Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Касьянов и его НДС. Тверская депутатская посадка. Левый марш в столице. О чем поют "Патриоты России"



Михаил Соколов: 16 апреля состоится референдум по объединению Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа.


Ход подготовки к референдуму и политическая ситуация в этом регионе вызвали в последнее время повышенное внимание президента России. Рассказывает Виталий Камышев.



Виталий Камышев: Финишный «отрезок» агитационной кампании референдума проходит в атмосфере весьма нервозной.


Хотя ни одна группа противников объединения так и не была официально зарегистрирована, а значит, и не получила возможности вести легальную агитацию, критиков идеи укрупнения восточно-сибирских регионов хватает, особенно в Усть-Ордынском округе и республике Бурятия, где считают, что ликвидация национальной автономии несет в себе угрозу бурятскому этносу.


При этом власти округа и республики стараются всячески отмежеваться от собственного населения и его настроений.


Профессора Иллинойского университета Элизабет Суит, работавшую в Бурятском государственном университете, фактически выслали из страны после того, как она приняла участие в прошедшем в Улан-Удэ пикете в поддержку автономии Усть-Орды. Ей сообщили, что международный отдел университета «отзывает ее визу». Среди обвинений, предъявленных госпоже Суит – поездка в бурятское село Аршан на так называемые «Игры коренных народов», а также участие в дискуссии об отношениях между федеральным центром и Бурятией на одном из Интернет-сайтов. Кроме того, профессор на пикете повязала на рукав оранжевую ленточку, которые организаторы раздавали всем присутствующим…


В последние несколько недель общественно-политическая ситуация в Восточной Сибири накалилась: стало известно, что компания «Транснефть» готовится приступить к строительству нефтепровода в восьмистах метрах от озера Байкал. Это вызвало массовые протесты иркутян и жителей Бурятии. Власти региона и местные «единороссы» присоединились к протестам общественности и попытались взять их под свой контроль, но внезапный всплеск политической активности «снизу» все-таки сыграл скорее противспущенной сверхуидеи объединения. В Иркутске было объявлено о создании новой общественной организации - «Байкальского движения». Среди учредителей - экологи, ученые, журналисты. Основными формами своей деятельности "Байкальское движение" называет митинги и сбор подписей, а также – цитирую - организацию «постоянного информирования населения». Представители движения уже выступили с предложением провести альтернативный референдум - о запрете строительства транзитных трубопроводов на территории региона. В случае отказа они обещают добиваться референдума о создании автономной «Байкальской республики».


Последний по времени скандал связан с появлением в Иркутске анонимных листовок, призывающих к сбору подписей под неким обращением в защиту Байкала к Генеральной Ассамблее ООН, ЮНЕСКО и Совету Европы на избирательных участках референдума в день голосования.


Авторы листовок обращаются к жителям региона от лица "Байкальского движения".


Между тем еще 6-го апреля на оргкомитете "Байкальского движения" было принято решение отказаться от сбора подписей на избирательных участках.


«Это - наглая ложь и провокация, - говорится в заявлении Оргкомитета. - Мы не знаем, кто организовал распространение этих анонимных листовок - штаб по проведению референдума, заезжие пиарщики и политтехнологи или какие-то провокаторы.


Сторонники объединения используют святую цель защиты Байкала для того, чтобы привести на избирательные участки референдума как можно больше людей, спекулируют на чувствах людей, на Байкале» - конец цитаты.


Ситуация в Восточной Сибири настолько тревожит Кремль, что с «ревизорской проверкой» в регион выехал Владислав Сурков, а 5-го апреля состоялась встреча президента Владимира Путина с главами Иркутской области и Усть-Ордынского округа, Александром Тишаниным и Валерием Малеевым, а также со спикерами региональных парламентов этих субъектов федерации.


На встрече в Кремле президент пообещал передать во вновь образующийся субъект федерации два гидролизных завода, достроить мост через Ангару и объездную дорогу вокруг Иркутска. В довершение всего Путин озаботился состоянием национальной культуры бурят: "На встрече с президентом акцент был сделан на то, чтобы сохранить самобытность бурятской культуры, языка", - сообщил после встречи журналистам председатель законодательного собрания Иркутской области Виктор Круглов.


Как пишет газета «Коммерсант», «Путин поставил на карту, по сути, свою политическую репутацию… Он с такой уверенностью говорил о том, что объединение Иркутской области произойдет, что оно теперь просто не может не произойти».


На следующий день после встречи заговорили даже о том, что федеральные власти могут вернуть Иркутской области 15% долю в компании “Иркутскэнерго”, которую они с таким трудом отвоевывали у региона на протяжении нескольких лет.


Наблюдатели отмечают, что Владимир Путин еще не делалтаких подарков регионам накануне объединения - ни в Красноярском крае, ни в Пермском. Щедрость Кремля заставляет предположить, что ход задуманной Путиным федеративной реформы его тревожит. Укрупнение российских регионов посредством референдумов оказалось делом сложным и долгим.


Усть-Ордынско – Иркутская история, по утверждению газеты «Газета», даже может побудить Кремль решиться на изменение Конституции. Говорят, эта мысль просто витает в коридорах Кремля - не мучиться с референдумами, результаты которых приходится фальсифицировать, а усовершенствовать Основной закон и все сделать быстро административными методами.


Во всяком случае, от своих планов Кремль отказываться не собирается. Любопытное совпадение: в день встречи Путина с главами Приангарья и Усть-Орды агентство ИТАР-ТАСС сообщило, что Читинская область и Агинский Бурятский автономный округ «начинают работу по объединению в один субъект Федерации». Об этом на совместной пресс-конференции в Чите заявили губернаторы Равиль Гениатулин и Баир Жамсуев.


