Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Создателю «целомудренного орудия соблазна» исполнилось 80 лет


10 апреля автор концепции и издатель самого популярного в мире мужского журнала Playboy Хью Хефнер отпраздновал свой восьмидесятилетний юбилей. Хью Хефнер родился в Чикаго. Получил образование психолога, он ветеран Второй мировой войны. Работал в журнале Esquire. Первый номер журнала Playboy вышел в 1954 году, сейчас его тираж на английском языке составляет 9 миллионов экземпляров. Playboy выходит в десятках стран мира, на минувшей недели вышел первый номер индонезийского издания. Хефнер — основатель, владелец и почетный президент компании Playboy Enterprises.


Рыцарь сексуальной революции, освободитель репрессированных нравов и борец за женское равноправие, Хью Хефнер может похвастаться зашкаливающим коэффициентом интеллекта — 152 пункта. Однако, несмотря на историческую роль и солидный возраст, он до сих пор зовет себя мальчишеской кличкой «Хеф», возможно, видя в ней (и в виагре) залог вечной молодости. «80 — это новые сорок», — сказал он накануне своего юбилея, отмеченного в компании нескольких счастливых блондинок.


Машина для возбуждения зависти, Хефнер — по-прежнему лучшая реклама своего журнала. После двух разводов он навсегда разочаровался в моногамии. Окружив себя неревнивым гаремом, Хеф живет так, как обещал первым покупателям Playboy, — в сказке для подростков любого, как теперь выяснилось, возраста.


Явившись на сцену в пресные 1950-е, когда голливудские цензоры запрещали показывать супругов в одной постели, Playboy раскрепостил фантазию и победил американскую почту, впервые позволившую доставлять эти грезы подписчикам. Но гений Хефнера заключался не в том, что его журнал открыл секс (в этом не было ничего нового со времен амебы), а в том, что он сделал Эрос респектабельным. Хефнер продавал секс в комплекте с интерьерами, нарядами и другими аксессуарами красивой жизни, включая хорошую прозу. В таком контексте Playboy каким был, таким и остался: целомудренное орудие соблазна. Лишенный спонтанности, непредсказуемости и безыскусности частного опыта, стриптиз становится театром, девушки — куклами, секс — целлулоидным. «Алиби искусства», как называл этот эффект Ролан Барт, убивает эротизм. Вот почему Playboy перестал будоражить Америку. Чего не скажешь о несгибаемом, как Джеймс Бонд, Хью Хефнере. Ведь только он на самом деле живет в придуманном им мире. Чтобы никогда не расставаться с ним, Хефнер заблаговременно купил себе на калифорнийском кладбище склеп по соседству с тем, где похоронена его первая модель — Мэрилин Монро.


XS
SM
MD
LG