скажем, димедрола, который ей давали, и прочих снотворных. Профессор Никонов, вот сейчас что-то можно не оперативно решить, понизить уровень внутричерепного давления?



Алексей Никонов: Конечно. Если одна из задач нашей передачи – это донести новое, что получено, там, за последние 30-40 лет в нашей науке, то необходимо сказать, что все-таки повышение внутричерепного давления – это сочетание нескольких симптомов, проявляющихся той же головной болью, тошнотой, рвотой, в ряде случаев снижением памяти, интеллекта, судорожными припадками, тысячи вариантов есть. Но это не болезнь. Причина внутричерепного давления может быть самая различная – от той же мигрени, при которой на высоте приступа зафиксирован и объективизирован в магнитно-резонансных и других компьютерных методах исследования отек мозга, это может быть опухоль, это может быть инфекция, интоксикация. Тот же похмельный синдром, о котором говорил мой коллега, - это тот же самый отек мозга, то же самое повышение внутричерепного давления, раздражение рецепторов тройничного нерва на твердой мозговой оболочке, которая реализуется похмельным синдромом, который классически описан и в литературе медицинской, и в классической литературе.



Гагик Авакян: В частности, проявление вегетативно-сосудистой дистонии. Этот термин известен всем, это фактически лабильность сосудов, это спазм чрезмерный и чрезмерное расширение. Во всех случаях - и в первом, и во втором - имеет место раздражение рецепторов и может возникнуть боль.



Ольга Беклемищева: То есть правильно ли я понимаю, что вот это повышение давления внутри черепа или раздражение сосудов головы, головного мозга оно…



Гагик Авакян: Это реакция организма, оно может быть компенсаторным до поры до времени.



Ольга Беклемищева: Это некоторое проявление общего неблагополучия человека?



Гагик Авакян: Ну, необязательно. Это до определенных границ, также как и повышение артериального давления. Сразу нельзя его сбивать, потому что организм имеет систему регуляции. Любой тренированный спортсмен тоже при нагрузках может дать повышение давления, но это не значит…



Ольга Беклемищева: …что это гипертония.



Гагик Авакян: Да. Важно, насколько быстро восстанавливает организм свое состояние.



Ольга Беклемищева: А какие можно тогда поставить границы, что можно сказать по поводу головных болей. Условно говоря, если она через полчаса проходит, то, значит, вы здоровый человек или как?



Гагик Авакян: Если боль постоянная и регулярная, обязательно надо обращаться к врачу.



Ольга Беклемищева: Что значит постоянная?



Гагик Авакян: Постоянная если… бывают примеры по мигрени – это пять эпизодов приступов.



Ольга Беклемищева: Это сколько времени?



Гагик Авакян: Ну, в течение определенного времени, года–двух, это уже серьезный признак, который обязательно должен решать врач.



Алексей Никонов: Я хотел бы добавить, что головная боль – это грозный синдром, и, если она повторяется ежедневно на протяжении определенного времени, а именно в течение двух-трех недель, она становится постоянной, она нарастает по своей продолжительности в течение дня, по своей выраженности, интенсивности, если вы не можете объяснить причину своей головной боли ни тем, что вы не выспались, переутомились, тем, что у вас, извините, похмельный синдром, вы не можете объяснить эту головную боль колебанием артериального давления, необходимо срочно обратиться к врачу. И две позиции – это должен быть врач общего профиля, терапевт, который проведет первичное обследование, измерит уровень артериального давления, частоту сердечных сокращений, ритм, правильность их, и в дальнейшем невролог, который уточнит эту боль. Наверное, сейчас настало время сказать о том, что существенную роль в общем объеме медицинской помощи – внемозговые причины головной боли, то есть то, что связано со связками, с мышцами, с поверхностью головы, с теми же синусами, о которых я говорил.



Гагик Авакян: Здесь я скажу, что в более 50% случаев возникает головная боль напряжения. Она может быть при стрессах, переутомлениях и требует обязательного снятия мышечного напряжения. Возникает боль типа каски, сжатия, апоневроза сухожилий и состояния вот такого дискомфорта, очень часто имеет очень большую продолжительность – от 30-40 минут, часа до иногда 2-3 недель и более. Головная боль напряжения имеет такую длительность. Здесь обязательно нужно вмешательство врача, потому что одно из основных направлений – назначение антидепрессантов, противовоспалительных препаратов и снятие напряжения, в первую очередь, шейно-воротниковой зоны.



