Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Тимашева: "В Пушкины по конкурсу"


Марина Тимашева

Марина Тимашева

Недалек тот час, когда директор театра, чтобы пригласить Николая Цискаридзе на роль, должен будет провести конкурс среди артистов, будто все они собрались танцевать Принца в «Лебедином озере». Это не фантастика. Мои знакомые в театрах и редакциях уже сговариваются: ты делаешь вид, что конкурируешь со мной за мою работу, а я делаю вид, что намерен отнять у тебя твою. Иначе, согласно новому закону № 94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», оба рискуют не получить из бюджета ни гроша: расходы выше 60 тысяч рублей теперь должны оплачиваться через тендер.


Власть и собственность по природе своей неразделимы. Так было в средние века, при Сталине, и сейчас никого не удивляет, что при начальнике расцвёл его зять-предприниматель, а министр, отработав в правительстве, сел в кресло директора корпорации, причём в той же самой отрасли. Современный правящий класс так и называется: финансово-бюрократическая олигархия. Но в странах с устойчивой демократией придуманы механизмы, оберегающие граждан от разрушительных последствий совместительства на верхних этажах пирамиды. Один из них: расходование государственных средств может осуществляться только на конкурсной основе. Хотите строить Вавилонскую башню за счёт налогоплательщиков? Пожалуйста. Но мэр Вавилона должен выставить заказ на открытый конкурс между строительными организациями. И если победителем станет фирма, которая прежде строила туалеты, но запросила за услуги вдвое больше, чем профессионалы – тогда у простых вавилонян есть все основания полагать, что мэр с туалетным предпринимателем распилили между собой казённые миллионы.


Идея – правильная. Но причём тут музеи и журналы? Почему так мала сумма, с которой начинаются конкурсы (60 тысяч рублей)? Уважающий себя казнокрад за такие деньги даже не почешется. А люди, занятые делом, вынуждены будут с утра до вечера заполнять бумажки о проведении якобы конкурсов. Некомпетентность, самодурство – может быть. Но не до такой же степени?! Напрашивается иное объяснение. В 1982 г. Андропов пытался искоренить коррупцию. Ни одно серьёзное дело не было доведено до конца, то есть до открытого процесса с убедительным приговором. Зато целые бригады квалифицированных следователей гонялись по стране за рок-группой "Зоопарк", чей теневой капитал составлял рублей двадцать. Таким образом, сама идея борьбы с коррупцией обращалась в оскорбительный фарс. А сегодня?


Художник А.: Обязуюсь за 100 000 написать «Тайную вечерю».


Художник Б.: А я за 90 000 представлю собственное фото со спущенными штанами.


Резолюция чиновника: в целях экономии средств заключить договор с художником Б.


Стоит ли ради этого городить бумажный частокол, мешающий жить и работать тем наивным, кто всё ещё пишет картины и ставит спектакли? Ведь «тендеры» на пошив пары сценических костюмов никто контролировать не сможет. Единственным результатом будет массовое негодование. И тогда: мол, глупость получилась, люди недовольны – можно будет похерить те конкурсы, в которых фигурируют строительные подряды и партии товаров на миллионы долларов.


XS
SM
MD
LG