Михаил Соколов: Группа депутатов Государственной думы из фракции «Единая Россия» планирует провести через парламент законопроект, разрешающий губернаторам в любой момент лишать власти поселений 11 полномочий, а городов – 13-и, якобы в целях обеспечения единства систем управления. Закон, фактически упраздняющий самоуправление, вызвал протесты ряда мэров.


Из Томска сообщает Мелани Бачина.



Мелани Бачина: Законопроект, позволяющий губернаторам временно осуществлять часть полномочий местного самоуправления - антидемократический. Если он пройдет, то с его помощью будут исполняться политические заказы, – считает мэр Томска Александр Макаров.



Александр Макаров: Эту поправку можно использовать только с одной целью – с целью политической расправы с любым мэром. В мэрии, особенно мэрии областного или краевого центра всегда значительно более профессиональная команда, чем в любом субъекте федерации. Особенно это касается, конечно, части жизнеобеспечения города. Все заявления президента, в которых он говорил о том, что надо поддерживать местное самоуправление, надо его развивать, надо усиливать его и все прочее, они, конечно, если будет принята поправка и президент ее подпишет, все инициативы будут дезавуированы. Вертикаль власти не должна нигде доходить до уровня местного самоуправления, нигде в мире этого нет. Если мы последний гвоздь этот забьем, значит нам надо забыть о том, что государство у нас демократическое. Либо мы строим действительно тоталитарное государство, либо мы говорим о том, что местное самоуправление у нас в России является опорой демократии. И если мы сделаем последний шаг, останется просто умыть руки и сказать всем открыто, честно, как должна говорить власть, что с демократией в России покончено.



Мелани Бачина: Губернатор Томской области Виктор Кресс не склонен ситуацию драматизировать, но признает, что лично ему в случае, если законопроект пройдет, будет легче работать.



Виктор Кресс: У меня появится рычаг, используя который, я смогу активнее влиять и заставить быстрее решить тот вопрос, который волнует людей, который они постоянно задают. Он не находится в моей компетенции, находится в компетенции другого уровня, и когда я начинаю отвечать, что это не в моей компетенции, люди этого не понимают. Я вынужден решать. А решать как я могу? Я начинаю уговаривать, я становлюсь главным уговаривающим. Ну а так заставлю, если увижу, что действительно этот вопрос требует решения, я заставлю его решить быстро. Вообще в чиновничьей среде фактор страха является во многом определяющим.



Мелани Бачина: Сразу после того, как стало известно об инициативе депутатов-единороссов внести поправки в 131 закон, томский мэр, вице-президент Ассоциации сибирских и дальневосточных городов, связался со своими коллегами. Те сошлись на одном – эти поправки пройти не должны. Молчать главы краевых и областных центров не намерены.



Александр Макаров: Я разговаривал с мэрами краевых и областных центров. Ни один мэр, конечно, не будет мириться с этим положением. У всех точка зрения однозначная, что это не должно пройти, что это ни в коем случае не соответствует ни духу европейской хартии о местном самоуправлении, ни духу нашего закона о местном самоуправлении. Поэтому каждый мэр будет бороться по-своему. Но в отрицательном отношении к этой поправке мы все едины.


И по сути это кажется, что какой-то просто, если хотите, единичный шаг, на самом деле это очень серьезно, это стоит за рамками единичных проблем. Это система - система подавления демократии, система подавления местного самоуправления. Вот такой институт, мощнейший институт как мэры городов, он может выступить достаточно скоординировано и слаженно.



Михаил Соколов: Пока что скандальный законопроект неожиданно исчез из повестки дня заседаний Государственной думы. Но надолго ли – никто не знает.


В Тверской области беспрецедентный скандал: руководство Тверской городской думы арестовано за принятие решений, выгодных нескольким коммерческим структурам.


Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Твери Евгений Новиков.



Евгений Новиков: Жители Тверской области, уже привыкшие к тому, что местные высокопоставленные политики и чиновники регулярно оказываются под следствием и за решеткой, вновь стали свидетелями громкого скандала. На этот раз в тверской городской думе. За последние три недели арестован ряд ее депутатов во главе со спикером Виктором Почтаревым. Двух депутатов объявили в розыск, одного задержали в Москве. Народных избранников обвиняют в получении крупных взяток и лоббировании за деньги интересов некоторых коммерческих структур. Редактор газеты «Караван Плюс» Геннадий Климов называет происходящее «глобальной зачисткой» и убежден, что тверской опыт будет распространен по всей стране.



Геннадий Климов: Я думаю, что уголовные дела и посадки будут продолжаться. Психология 90-х распространена в муниципальных органах власти. Сейчас дошла очередь, что и там должны поменяться порядки, и процесс пошел. Идет какая-то глобальная зачистка от всяких коррупционеров. Но я думаю, что эти процессы из Твери распространятся на другие регионы.



Евгений Новиков: Заместитель председателя законодательного собрания Тверской области Владимир Бабичев считает, что вся дума в ее нынешнем составе должна уйти в отставку.



Владимир Бабичев: Конечно, это позор для города. Такого рода коррупционные скандалы, тем более в представительных органах власти, в России я не помню. На сегодняшний день по материалам дел проходит 14 депутатов городской думы. На сегодняшний день было бы для власти порядочно, по-честному поступить, как поступают в любом цивилизованном обществе, раз разразился такой скандал – подать в отставку и дать возможность жителям города избрать новую власть.



Евгений Новиков: Некоторые наблюдатели подчеркивают, что нынешняя тверская областная дума была в оппозиции губернатору Дмитрию Зеленину. По мнению редактора газеты «Тверское время» Галины Живновой, истоки этого скандала надо искать в противостоянии городской и областной властей.