Ольга Беклемищева: А сам человек может?



Гагик Авакян: Человек тоже может. Он должен вести такой здоровый образ жизни: это аэробика, это тренировки, это отказ от вредных факторов, о которых мы говорили.



Алексей Никонов: Я хотел бы сказать, что в принципе головная боль имеет много методов лечения, но основных два – это либо лекарства, медикаменты, либо немедикаментозные методы лечения. И, наверное, в первую очередь, тот пациент, который еще не решил в силу ряда обстоятельств обратиться к врачу, должен обеспечить себе нормальный режим существования – нормальный сон, нормальное бодрствование, нормальную работу, нормальный отдых, нормальное питание. И если на этом фоне не проходит головная боль, то здесь ему надо просто бежать в поликлинику.



Ольга Беклемищева: И что это может быть в таком случае?



Алексей Никонов: В таком случае, если головная боль у вас проходит после того, как вы полежите час или два, это одна ситуация, но если она не проходит после отдыха, это совсем другая ситуация. Сейчас можно только рассуждать о том, что может послужить причиной головной боли, но диапазон здесь – от простой невротической реакции (вы перенервничали, вы переутомились, вы неадекватно отреагировали) до опухоли мозга. Вот вам диапазон.



Гагик Авакян: Да, головная боль с утра может говорить о том, что вы неправильно подобрали подушку или матрас - самое банальное, надо с этого начинать.



Ольга Беклемищева: Или неправильно подобрали очки.



Алексей Никонов: Или это первое проявление опухоли головного мозга – утренняя головная боль.



Гагик Авакян: Все не так просто.



Ольга Беклемищева: Я хотела бы сказать, что у нас пришли несколько вопросов на пейджер. В частности, чтобы закончить вопрос с мигренями, спрашивают: «Можно ли принимать теплые ванны во время приступов мигрени?»



Гагик Авакян: Во время приступов мигрени тепло – благо, скажем так, потому что иногда провоцирующим является холод: мороженое, которое пациент потребляет.



Алексей Никонов: Я хотел бы добавить, что если вы уверены в своем диагнозе, если вам диагностировали мигрень, тогда да – теплые ванны, стягивайте голову полотенцем, принимайте анальгетики. Но если то, что вы от нас сейчас услышали, с вами случилось впервые с жизни, наверное, с этой головной болью целесообразно вызвать «скорую помощь». Это может быть, я говорю о страшных вещах, и субарахноидальное кровоизлияние.



Ольга Беклемищева: Мы рассмотрели сосудистые причины головных болей. Но есть чисто неврологическая патология, я имею в виду невралгию тройничного нерва. Это тоже достаточно тяжелое заболевание. Люди, которые им страдают, говорят, что мало не покажется. Оно тоже описано в литературе, в частности, Чапеком, если вы помните, «Рассказы из одного и другого кармана». Гагик Норайрович, за последние 300 лет (в XVII веке же описано), продвинулась наука в понимании причин?



Гагик Авакян: Во-первых, невралгия тройничного нерва – это приступообразная боль, которая возникает на фоне раздражения ветвей тройничного нерва, и обычно речь идет о хронизации, я говорил, когда длительно боль невозможно купировать, или просто плохо купируется при неправильном назначении лечения, возникают генераторы центральной нервной системы, возбужденные нервные клетки, которые периодически разряжаются в виде приступа. Иногда это настолько часто, что интервала между приступами пациент практически не наблюдает и говорит о постоянности этой боли. Есть всегда запускающая точка, обычно…



Ольга Беклемищева: Так называемая тригерная?



Гагик Авакян: Тригерная запускающая точка, которую обычно нельзя трогать, потому что она усиливает приступы, эпицентр раздражения.



Ольга Беклемищева: Она на лице, ее можно нащупать, да?



Гагик Авакян: На лице, да. Болеют чаще женщины, обычно пожилого возраста. Причины могут быть разные. Здесь и стоматологическая патология, здесь может быть резкое снижение, истощение центральных противоболевых центров, это антинадструктивная система: организм сам борется с болью, вырабатывает морфиноподобные вещества. Кстати, бета-эндорфин, который был открыт, он в десятки раз сильнее морфия. И иногда надо дать организму возможность проявиться, не мешать бороться, но не в случаях невралгии тройничного нерва. Здесь назначаются правильные дозы и правильное подбираются так называемые антикомульсанты .



Ольга Беклемищева: До нас уже дозвонились слушатели. Первой позвонила Валерия из Московской области.



Слушатель: Извините ради Бога, я еще раз хочу возвратиться к мигрени. Мне 40 лет, страдаю с детства. Нужно ли, уважаемые профессора, купировать головную боль, то есть можно ли боль терпеть? Я потому что слышала, что отмирают клетки головного мозга. Чем это нужно делать? Потому что сейчас обилие разных лекарственных средств, спазмолитических, анальгетиков. Я это делаю спазмалгоном, но меня интересует факт – иногда боль проходит сама по себе, а иногда она не проходит даже после принятие препарата.



Алексей Никонов: Валерия, я могу сказать: а вы уверены в том, что вы страдаете мигренью? Когда вы последний раз были у врача? Самолечение достаточно опасно. И я хочу сказать, что сейчас в нашей практике и в мировой практике есть целый ряд пациентов, которые страдают той же самой мигренью на фоне длительного и массированного приема противомигренозных лекарств, то, о чем я говорил. Вам в ряде случаев помогает спазмалгон. А когда вы его пьете? Это вопросы к вашему лечащему неврологу. И я думаю, что самое справедливое будет учесть все те нюансы, все те пожелания, о которых мы говорили: постарайтесь выяснить для себя и прийти и сказать вашему лечащему врачу ту причину, в результате которой, как вы считаете, возникает ваша мигрень.



Ольга Беклемищева: Я еще раз дополню Алексея Алексеевича, скажу простыми словами: от лекарств клетки головного мозга не умирают.



Алексей Никонов: Это абсолютно правильно.



Ольга Беклемищева: Но очень серьезно снижается чувствительность к препаратам, если они неправильно подобраны, подбирать препараты обязательно нужно только вместе со своим врачом.



Гагик Авакян: Обязательно. Очень важным является доза препарата и когда вы его назначили, кратность назначения, потому что в крови должна накопиться определенная концентрация препарата.



Ольга Беклемищева: Тем более, что если вы принимаете тот же самый анальгетик во время высоты приступа, он не подействует, он просто не всосется.



Алексей Никонов: И еще один маленький нюанс: если вы принимаете лекарство, когда… Если у вас есть предвестники мигрени, вот именно в этот краткий период вы примете кофеиносодержащие препараты, приступ купируется, но если вы их примете через полчаса, приступ никак не отреагирует на прием лекарства, важно время приема.



Гагик Авакян: И важен препарат, правильно назначенный. Есть препарат из спорыньи, есть агонисты и серотонины, есть дистероидные препараты, но самолечением нельзя заниматься.



Ольга Беклемищева: До нас дозвонился Сергей Львович из Москвы.



Слушатель: Я работал рентгенологом в седьмой городской больнице. У моей жены сухой отит и на фоне этого сухого отита постоянные головные боли, типа внутричерепной гипертензии. Может ли сухой отит провоцировать такие боли?



Алексей Никонов: Уважаемый Сергей Львович, вы – наш коллега, я думаю, что уж кому, как ни вам, обследовать свою супругу у ваших коллег, у врачей. Сухой отит и внутричерепная гипертензия - ну, вы знаете, это достаточно разные вещи, хотя сочетания у каждого человека могут быть достаточно разнообразными и причудливыми, это консультация, в первую очередь, ЛОР-врача, во вторую очередь – невролога: а есть ли внутричерепная гипертензия или, может быть, это неврит заушного нерва?



Ольга Беклемищева: Вы знаете, я думаю, что сейчас мы просто ответим, наверное, многим сразу, если расскажем вот эту цепочку действий: как нужно действовать рядовому больному, который озаботился тем, что у него с головными болями, куда он должен пойти, если его не удовлетворяет ответ в том месте, куда он пошел, куда он должен обратиться далее?



Алексей Никонов: Оля, мы в силу своих профессиональных привязанностей уже по 20 с лишним лет занимаемся усовершенствованием врачей на нашем факультете усовершенствования врачей.



Ольга Беклемищева: Вот кому, как ни вам, рассказать, как их расставили.



Алексей Никонов: И читаем лекции по всем регионам России, поверьте. И везде есть очень стройная система под эгидой Общества неврологов России. И при советской власти, и тем более сейчас есть поликлиника, есть невропатолог, в большинстве случаев есть межрайонные консультативно-диагностические центры.