Галина Живнова: Чем больше поступает информации, тем больше складывается впечатление, что дело губернаторов, громкий коррупционный скандал на самом деле шито белыми нитками, является отражением политической ситуации, которая в настоящее время складывается в городе Твери. Происходит какой-то 37 год, когда по навету, по доносу человека можно взять, не предъявив ему никаких доказательств, то есть не взяли с поличным, деньги до сих пор не обнаружены, взяткодатели до сих пор не выявлены, но людей хватают, людей отправляют за решетку. Это в общем-то свидетельствует о многом.



Евгений Новиков: У заместителя председателя законодательного собрания Тверской области и лидера «Единой России» в Тверской области Владимира Бабичева иная точка зрения.



Владимир Бабичев: Что-то инспирировать в отношении большого количества депутатов городской думы и чиновников городской власти вряд ли возможно. Поэтому говорить о каком-то политическом заказе, я считаю, что нет смысла даже об этом говорить.



Евгений Новиков: Тем временем дело в отношении мэра Твери Лебедева, отстраненного от должности судом (Лебедева обвиняли в том, что он препятствовал осуществлению правосудия), прекращено по указанию генеральной прокуратуры. Почему из Москвы поступило такое указание, заместитель прокурора области Олег Виноградов на пресс-конференции не уточнил. Мэр Твери Олег Лебедев - самый активный противник губернатора Дмитрия Зеленина и его московской команды. Поэтому некоторые аналитики не исключают, что Лебедев получил лишь временную передышку и вскоре может оказаться в орбите думского скандала.



Михаил Соколов: Партийная жизнь…



Звучит песня:



«Патриоты России нас к дружбе зовут


И к стабильности нас всей душой призывают.


А зарплату за честный и доблестный труд


Увеличить в разы предлагают.


Отчего же в России полно дураков,


Дураки эти строят дороги.


А мы делим людей на друзей и врагов


До усталости и до изжоги».



С этим гимном партия «Патриоты России», опираясь на профсоюз докеров Михаила Чесалина, прошла в Калининградский региональный парламент, получив почти 7% голосов, второй – успех преодоление 5 % планки на выборах законодательного собрания Оренбургской области. – Это дает партии шансы показать хорошие результаты на выборах в законодательное собрание этой осенью и на думских выборах 2007 года, считает вождь «Патриотов России» Геннадий Семигин:



Геннадий Семигин: Мы получили тот результат, на который рассчитывали. Нам было очень непросто, мы ощущали разное давление в разных регионах со стороны власти, прежде всего. Конечно, трудно ждать результата от партии, которая пошла на выборы через полгода после своего создания. И все-таки я должен сказать, что мы даже по соцопросам к концу избирательной кампании достигли 70-80% узнаваемости партии и получили определенные проценты. Если обратить внимание на протоколы города Калининграда и города Оренбурга, то можно увидеть, что в этих протоколах в основном цифры в 7,5 – 18%, ниже нет.



Михаил Соколов: «Партия патриотов» проводила съезд в Музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе, что для пиара было полезно. Партия Семигина выступает как левоцентристская сила, включившая в себя бывших умеренных коммунистов, ушедших от Зюганова, и профсоюзных вожаков.


К тому же на 6-м съезде партии «Патриоты России» Геннадий Семигин выступил с федералистских позиций: за прямые выборы губернаторов и мэров, за избрание членов Совета федерации, и восстановление прежних пропорций 50 на 50 раздела доходов между центром и регионами:



Геннадий Семигин: Ставя регионы в зависимость, власть получает очень серьезный политико-социально-экономическо-финансовый рычаг. Через этот рычаг она довольно жестко может повлиять на любую ситуацию в любом регионе. Отдать этот рычаг – это потерять влияние, потерять жесткое влияние. Поэтому власть специально и сознательно ушла от принципа «пятьдесят на пятьдесят». Мы на сегодняшний день считаем, что пора выходить на принцип «пятьдесят на пятьдесят», а не 66 на 34 или 60 на 40. Мы концентрируем на федеральном уровне ресурсы, в том числе финансовые, которые федеральному центру вообще не нужны. И центр не может реализовать эти аспекты через механизмы, которые у него отсутствуют в регионах никоим образом, да и не задача это федерального центра. Бум в Москве и Петербурге – это замечательно. Но бум в стране и мощное удвоение, утроение ВВП – это только в регионах. Значит в регионах должно быть достаточное количество денег, возможностей, ресурсов, инвестиций.



Михаил Соколов: Лидер партии «Патриоты России» Геннадий Семигин критикует власть, правительство, но никогда не задевает президента России. Партия «Патриоты России» явно претендует на электорат «Родины» и Партии пенсионеров, а также на голоса тех, кто на выборы не ходит.


По мнению экспертов, пока что партия «Патриоты России», несмотря на острожную критику власти и призывы раздать на инвестиции Стабилизационный фонд, выглядит какой-то бледно-розовой, невнятной, и способной на сильные выражения только в своих предвыборных гимнах:



«Патриоты России такой же народ,


Ведь и вышли они, как и все, из народа.


Ну а за удушение прав и свобод


Покарать обещают уродов».



Зато коммунисты и другие оппозиционные левые партии в прошедшие апреля удачно показали себя, проведя 8 апреля по всей стране митинги и манифестации в рамках всероссийской акции протеста.


Как это делают левые в столице – репортаж с московских улиц Максима Ярошевского.