Ольга Беклемищева: Для Москвы это окружные.



Алексей Никонов: Для Москвы окружные. И при этих центрах в каждом районе Москвы (и я могу перечислить добрых два десятка регионов, где такая же система внедрена в жизнь и работает) есть кабинеты сосудистой патологии головного мозга, там, где занимаются судорожными, пароксизмальными состояниями, эпилепсией. И, наверное, целесообразно обратиться к специалисту-неврологу. Если профессионал-невролог не может ответить на вопрос после определенного обследования, при каждом таком центре существует штат консультантов. Как правило, это самые опытные неврологи города, района, области. Если и этого недостаточно, существуют областные больницы, существуют профессорские консультации. Это до сих пор существует.



Ольга Беклемищева: Алексей Алексеевич, а вы консультируете, как профессор?



Алексей Никонов: Да, конечно.



Ольга Беклемищева: В таких окружных центрах?



Алексей Никонов: Да, Калужская губерния, пожалуйста. Я шестого числа буду в областной больнице.



Ольга Беклемищева: Гагик Норайрович?



Гагик Авакян: Во всех специализированных кабинетах работают наши сотрудники, наши ученики. И при необходимости мы включаемся в эту консультативную работу.



Ольга Беклемищева: То есть, уважаемые слушатели, у вас есть право прийти к вышестоящему врачу…



Алексей Никонов: Я хочу сказать, что в любом регионе есть система консультантов, это самый опытный невролог – заведующий ли отделением, главный ли специалист внештатный по неврологии, но при необходимости любой врач туда пошлет. А минимальный объем обследований, который, как правило, назначается, это терапевт, ЛОР, это невролог. Невролог уже решает, делать ли эхоэнцефалоскопию, электроэнцефалографию или компьютерную томографию. Самим определять, что нужно вам для определения причины вашей головной боли, бессмысленно. Ряд исследований очень дорогостоящие, и, оказывается, что в ряде случаев они просто не нужны.



Ольга Беклемищева: А сейчас новости от Евгения Муслина.


Американские генетики из Питтсбургского университета и университета Миссури-Коламбия ввели в клетки свиней генетический материал, обеспечивающий синтез кардиологически полезных жирных кислот типа омега-3, улучшающих сердечную функцию и снижающих риск сердечных болезней у человека. Сейчас источниками таких кислот служат лишь диетические пищевые добавки и мясо некоторых рыб.


Сначала исследователи ввели в свиные клетки дополнительный ген, а затем с помощью клонирования получили из них эмбриональные клетки, которые были имплантированы в матку обычных свиней. Как показал анализ, в мясе родившихся после этого поросят существенно повысилось содержание полезных жирных кислот типа омега-3 и снизилось содержание нежелательных кислот типа омега-6. Общее содержание жиров осталось прежним.


«Генетически модифицированные свиньи станут важным дополнительным источником кислот омега-3 в нашей диете, а также явятся идеальной моделью для изучения сердечных болезней», - говорит ведущий исследователь из Питтсбургского университета доктор Йифан Дай.


Избыток кислот омега-6 медики считают главной причиной ожирения и сердечных болезней – основной причиной смертности в развитых странах.


В работе со свиньями исследователи использовали ту же технологию, которая применялась ранее для получения мышей с повышенным содержанием кислот омега-3. Другие группы ученых пытаются сейчас вывести породы рыб, кур и коров с высоким содержанием полезных жирных кислот.


Исследователи из Вашингтонского университета разработали новый медикаментозный метод лечения юношеского диабета, или, как его еще называют, «диабета первого типа». Новый метод был успешно подтвержден на мышах.


В работе, опубликованной в американском журнале «Сайенс» («Наука»), исследователи показали, что мышей после их заболевания диабетом можно в течение некоторого отрезка времени вылечить от этой неизлечимой сегодня болезни лекарствами. Эти лекарства полностью предотвращают атаки иммунной системы организма на инсулин-производящие клетки поджелудочной железы.


«Такое же «окно излечимости», - говорит руководитель исследования иммунолог Эмиль Юнаню, - существует и у людей». Их тоже можно быстро вылечить от диабета недорогим набором лекарств.


По данным американских специалистов, юношеским диабетом только в США болеют 3 миллиона человек. При этой болезни Т-клетки иммунной системы поражают инсулинпроизводящие клетки поджелудочной железы, контролирующие уровень сахара в крови.


Простой и дешевый медикаментозный метод радикального лечения юношеского диабета – хорошая альтернатива сложной трансплантации больным здоровых клеток поджелудочной железы. Тем более, что после такой экспериментальной терапии, испытанной пока лишь на пятистах пациентах, требуется еще длительный курс лекарственного лечения.


Высокий уровень шума дома или на работе повышает опасность сердечных приступов и инфарктов. К такому выводу пришел германский исследователь доктор Штефан Виллих и его коллеги из Берлинского медицинского центра. Собранная ими статистика, например, показала, что проживание в квартире на шумной городской улице с интенсивным движением повышает опасность инфаркта на 46% по сравнению с жизнью в более спокойном районе. Причем такое повышение относится и к людям, имеющим и такие дополнительные факторы риска, как курение, ожирение и плохую кардиологическую наследственность. Дело в том, что шум вызывает резкие всплески кровяного давления и сердечного ритма, а также приводит к неблагоприятным гормональным изменениям в организме. Все это нарушает нормальную работу сердечно-сосудистой системы.


Исследование, о котором идет речь, основано на изучении историй болезни более четырех тысяч мужчин и женщин в возрасте 50-60 лет, лечившихся после сердечного приступа в берлинских больницах.



Ольга Беклемищева : Сейчас я бы сейчас хотела спросить нашего американского эксперта профессора Голубева. Дело в том, что компьютерная томография была, как метод, по-моему, изобретена в США. Не так ли, Даниил Борисович?



Даниил Голубев: Считается, что теоретические основы компьютерной томографии были разработаны доктором Алланом МасКормаком в Университете Тафта в США в 1962 году, а применительно к практике, как метод послойной диагностики, решающую роль в развитии этой техники сыграл сотрудник центральной научной лаборатории в Лондоне доктор Годфри Хаунсфилд в 1971 году. В 1979 году оба этих учёных были удостоены Нобелевской премии в области физиологии и медицины. В решении Каролинского медицинского королевского института Швеции говорится, что учёные награждены за создание метода компьютерной томографии.


Это открытие дало толчок к развитию всех цифровых послойных методов исследования: магнитно-резонансной томографии, однофотонной эмиссионной компьютерной томографии, позитронно-эмиссионной компьютерной томографии, цифровой рентгенографии.


Первые томографы были предназначены только для исследования головного мозга. Однако быстрое развитие вычислительной техники позволили к 1976 году создать томограф для исследования тела. В настоящее время в мире установлено и активно эксплуатируется более 40 000 компьютерных томографов.



Ольга Беклемищева: Для диагностики каких заболеваний используется в США компьютерная томография?



Даниил Голубев: Компьютерная томография в США на сегодняшний день – стандартный ведущий метод диагностики многих заболеваний легких, средостения, печени, почек, поджелудочной железы, надпочечников, аорты и легочной артерии, позвоночника и ряда других органов.


Магнитно-резонансная томография стала методом выбора при обследовании неврологических больных , что связано с возможностью четкой визуализации всех анатомических структур центральной нервной системы, высокой дифференции опухолевого процесса с определением его локализации, истинных размеров, зоны перифокального отека, наличия масс-эффекта. Особо важное, можно сказать, решающее значение имеет этот метод для выявления метастазов в головном мозгу при различных формах злокачественных новообразований во внутренних органах, особенно при раке лёгких. Магнитно-резонансная томография зарекомендовала себя как метод практически 100% диагностики при дегенеративно-дистрофических процессах в межпозвонковых дисках, травмах позвоночника, поражения спинного мозга.



Ольга Беклемищева: Как оценивают американские врачи степень безвредности компьютерной томографии?



Даниил Голубев: Неоднозначно. С одной стороны, широко пропагандируется мнение о том, что при этом исследовании организм получает незначительную лучевую нагрузку, сравнимую с лучевой, получаемой на пляже, и что эта нагрузка компенсируется большим объемом важной ранней диагностической информацией. Считается также, что магнитно-резонансная томография, не связанная с рентгеновским излучением совершенно безвредна, поскольку в её основе лежит принцип магнитного резонанса ядер атомов водорода (протонов).