Максим Ярошевский: «Ребята, ко Дню космонавтов одеты» – такими словами ярый сторонник реформ ЖКХ встречал бойцов ОМОНа на выходе из метро «Тверская». Его в свою очередь встречал другой представитель власти. В микроавтобусе милиционер монотонно объявлял, что митинг против реформы жилищно-коммунального хозяйства пройдет не у памятника Пушкину, а на Театральной площади. Ругань в отношении правительства нарастала с каждой минутой. Наиболее активными в этой ситуации оказались активисты «Авангарда красной молодежи» во главе с лидером движения Сергеем Удальцовым.



Сергей Удальцов: Власть напрягает эти акции протеста, потому что требования справедливые, они это прекрасно понимают. Поэтому стараются, чтобы акции проходили наименее заметно. Митинг – это все-таки не шествие, шествие - более значимое мероприятие, более заметное. Поэтому идет такая война, борьба по всем направлениям. Они пытаются давить, мы должны это давление выдерживать.



Максим Ярошевский: Главными заводилами на Пушкинской площади стали именно сторонники «Авангарда красной молодежи». Они протестовали против всего.



«Россия без Путина! Путин уйди сам! Долой царя!».



Максим Ярошевский: И за все:



«Революция! Революция! Свобода или смерть!».



Максим Ярошевский: Ближе к полудню в нестройную бригаду АКМовцев влились лимоновцы. Про ЖКХ все забыли сразу, началась дуэль речевок.


Под присмотром милиции и ОМОНа колонна с красными флагами в начале первого все-таки двинулась в сторону Театральной площади, но не по запланированному маршруту через Тверскую, а по параллельной Дмитровке. «Никого не пускать на Тверскую», - кричал в мегафон майор милиции.


Шествие сначала возглавил Геннадий Зюганов со своими единомышленниками.


Почему перенесли на Театральную, по вашему мнению?



Геннадий Зюганов: А мы там проводим, там и заявка наша.



Максим Ярошевский: Тогда почему на Пушкинской встречались?



Геннадий Зюганов: А мы сбор здесь обозначили.



Максим Ярошевский: То есть все-таки шествие будет?



Геннадий Зюганов: Да, оно начинается. И вы участвуете, поздравляю вас.



Максим Ярошевский: Лидеров КПРФ в начале колонны на Дмитровке сменила молодежь из НБП и АКМ. Движение по улице тщательно контролировали милиционеры и даже кинологи с собаками. Только напротив здания Совета федерации произошел небольшой инцидент. Нацболы зажгли несколько файеров и призвали Россию объединиться с Белоруссией. К Театральной площади вышло в итоге более пяти тысяч человек. К памятнику Карлу Марксу подогнали грузовик-трибуну. Первые подоспевшие митингующие аплодисментами встречали отстающих. Митинг открыл Геннадий Зюганов словами благодарности всем участникам шествия. Затем критиковать правительств начали другие сторонники левых идей. Лидер «Авангарда красной молодежи» Сергей Удальцов призвал бойкотировать власть.



Сергей Удальцов: Сегодня лозунг, товарищи: бойкот этой власти.



Максим Ярошевский: Более агрессивно выступил активист национал-большевиков Павел Жеребин.



Павел Жеребин: Только силой можно вырвать свои законные права, свои законные деньги, свою власть в этом государстве. Нынешняя преступная клика, Путин, его администрация, эти олигархи, которые сидят в Кремле, они возомнили, что они являются владельцами этого государства, собственниками, а что мы являемся их подданными. Хрен им! Они всего лишь наемные администраторы, а владельцами государства, нашей страны является народ.



Максим Ярошевский: В конце митинга зачитали резолюцию.



Женщина: Мы выражаем глубокое возмущение и решительный протест против грабительской социально-экономической политики президента, правительства и парламентского большинства Государственной думы.



Мужчина: Борьба продолжается, и 1 мая мы соберем гораздо более многочисленную акцию и объединим всех вокруг наших лозунгов.



Михаил Соколов: В субботних митингах по всей России, по официальным данным, приняли участие 74 000 человек, по мнению организаторов протестов из КПРФ чуть ли не 3 000 000. Но даже заниженная цифра для нынешней России весьма велика, и должна заставить Кремль задуматься о том, что нельзя тянуть с реформами: просто повышать тарифы ЖКХ при все том же качестве его обслуживания.



В Москве в субботу 8 апреля прошла учредительная конференция движения "Народно-демократический союз", в которой участвовали около 200 делегатов из сорока регионов страны, в том числе члены партий СПС, «Яблоко», «Демпартии». Активисты прокремлевских движений «Наши» и «Россия молодая» провели у здания, где проходила конференция, пикет. «Нашисты» выкрикивали лозунги против Касьянова, Хакамады, Каспарова, Рыжкова, Березовского и Невзлина, а в соседнем зале устроили кукольный спектакль, разоблачающий демократов и других врагов престола.


Председателем «Народно-демократического союза» избран премьер России Михаил Касьянов, который заявил что основная цель движения - "смена нынешнего политического курса при сохранении конституционного строя России», а также борьба за честные выборы. В политсовет НДС вышел бывший замминистра экономики и член Совета федерации Иван Стариков:



Иван Стариков: Задачи и цели движения абсолютно очевидны – это смена власти в России, формирование не бутафорской, не карманной, а реальной оппозиции, которая должна заняться своим каноническим делом – борьбой за реальную власть. Поэтому формат движения позволяет объединить как физических, так и юридических лиц. Среди учредителей нашего движения есть несколько десятков представителей партий Союз правых сил, Демократической партии, партии «Яблоко» и других мелких партий, и в том числе несколько человек партий левого толка.