С другой стороны, существует мнение весьма авторитетных специалистов, в частности, врачей медицинского центра при Колумбийском университете в Нью-Йорке, что делать компьютерную томографию здоровым людям без конкретных показаний, так сказать, «на всякий случай», не стоит. Для здоровых людей потенциальный ущерб от подобного обследования превышает пользу. Абсолютным показанием к проведению такого рода обследования являются некие симптомы, и целью исследования является выявление признаков заболевания, в частности, опухолей и сердечных заболеваний на начальной стадии.



Ольга Беклемищева: Это к вопросу о том, о чем говорил профессор Никонов, что компьютерная томография периодически действительно совершенно необходимый диагностический метод исследования при головных болях, особенно если что-то подозревается тяжелое и опасное. Не так ли, Алексей Алексеевич?



Алексей Никонов: Я с этим полностью согласен. И если раньше в минимум обследования входила рентгенография черепа, то сейчас входит компьютерная томография. И она сейчас широко доступна. В любом регионе есть 2-3, а то и более и компьютерных томографов, и магнитно-резонансных. В Москве их количество уже измеряется десятками.



Ольга Беклемищева: Но, опять же, это достаточно дорого для того, чтобы проходить ее «на всякий случай».


И сейчас у нас следующий слушатель на проводе. Это Евгения Ивановна из Москвы.



Слушатель: У меня не очень сильная головная боль, но сильное головокружение. Давление нормальное. Кавинтон и сугерон не помогают.



Алексей Никонов: Головокружение, как и головная боль, относится к неспецифическим симптомам поражения нервной системы, к так называемым общемозговым. Евгения Ивановна, если вам не помогают те лекарства, которые вы назвали, я хотел бы вам посоветовать такую вещь: сходите в поликлинику к ухогорлоносу и спросите, нет ли у вас евстахиита, нет ли у вас хронического насморка, нет ли какой-то патологии со стороны ЛОР-органов. Ведь головокружение, как симптом, конечно, может быть проявлением разных заболеваний, но наиболее часто это патология ЛОР-органов. И уж если это не поможет, то наверняка вам и невролог, и ухогорлонос посоветуют целый ряд лекарственных препаратов, которые являются неспецифическими, и которые помогут устранить причину, которые устранят проявления головокружения. Но до того, как вы не найдете причину вашего головокружения, просто так, не дифференцированно устранять проявления - это достаточно ответственно.



Ольга Беклемищева: И от себя хочу еще раз напомнить: головокружения у пожилых людей, к сожалению, могут привести к падению и в том числе к травмам тазобедренных суставов. Нынешние ортопеды-травматологи для пожилых людей в случае головокружения рекомендуют немедленно занять либо сидячее положение, либо даже встать на четвереньки, потому что при серьезном возрасте головокружение нельзя переносить на ногах. Но это я просто в целях безопасности…



Алексей Никонов: Я хочу сказать, что не только травмы тазобедренного сустава. Если человек упадет с высоты собственного роста, он может и затылочную кость сломать, и получить серьезную травму головного мозга.



Ольга Беклемищева: Тем более. И следующий слушатель – это Владимир Алексеевич из Москвы.



Слушатель: Я хочу прочесть чуть-чуть веселое. Я в своем дневнике записал про семью, вы дальше поймете:


Дома мальчики сидели


При безделье, не при деле,


Ели, пили и гуляли,


Забавлялись, долго спали,


А еще на всех ворчали,


И незанятую лень переделали в мигрень.


Вы согласны, что иногда мигрень может быть от безделья?



Гагик Авакян: Мигрень выходного дня, когда человек переспал, когда человек недоспал - ну, здесь все зависит от состояния, от фона, от конкретной ситуации. Это не от безделья. В основе этого заболевания очень часто лежит сосудистая недостаточность, которая передается по наследству.



Ольга Беклемищева: Следующий слушатель – это Владимир Иванович из Петербурга.



Слушатель: Примерно лет 45 назад у меня было воспаление тройничного нерва. Это дикая боль, это невозможно, это лез на стенку.



Ольга Беклемищева: Мы вам сочувствуем.



Слушатель: После футбола я не очень хорошо протер голову, ну, молодой, 15 лет, и застудил. Единственное лекарство, которое всем советую, кто попадает в такую неприятнейшую ситуацию, финлепсин. Буквально где-то четыре таблетки - и я поправился.



Гагик Авакян: Я сразу скажу, потому что это мне особенно близко, финлепсин из группы карбамазепинов - сейчас 25 разновидностей его только по Москве. Если вы назначили самолечение финлепсином и не подобрали правильно дозу, вы можете получить просто лекарственное отравление и побочные эффекты.



Ольга Беклемищева: Он не очень безобиден, насколько я понимаю?



Алексей Никонов: Вы понимаете, я хочу процитировать Евгения Ивановича Чазова о том, что если есть возможность не назначать таблетку, ее никогда назначать не надо, ведь всякое лекарство есть яд и всякий яд есть лекарство, разница только в дозе. Тот же карбамазепин, действительно, есть целый спектр этих препаратов, но его необходимо применять только по назначению врача и только под наблюдением. Каждые три месяца, почитайте инструкцию, необходимо контролировать определенные биохимические параметры крови.



Ольга Беклемищева: Иначе можно посадить печень, насколько я понимаю?



Алексей Никонов: Не только. Легкие.



Гагик Авакян: Образуются специальные рецепторы, и они уже работают в определенном режиме, и любой другой препарат из этой группы или из другой уже вызывает определенные другие побочные эффекты.



Алексей Никонов: Я знаю, что карбамазепины во всем мире имеют длительную историю, их люди принимают десятилетиями и, действительно, они становятся полностью социально сохранными, они имеют нормальное качество жизни при приеме очень больших доз карбамазепинов. Но в том-то и состоит назначение врача – контролировать концентрацию при необходимости, дозировку, предупреждать и избегать побочных эффектов. То есть если вы принимаете лекарство, то, как минимум, раз иногда в две недели, что касается антидепрессантов, или хотя бы раз в три месяца, это минимальный срок, вы обязаны показаться тому врачу, кто вам его назначил, подтвердить, изменить или отменить данный препарат.



Гагик Авакян: И что касается финлепсина. Этот препарат применяется в первую очередь при лечении эпилепсии и, как минимум, иногда до двух лет. А купирование болевых синдромов требует на порядок меньше дозы. Главное, правильно назначить его, даже по четвертинке через каждые шесть часов, а не сразу по четыре таблетки.



Ольга Беклемищева: И еще вы сказали Алексей Алексеевич такую фразу: там, где можно избежать назначения таблетки, следует ее избегать. А можно ли неврит тройничного нерва лечить немедикаментозно?



Алексей Никонов: Да. И кроме целого спектра немедикаментозных методов лечения, которые сводятся к рекомендациям здорового образа жизни, я здесь хотел бы, чтобы мой коллега прокомментировал. Гагик Норайрович возглавляет всю школу рефлексотерапевтов нашего университета, сам блестящий иглотерапевт и чудесно совершенно лечит все невралгии тройничного нерва. Я имею честь его за это благодарить.



Гагик Авакян: Я хочу сказать, что это не только методы рефлексотерапии, но и методы противоболевой стимуляции. Есть чрескожная электронейростимуляция, которая хорошо купирует невралгические боли, она запускает антиноцицептивную, противоболевую, естественно, центральную систему организма и мы обходимся в этих случаях, если правильно назначили лечение и рано начали, без медикаментов.



Ольга Беклемищева: Это имеет отношение именно к невриту тройничного нерва или к любым головным болям?



Гагик Авакян: Не к любым. Здесь тактика абсолютно разная. Невралгии тройничного нерва хорошо поддаются именно лечению иглорефлексотерапией и ЧЭНС-терапией (чрескожной электронейростимуляцией).



Ольга Беклемищева: Возьмите на заметку, уважаемые слушатели. И следующий вопрос – это Андрей, Московская область.



Слушатель: Мне 45 лет. Особенно в осенне-зимний период у меня и насморк, и головная боль, и вот я принимаю кодеиносодержащие препараты – солпадеин, седальгин. Вредно это для здоровья или нет?



Алексей Никонов: Вы принимаете их сами или по назначению врача?



Слушатель: Сам принимаю. Я к врачу не хожу.



Алексей Никонов: А почему?



Слушатель: Там народу много. Я поликлиники не люблю вообще.



Алексей Никонов: Вы понимаете, в чем дело, то, что вы нам рассказываете – сочетание хронического насморка и головной боли, которую вы купируете наркотическими препаратами, фактически кодеинсодержащими, пусть в минимальных дозах, пусть в особых формах, но, вы знаете, вы берете на себя очень высокие риски. Это называется самолечение, и уж перетерпите очередь. В конце концов, найдите возможность, обратитесь за консультацией тогда, когда нет очередей, возьмите заранее направление, талон, всегда можно решить этот вопрос. Но, вы понимаете, в чем дело, а если это гнойный процесс?