Поэтому главная цель, которую мы перед собой ставили – начать процесс кристаллизации реальной оппозиции в России. Я считаю, что первый шаг сделан. Я считаю, что нынешний режим лишен какой бы то ни было идеологии, он не идеологический, значит оппозиция ему должна быть не идеологическая. И то, на чем мы сегодня объединяемся – это защита конституционных ценностей через призму реальных проблем и лишений конкретных людей, что они потеряли после того, как в стране был осуществлен ползучий антиконституционный переворот. Значит, мы успешно первый этап прошли.


А в июне месяце выйдем на второй этап, и будем делать всероссийское общественное движение.



Михаил Соколов: Важно быть смелыми и активными в реальной альтернативной политике, подчеркивает руководитель фонда «Наш выбор» Ирина Хакамада:



Ирина Хакамада: Здесь один из региональных представителей сказал очень скромную, но очень серьезную фразу, что если мы хотим реально бороться за власть и быть реальной честной оппозицией, то пока что реальные союзники – это Объединенный гражданский фронт, общественные негосударственные организации и правозащитники. Все остальное поле зачищено или пока что там тенденция быть ручной оппозицией и любыми методами быть представленными в парламенте, добиваясь маленьких процентов.


То есть если у людей хватит храбрости на долгий путь, тогда это будет успешно. Потому что Россия обречена быть демократической страной. Протест растет, и я считаю, создание альтернативного политического поля, где можно собирать камни, пора собирать. Потому что мы их раскидали, мы забыли про людей, забыли, что свобода требует и реальной поддержки. Мы это все забыли, теперь пора камни собирать. Только в этой альтернативной политике, не ориентированной на то, чтобы войти в истеблишмент любыми методами, без страха быть маргинализированными, а с надеждой, что люди поймут, можно исправить ошибки и стать другим движением, которую найдет социальную поддержку среди людей, будет связано с общественными организациями, решит проблему, как социальную достойную жизнь соединить со свободой и демократией, поставит точный диагноз, что такое многонациональная страна, какое место церкви, вот, я думаю, тогда все получится. Главное, борясь и объявляя, что мы боремся за власть здесь и сейчас, понимать, что путь будет долгий и не разочаровываться, когда нас будут уничтожать, гнобить и не бояться будущих проигрышей.



Михаил Соколов: Бывший премьер-министр российского правительства Михаил Касьянов дал интервью Радио Свобода.


Михаил Михайлович, после того, как вы ушли с должности премьер-министра, была довольно длительная пауза. Вы не жалеете потерянного времени, примерно год?



Михаил Касьянов: Знаете, когда я год спустя после своего ухода стал публично высказываться и критиковать действующую власть, мне стали говорить, что сошел с ума, три года до выборов, а он уже что-то такое начинает говорить о выборах и выставлять себя как оппозиционера. Я поэтому считаю, что тот год, который прошел, он как раз пришелся на то, чтобы я сформировал свое видение текущего момента и перспективы. А видение это очень простое, что после ухода я не собирался заниматься политикой.



Михаил Соколов: А чем собирались заниматься?



Михаил Касьянов: Собирался заниматься бизнесом. Но в силу тех изменений, которые за этот год прошли, я понял, что несу ответственность за происходящее в стране и должен попытаться и приложить все усилия для того, чтобы предложить людям альтернативу. Поскольку движение, в котором мы находимся все, оно ведет нас в серую, какую-то непонятную зону, в какую-то сферу. И то, что сегодня, чем я занимаюсь, связано с тем, чтобы дать возможность людям понять лучше, что же происходит и как должно происходить, какая должна быть Россия и что мы для этого можем сделать. Сделать, сформировать альтернативу – для этого у нас еще есть время.


Народ сегодня, в том числе и с моей помощью, не спит, как это было год назад и, несмотря на все попытки власти, предпринимаемые сегодня, сказать, что никому не шевелиться, бесполезны любые усилия, все равно будет так, как мы хотим. Я хочу доказать всем нашим гражданам, что шансы не утрачены, что существует возможность для того, чтобы изменить ситуацию, изменить к лучшему, построить ту Россию, которую все мы хотели, чтобы она была, где граждане чтобы уважались прежде всего и являлись хозяевами своей страны.



Михаил Соколов: А что было для вас сигналом, собственно, что надо действовать? Какое действие власти?



Михаил Касьянов: Я вам скажу так: пакет мер после национальной трагедии в Беслане, то, что в ответ мы получили фактическое изменение конституции, серьезным образом изменило мое отношение к нынешней власти.



Михаил Соколов: А что принципиально, что не выбирают губернаторов?



Михаил Касьянов: Принципиально. Это изменение государственных устоев, это упрощение всей ситуации, это решение всех проблем не путем достижения компромисса по тем или иным проблемам, а такого просто силового решения и давления упрощенного, быстрого, на взгляд власти правильного, а по существу и часто оказывается неправильного, не поддерживаемого способа решения существующих проблем.



Михаил Соколов: Но Конституционный суд признал это законным.



Михаил Касьянов: Это уже характеристика нашего государства.



Михаил Соколов: Судьи, вы же их знаете, уважаемые люди.



Михаил Касьянов: Мы с вами все понимаем и ощущаем, что ситуация в стране иная. Граждане не способны и не могут полностью исполнять свои обязанности, прописываемые в законах и в конституции. Поэтому они маневрируют вокруг этого, делают вид, что исполняют эти обязанности де-юре, по существу же получается иное, то, что мы сегодня и видим. Фактически конституция не изменена, а дух ее иной. И то, что сегодня происходит, совсем другое государство, нежели то, которое мы еще имели три-четыре года назад.



Михаил Соколов: Но люди скажут: в чем принципиальное различие? Мы как жили неважно, так и живем. А демократия, свобода – все это игры власти, в конце концов, нас это не очень касается.



Михаил Касьянов: В этом задача как раз и сегодняшних лидеров, и активистов, которые исповедуют демократические принципы, доказать и разъяснить нашим гражданам то, что демократия – это не хаос, что нам говорят. И нам говорят, что якобы нынешние демократы ведут страну в хаос начала 90-х годов. Это ложь, это не так. Это желание таким образом позиционировать людей, которые призывают к тому, чтобы вопросы в стране решались не келейно, кулуарно, непонятно в каком составе, а решались там, в тех органах, которые по конституции обязаны принимать такие решения и обязаны публично отвечать за эти решения, исполнение или неисполнение.



Михаил Соколов: Знаете, вам скажут, что вы предлагаете нечто уникальное для России. Ведь всегда все было столетиями именно так, все решалось по-византийски, кулуарно, что при царе, что при генеральных секретарях.



Михаил Касьянов: В этом и есть особенность нынешнего периода развития страны, что нужно формировать вот такие новые взгляды или черты страны, которые мы хотим видеть, и убеждать наших граждан в правильности того, что именно через такой способ организации нашего общества возможно решение этих проблем. Мы знаем прекрасно опыт и статистика демонстрирует это ярко, что успешными странами являются те страны, где все эти преобразования демократические прошли, рано или поздно. И есть страны, которые ярко демонстрируют, когда преобразования прошли позднее, то они сегодня несколько отстают от своих соседей или своих собратьев по цивилизованному миру. Вот, скажем, позднее на путь демократии встала Испания, Португалия и Греция и поэтому они чуть менее развиты, нежели иные страны, нежели Голландия, Германия или Австрия.



Михаил Соколов: России уже предлагали догонять Португалию.



Михаил Касьянов: Вот - догонять Португалию. Нам много кого догонять, не только Португалию, если мы будем двигаться в эту сторону, куда идет страна сегодня. Мы утрачиваем свои возможности, теряем время, впустую разбрасываем, разбрасываем ресурсы, которые должны быть направлены на решение как раз тех задач, как вы сказали, догнать Португалию или еще кого-то для того, чтобы наш страну сделать развитым социальным государством со своими особенностями, геополитическими особенностями и со своим укладом жизни многокультурной многоконфессиональной страны.



Михаил Соколов: Знаете, есть такая теория, что России просто нужно вернуться на китайский путь, Россия такая евразийская держава, и она должна использовать именно этот путь - авторитарный.



Михаил Касьянов: Не надо такого пути – это неверное решение. Я против этого.



Михаил Соколов: Почему? Партия – руководящая сила и направляющая. Есть же опыт. Например, часть реформ в Чили или в Южной Корее, вот вам сразу скажут.



Михаил Касьянов: В России получается все иначе. Как только чуть-чуть, не скажу так, как только элементы этого начинают появляться, все идет, как мы знаем, как всегда негативно.



Михаил Соколов: Но людям это надо. Часто проводятся опросы, слушатели голосуют за Лукашенко, поскольку они считают, что он обеспечивает достойный уровень жизни, высокие зарплаты, низкие цены, социальную стабильность. Мол, можно потерпеть и диктатора ради такого спокойствия, привычного по советским временам.



Михаил Касьянов: С людьми нужно общаться, им нужно разъяснять то, что мы уже обсуждали. Много разных проблем. Конечно, очень просто сказать: я вам дам денег и все, сидите дома и ничего не делайте, или какие-то еще простые способы решения сложных проблем. Не бывает так. Не бывает простых решений сложных проблем. Для этого нужна системная ежедневная работа. Не бывает ничего, что происходит за одну ночь или за один день. Никой руководитель, никакая партия, придя к власти, не может изменить ситуацию за одну ночь, за одну неделю, за месяц или даже за год. Но за период четыре года ситуацию поменять можно. И мы это прекрасно знаем из нашего российского опыта. И уверен, что мы сможем это сделать.



Михаил Соколов: А на кого вы будете опираться? Старых олигархов нет, политических сил структурированных нет и вообще такое ощущение, что в России сложилась двухпартийная система. «Единая Россия», как такая ширма правящей группы, и коммунисты, с которыми ничего нельзя сделать в силу советского прошлого 70-летнего.



Михаил Касьянов: Системы двухпартийной не сложилось – это искусственные попытки ее сложить. В России граждане пока еще не понимают, зачем нужны политические партии. Нам говорят: все выборы отныне только через политические партии.



Михаил Соколов: Вас и не пустили создать политическую партию.



Михаил Касьянов: Граждане и не понимают. А почему же так? Потому что сегодня политическая партия – это доступ к власти, тому или иному органу власти. Граждане, не зная, зачем нужны политические партии, поставлены в ситуацию, когда кто-то другой решает вместо них, а кто должен пройти к власти через эти политические партии, кому разрешено, а кому не разрешено делать.



Михаил Соколов: Звонят в Кремль Суркову?



Михаил Касьянов: Не знаю, кому звонят.



Михаил Соколов: И вы не знаете, кому звонят?



Михаил Касьянов: Граждане не понимают, что происходит, они не могут выбрать, им не предоставляется возможности проголосовать за того, кого они хотят. Они не видят таких людей и таких политических сил. Что такое партия - еще нужно россиянам объяснять, зачем она нужна, что она хорошего несет народу. Поскольку в нашей истории была только одна партия, но это была не партия – это было государственное устройство. И поэтому граждане, в отличие от любой другой страны, даже стран Центральной Европы, которые раньше были социалистическими странами, все-таки там были полуторапартийные системы, партийные дебаты были, у нас такого никогда не было, граждане даже не знали, такого опыта не имели. И вместо того, чтобы дать возможность на период 10-15 лет развиться реальной многопартийной системе, нам говорят: нет, нет, теперь двухпартийная система, всем доступ туда, кто хочет во власть или кто хочет проблем не иметь, всем в «Единую Россию», получите билет и слушайте, что мы вам скажем.



Михаил Соколов: Может быть проблема оппозиции, в том числе и либеральной в том, что она не говорит прямо: мы боремся за то, чтобы взять власть?



Михаил Касьянов: Вот в этом и есть проблема. Я говорю, что я занимаюсь сегодня общественно-политической деятельностью для того, чтобы изменить политический курс, как вы правильно сказали – взять власть. Не лично мне нужна власть, это следствие для исполнения задачи – смены политического курса. Страна должна идти по демократическому пути. Частная собственность должна быть защищена. Граждане должны чувствовать себя хозяевами в своей стране, они должны быть уважаемы государственными чиновниками, а не наоборот, не должны пресмыкаться перед их прихотями и волей, которая диктуется не всегда их конституционными обязанностями и так далее. Люди не должны чувствовать унижения. Сегодня их унижают все больше и больше. Не обеспечивают безопасность, они не чувствуют себя защищенными ни физически, ни свое имущество.



Михаил Соколов: Да, люди выходят на улицы, протестуют. Действительно, за последнее время количество этих акций увеличилось на порядок. Но вы что, готовы сами выходить на улицу вместе с людьми, против реформы ЖКХ манифестировать?



Михаил Касьянов: Необязательно для этого выходить мне на улицу. Но если такая необходимость будет - это тоже не исключено. Но я уже неоднократно говорил, что я против каких-либо революций, я главной своей целью вижу защиту российской конституции не только по букве, но и по духу. Сегодня дух конституции, а может быть даже и буква находится под угрозой. Это главная цель моей сегодняшней общественно-политической деятельности. И смена политического курса ради того, чтобы страна не стала авторитарной и, не дай бог, тоталитарной – это цель, которая возобладала сегодня над другими моими желаниями заниматься коммерческой деятельностью, заниматься бизнесом и так далее.



Михаил Соколов: Но вы не можете не понимать, что без популизма здесь не обойтись. Ведь Ельцин приходил к власти, например, на волне борьбе борьбы с привилегиями, Юлия Тимошенко опять же на той же войне плюс на обещаниях правильно поделить то, что разделено неправильно.



Михаил Касьянов: Михаил, в этом, наверное, и есть проблемы, может быть не беда, но проблема. Поскольку я человек дела и всю жизнь занимался конкретными делами и никогда не разбрасывался словами, обещаниями и так далее, поэтому вопрос популизма как раз для меня как человека, занимающегося общественно-политической деятельностью, конечно, серьезный. Мне очень сложно заниматься популизмом. Хотя, конечно, вы правы, что во многом голоса подбираются за счет какого-то популизма.



Михаил Соколов: Но есть ведь и здоровый популизм, если конкретные вещи пообещать народу. Вы что можете пообещать в короткий срок, например?



Михаил Касьянов: Мы будем изучать элементы здорового популизма.



Михаил Соколов: А что из себя будет представлять вот этот Народно-демократический союз, который вы создаете?



Михаил Касьянов: Это движение, конечно, будет заниматься разработкой нового облика России. То, что мы сегодня с вами обсуждаем. Это и элементы, те черты гражданского общества, какие они должны быть, это и экономика и главное – это социальная сфера, как решить, в какие сроки, какие социальные проблемы. Граждане Российской Федерации устали от нерешенных социальных проблем. Не из-за того, что ими никто не занимался, из-за того, что не было возможности это делать. После кризиса 98 года четыре года было потрачено на преодоление этих проблем.


Вы помните, если помните, что когда я был главой правительства в 2003 году, я объявил, исходя из собственного со своими специалистами анализа всех макроэкономических показателей социальной сферы, что посткризисные явления преодолены и страна вышла на траекторию устойчивого роста. Это означает, что с 2004 года власть должна заниматься решением назревших социальных проблем. До этого были долги государства перед гражданами. Первое, что было сделано – эти проблемы были расчищены, были решены, расчищена площадка, создан фундамент. Сегодня есть все возможности для решения социальных проблем, это должно делаться.


Граждане на протяжении всех 15 лет жизни после главного выбора, голосования по конституции в 93 году, граждане все эти годы, переживая кризисы и невзгоды, подтвердили свой выбор. Они заслуживают того, чтобы сегодня начинать получать плоды экономического роста в большей степени, нежели сегодня происходит. Сегодня небольшая часть населения пользуется плодами экономического роста, а большая часть населения этого не чувствует. Поэтому пропасть или отчуждение между властью и народом увеличивается, скоро это отчуждение превратится в пропасть.



Михаил Соколов: Эти идеи высказывают и представители «Яблока», и Союза правых сил, и республиканцы. Ведете ли вы с ними переговоры? В каком они состоянии? Когда дэдлайн?



Михаил Касьянов: То, что эти мысли, эти идеи высказываются - это хорошо и правильно. Мы очень интенсивно вели консультацию осенью прошлого года. Сегодня главная тема – это для двух основных партий либерального фланга найти и выверить свои проблемы и претензии друг к другу. Они, как мне кажется, завершают. И по крайней мере, представители гражданского общества через свой форум Гражданский конгресс уже потребовали от существующих ныне партий, чтобы они завершили процесс выверки своих проблем и, по крайне мере, сказали, что все, мы согласились сделать одну партию.


Власть заставляет объединяться по партийному признаку, объединяться в одну партию. Это неправильно, но власть так решила. Правила игры, которые навязывает власть, они таковы. Плюрализм, конечно, подразумевает, что можно делать блоки. Во всех странах это есть. У нас делают узкое горло для того, чтобы во власть можно было попасть как можно сложнее. А на этом горле есть контроль, установленный нынешней властью, кого хотят, того и пускают, кого хотят, того не пускают. Тем не менее, это правило, которое сегодня существует. Для того, чтобы это преодолеть, нужно объединиться. Поэтому мы все ждем. Сегодня, завтра должно быть принято принципиальное решение, что да, объединение «Яблока» и Союза правых сил состоится и будет одна партия.



Михаил Соколов: А дальше?



Михаил Касьянов: А дальше все будут подтягиваться. Если этого не происходит и нельзя сделать, значит надо смотреть на другие варианты, как же объединиться всем для того, чтобы выиграть на следующих выборах, для того, чтобы создать основание, создать способ изменения политического режима в стране, для того, чтобы остановить скатывание страны в эту пропасть и начать строить социально-ориентированное демократическое государство таким, каким оно прописано в нашей конституции.



Михаил Соколов: Некоторые участники съезда НДС критиковали идеи Михаила Касьянова о легальной борьбе с режимом.


Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров считает, что рассчитывать сейчас бороться за власть только с помощью выборов наивно:



Гарри Каспаров: Не можем согласиться с тем, что задачей является подготовка к выборам, потому что выборы превратились в фикцию. Выборы без организованного массового протеста становятся бессмысленными. И власть не скрывает, даже последние выборы в Москве в Мосгордуму показали, что она в состоянии контролировать, не гнушаясь никакими способами, результаты выборов и добиваться тех результатов, которые власть на сегодняшний день устраивают. Поэтому все-таки нужно, мне кажется, говорить о необходимости формирования массового общественного протеста по тем вопросам, которые людей волнуют.


Много было сказано и про Байкал, и про другие социальные проблемы. Но, к сожалению, это все проходит вскользь. Потому что политический протест в России сегодня может формироваться не по результатам фальсификаций выборов.


Люди не сильно верят политикам всех цветов, всех мастей, всех оттенков. Люди реагируют очень сильно. Я позавчера был в Воронеже - огромный митинг ЖКХ. Очевидно, что те проблемы, которые людей волнуют, они находят отклик. Речь должна идти, на мой взгляд, о готовности использовать все законные методы протестной борьбы.


К сожалению, пока в России основные политические силы, они все-таки продолжают жить в кремлевском алгоритме. Они все-таки не могут отказаться от переговорного процесса с Кремлем, считая, что надо использовать те возможности, которые существуют в рамках нынешней системы, нужно пытаться пробиваться во власть. Если не получилось, то искать другую лазейку. А только комбинированная борьба с привлечением большого числа людей может что-то изменить. Но люди придут, когда они поймут, что их это касается.


На сегодняшний день ни одна программа оппозиционная еще не включала в себя тех вопросов, которые людей волнуют. Люди не выйдут на улицу просто так за свободу слова. Выйдет пятьсот человек, ну тысяча человек. Но чтобы вышли десятки тысяч, которые могут что-то изменить, надо говорить, что их волнует - о ЖКХ надо говорить, надо говорить о чудовищной коррупции, надо говорить о засилье чиновников.


Сегодня, к сожалению, по кремлевским правилам готовы играть и те, кто произносит ультрапатриотические речи, и те, кто произносит ультралиберальные вещи. Поэтому сегодня делится российское политическое пространство на две части, пока, к сожалению, неравные. Это те, кто считают возможным, допустимым, приемлемым для себя вести переговоры, договариваться в Кремле, и те, кто считают, что с этим режимом договариваться не о чем. А вот эти объединения, эти концепции являются бессмысленными, потому что люди объединяются по принципу. И если я говорю или кто-то еще говорит о необходимостях возвращения в общество демократии, еще каких-то,риторика может быть созвучной, скажем, риторике лидеров «Яблока» и СПС. Но при этом остается главный вопрос, который почему-то выносится за скобки – это готовность или неготовность вести переговоры с Кремлем и принимать кремлевские правила игры. Вот для Объединенного гражданского фронта это является главным критерием.



Михаил Соколов: Бывший лидер СПС Борис Немцов, также присутствовавший на конференции Народно-демократического союза, сообщил, что пытается подтолкнуть всех демократов к объединению.



Борис Немцов: Когда еще только формировалась комиссия по объединению, я с самого начала сказал, что вероятность того, что будет объединение, я оцениваю оптимистически 50%, а пессимистически или реалистически, если хотите, в 20. Собственно у меня по промежуточным итогам переговоров не изменилась оценка. Но это не значит, что не надо ничего делать. Хорошо, допустим, вероятность 20%. Дальше что? Сидим, ничего не делаем или все-таки что-то делаем? Общая программа, обсуждение структуры будущей партии объединенной. Если у нас будет на выборах две или более колонны, я имею в виду два или более кандидата в президенты в 2008 году, две или более партий на выборах в 2007 году – то это поражение для всех. И надежда на то, что побежит в Кремль договориться, а кто-то не успеет, подножку поставят – это все тараканьи бега, которые заканчиваются тем, что этих тараканов просто раздавят. Поэтому единственный шанс действительно вернуться в большую политику – это все-таки один кандидат в президенты и одна колонна на выборах в 2007 году. Собственно, я этим вопросом занимаюсь.



Михаил Соколов: По сведениям из околопартийных источников в либеральном политическом лагере, прогресс на переговорах об объединении либеральных политических партий пока не достигнут.


Как обычно.





Материалы по теме

XS
SM
MD
LG