Ольга Беклемищева: Гайморит тот же.



Алексей Никонов: Тот же гайморит, который… вы просто снимаете проявления, а все у вас остается, если хронизация произошла.



Ольга Беклемищева: Так что, Андрей, пожалуйста, сходите к врачу. Иван Петрович из Москвы.



Слушатель: Спасибо профессорам за лекцию. То, что снимают симптом – болезнь остается, это, в общем-то, метод западной медицины, это мы уже знаем. И такой вопрос. Где вы работаете – первый, второй, третий мед? Дальше. Что делать, у меня есть знакомый, он перенес Чернобыль, но, как говорится, уровень невысокий, постоянная головная боль, бессонница. Какие, может быть, как «скорая помощь», снотворные мягкие и что дальше делать?



Алексей Никонов: Иван Петрович, мы работаем в Российском государственном медицинском университете, бывший второй медицинский институт имени Николая Ивановича Пирогова. Это первый ответ. Второй вопрос. Вы знаете, всегда очень сложно заочно какое-либо заключение делать, тем более в нашей сложной специальности. Чернобыльцы, я знаю по опыту, очень внимательно наблюдаются врачами. Есть специальные программы, есть специальные рекомендации для ведения этих пациентов. Я думаю, что проявления его головной боли могли привести к бессоннице, а могла и бессонница привести к головной боли. Здесь надо разбираться на конкретной консультации вначале у врача общего профиля. Я сейчас хочу повторить то, что уже говорил. Головная боль – это не есть свидетельство страдания головы или нервной системы, это может быть проявлением тысячи заболеваний.



Ольга Беклемищева: И поэтому начинать надо с терапевта.



Гагик Авакян: Кстати, 45 разных патологических состояний вызывают головную боль, подсчитано так. Это и заболевания ЛОР-органов, и эндокринные заболевания, и изменения давления, и нервно-психические, и депрессии. Поэтому надо выяснить причину. Здесь тем более иммунный защитный фон организма очень низкий. Здесь, может быть, надо применять абсолютно другое лечение. Ну, безвредных снотворных нет.



Алексей Никонов: Безвредных лекарств нет.



Ольга Беклемищева: И последний вопрос, наверное, на который мы успеем ответить, это Инна Фадеевна из Москвы.



Слушатель: Мне хотелось бы узнать ваше мнение относительно лекарства мексидол. Его рекомендовали и врач «скорой помощи», и участковый врач, рекомендовали, но не выписывали, а у больной был гипертонический криз и явное нарушение кровообращения коры головного мозга.



Алексей Никонов: Мексидол – это действительно очень оригинальная отечественная разработка, это один из мощнейших современных антиоксидантов. Поверьте, на нашей кафедре он известен уже с 197… Гагик Норайрович, когда Борис Аристархович кандидатскую делал?



Гагик Авакян: В 1978.



Алексей Никонов: 1976-1978 годы. Я хочу сказать, что его автором является наш товарищ академик Середенин Сергей Борисович. Это продукт института фармакологии отечественной.



Ольга Беклемищева: И надо сказать, академик Середенин в свое время оканчивал медико-биологический факультет, который окончила и я, но гораздо позже.



Алексей Никонов: Понятно. Тем более мы все из второго меда. Я хочу сказать, что мексидол – препарат прекрасный, и то, что вам рекомендовал врач «скорой помощи», это правомочно, он применяется, как при неотложных острых состояниях, так и при лечении того, что есть у вашей знакомой – последствия нарушения мозгового кровообращения.



Гагик Авакян: Также в комбинации со многими препаратами – и антикомульсантами. Кстати, снижать дозу того же финлепсина при лечении больных эпилепсией.



Ольга Беклемищева: Еще и еще раз обращаю внимание наших радиослушателей на то, что лекарственная терапия - настолько тонкий и взвешенный процесс, когда доктор должен учесть не только дозировку, время назначения, сам тип препарата, но и его сочетание с другим препаратом, он должен выбрать наиболее подходящую лекарственную форму из того обилия имеющихся сейчас на рынке, которая подойдет именно вам.



Гагик Авакян: Да, и должен быть индивидуальный подход.



Ольга Беклемищева: То есть не нужно заниматься самолечением, особенно в таких случаях, когда можно заподозрить неврологическую патологию. А я прощаюсь с вами.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG