Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Участие уральских предприятий в российской космической программе


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимает участие Лев Бельский, заместитель генерального директора НПО "Автоматика" по ракетно-космическим вопросам



Светлана Кулешова: В Свердловском областном краеведческом музее открылась выставка, посвященная 45-летию полета первого человека в космос. Организаторы экспозиции из местного отделения Ассоциации космонавтики России решили напомнить уральцам об испытаниях первого в мире ракетного самолета, о земляках-космонавтах, а также о предприятиях, которые сегодня работают на космос. На выставке побывала екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева.



Светлана Толмачева: Кроме 12 апреля 1961 года, у членов свердловского отделения Ассоциации космонавтики России есть и еще одна памятная дата. 15 мая 1942 года в окрестностях Свердловска летчик-испытатель Григорий Бахчиванджи совершил первый полет на самолете «Би-1» с жидкостным ракетным двигателем. Это были первые шаги космонавтики, связанные с практическим использованием ракетного двигателя для полета человека.


По словам заместителя председателя местного отделения Ассоциации космонавтики России Ларисы Шмелевой, имя Бахчиванджи, как и многих других испытателей, долгое время оставалось неизвестным.



Лариса Шмелева: Не было бы полета Гагарина, если бы не полетел Григорий Яковлевич Бахчиванджи. Нам бы хотелось показать, что уральцы большой вклад внесли, а мы ничего не знаем.



Светлана Толмачева: Именем летчика-испытателя Григория Бахчиванджи в Екатеринбург е названа улица недалеко от аэропорта. Особых почестей удостоились в свое время и космонавты Павел Беляев, Василий Лазарев и Виталий Севастьянов, чьи судьбы так или иначе были связаны с Уралом. Лариса Шмелева жалеет, что в этом ряду нет ни одной женщины. Хотя возможность полететь в космос у свердловчанки была.



Лариса Шмелева: Есть еще имя Ирины Баяновны Соловьевой. Она была дублершей Валентины Терешковой, но она могла бы сама полететь. В связи с тем, что ее отчество – Баяновна не внушало доверия, поэтому был отказ.



Светлана Толмачева: Часть выставки, которая накануне 12 апреля открылась в краеведческом музее, посвящена Екатеринбург скому научно-производственному объединению «Автоматика». Это одно из ведущих предприятий России в области разработки и изготовления систем управления и радиоэлектронной аппаратуры для космической и ракетной техники. В одном из отделов НПО «Автоматика» трудился Алексей Федорченко, будущий режиссер фильма «Первый на Луне». Премьера этой ленты, снятой в жанре документальной мистификации, состоялась в Екатеринбург е год назад. На последнем Венецианском фестивале «Первый на Луне» получили приз программы «Горизонты». Пока Ассоциация космонавтики России не оценила вклад Свердловской киностудии в дело освоения космоса, хотя Алексей Федорченко весьма убедительно рассказывает, как еще в 1938 году советский человек побывал на Луне. Для специалистов это не более чем фантазия режиссера, для многих зрителей в Екатеринбург е фильм «Первый на Луне» стал еще одним доказательством связи Урала с космосом.



Светлана Кулешова: В Екатеринбург ской студии Радио Свобода Лев Бельский, заместитель генерального директора НПО «Автоматика» по ракетно-космической технике. Доброе утро, Лев Николаевич.



Лев Бельский: Доброе утро!



Светлана Кулешова: А вы смотрели «Первых на Луне»?



Лев Бельский: Непременно.



Светлана Кулешова: Ну, и как впечатление?



Лев Бельский: Впечатление двойственное. Съемки сделаны настолько натурально, что воспринимается как документальный фильм. И вместе с тем сознание того, что это художественное произведение, оно, естественно, накладывает определенный отпечаток на все происходящее на экране. По-моему, это удача.



Светлана Кулешова: А если бы вы не знали, что это фильм художественный, у вас бы возникли подозрения, что эта история реальная, а не вымышленная? Или все-таки для специалиста совершенно очевидно, что не могло такого произойти в 30-е годы?



Лев Бельский: Ну, я не отношу себя к специалистам чрезвычайно высокого класса, но, конечно, там есть некоторые натяжки, которые позволяют специалисту сориентироваться правильно. Это фантастика.



Светлана Кулешова: НПО «Автоматика», которую вы представляете в эфире Екатеринбург ского бюро Радио Свобода, уже несколько лет в космическом семействе российском находится. Вы разрабатывали систему управления ракеты-носителя «Союз-2». Об этом мы говорили в одной из прошлых встреч в эфире Радио Свобода. Скажите, что произошло за последний год, какие сейчас этапы работы у вас на предприятии?



Лев Бельский: Действительно, год назад мы встречались в вашей студии. И речь, в частности, шла о том, что 8 ноября 2004 года состоялся первый старт, первый запуск ракеты-носителя «Союз-2» с космодрома «Плесецк», и нам очень приятно сознавать, что наша доля, наш вклад в осуществление этой миссии достаточно значителен. Наша система управления разработки нашего предприятия и кооперации обеспечивала успешное выведение ракеты-носителя на заданную орбиту.



Светлана Кулешова: Обеспечивало не только успешное выведение ракеты-носителя, но и внимание Европейского космического агентства. Идет работа над совместной программой, и в декабре 2006 года должен состояться первый запуск с космодрома Куру во Французской Гвиане. Все по-прежнему, или изменились какие-то сроки?



Лев Бельский: Надо признать, что и интерес Европейского космического агентства к российской космонавтике, в частности к проекту «Союз-2», начался и обозначился несколько ранее. И, пожалуй, успешный запуск 8 ноября 2004 года стал тем спусковым крючком, который сдвинул дело с мертвой точки. И от состояния переговоров, длительных переговоров дело перешло действительно в конкретную фазу. Контракт «Союз – Куру» заключен, пошло реальное финансирование этого проекта. И в 2007 году НПО «Автоматика» обязана поставить комплект стартовой аппаратуры на космодром Куру во Французской Гвиане. А 2008 год по существующим планам, совместным планам Роскосмоса и Европейского космического агентства – это первый запуск с космодрома Куру.



Светлана Кулешова: Вам, уважаемые слушатели, мы задаем такой вопрос: кто, на ваш взгляд, сейчас является лидером в области освоения космоса? Значит, до первого старта во Французской Гвиане остается еще достаточно много времени. Какие старты в ближайшее время с российских космодромов?



Лев Бельский: Если начать с первой части вашего вопроса, это только кажется, что времени много. Времени разработчикам, как плохим студентам, всегда не хватает. То, что предстоит в ближайшее время: на этот год Роскосмос планирует четыре запуска ракеты «Союз-2» с конкретной коммерческой нагрузкой. Старты предполагаются из космодрома «Плесецк» и из космодрома «Байконур». И, пожалуй, первый из них это запуск космического аппарата «Метоп» с космодрома «Байконур». Плановая дата этого запуска – 30 июня сего года.



Светлана Кулешова: Упоминание об этом запуске уже прозвучало в утренней программе Радио Свобода. «Коммерсант-Урал» пишет о том, что вторая ступень ракеты-носителя «Союз-2» может упасть в Свердловской области. Даже не может упасть, а упадет.



Лев Бельский: Насколько мне известно, расчетная трасса спроектирована именно таким образом, что первая ступень ракеты-носителя падает на территорию Казахстана. И эти вопросы с правительством Казахстана согласованы и решены полностью. Третья ступень предположительно упадет в акваторию Мирового океана между Исландией и Гренландией, а вторая ступень по той трассе, которая выбрана на сегодня, действительно должна упасть на территорию Свердловской области.



Светлана Кулешова: Насколько эта ситуация опасна и критична для Свердловской области?



Лев Бельский: Мне уже приходилось отвечать на подобные вопросы журналистам. Как технический специалист особого риска в этом эпизоде я не нахожу. Многочисленные публикации в разных средствах массовой информации, связанные с тем, что остатки ракеты-носителя «Союз-2» могут иметь следы радиоактивности, о том, что топливо, которое используется на ракете «Союз-2» токсично, и многие другие думы лишены реальной основы. Я уже говорил о том, что моей фантазии не хватает для того, чтобы найти источник радиоактивности на ракете «Союз-2». Я уже говорил о том, что топливом для ракеты «Союз-2» является керосин, а в качестве окислителя выступает жидкий кислород. И тот, и другой компоненты в умеренных дозах не противопоказаны ни человеку, ни природе.



Светлана Кулешова: А какого размера эта ступень, которая упадет на Свердловскую область?



Лев Бельский: Эта ступень порядка 7 тонн, так что это металлическая конструкция достаточно солидная. Но я бы несколько уточнил формулировку. Она упадет в конкретный район Свердловской области.



Светлана Кулешова: Насколько этот район конкретен? Можно ли его флажками огородить, чтобы туда никто не заходил в это время?



Лев Бельский: Принципиально большого труда это не составляет. Район, по расчетам, составляет плюс-минус 20 километров направления полета ракеты-носителя и плюс-минус 10 километров в поперечном направлении. Итого мы получаем прямоугольник размерами 40 километров в длину и 20 километров в ширину. Это 800 квадратных километров. Принципиально его, конечно, можно оконтурить флажками, обтянуть веревкой, поставить постовых на каждом из лесных перекрестков. Район достаточно локальный, более того, по нашим оценкам, мы считаем одним из достижений наших проектантов одно из технических решений, которое заложено в систему управления ракетой «Союз-2», оно позволяет этот прямоугольник существенно сократить. И мы полагаем, что конкретная зона падения второй ступени будет еще меньше, чем только что мною названная.



Светлана Кулешова: Значит, вы движетесь в сторону сокращения вот этого опасного участка, на который падает ступень. Много лет уже идут споры о том, что лучше, что экологичнее – шаттлы или ракеты-носители.



Лев Бельский: Опять-таки обращаюсь к первой части вашего вопроса, действительно, мы движемся в эту сторону, действительно, мы полагаем, что любые действия, связанные с максимальным использованием топлива и с сокращением зоны падения, это успех в части сохранения нормальной экологической обстановки и в Свердловской области, и на территории Земли в принципе. Вторая часть вопроса, я бы сказал, вряд ли имеет конкретный ответ. Известно, что американские шаттлы, стартующие с мыса Канаверэл, имеют бустерные ускорители, которые падают в акваторию Мирового океана. Может быть, с точки зрения жителей Земли, жителей твердой части планеты Земля, это наносит меньший ущерб экологии, но кто сказал, что Мировой океан, безбрежный и бездонный, можно превращать в свалку для всякого рода мусора и отходов? Рано или поздно Мировой океан как одна из живых структур планеты Земля взбунтуется, и тогда, как говорится, мало не покажется.



Светлана Кулешова: Лев Николаевич, Россия работает с Европейским космическим агентством, Америка работает с Индией, Китай сам по себе. Вообще, существует ли сейчас понятие «космическая держава» и «соревнование между космическими державами»? Кто с кем соревнуется?



Лев Бельский: Ну, я бы сказал, естественно, по моему мнению, элемент состязательности отошел скорее на второй план. И от острого соперничества мировые державы, которые владеют ракетно-космическими технологиями, переходят к сотрудничеству. Вы действительно правильно отметили, что Соединенные Штаты Америки работают с Индией, но Соединенные Штаты не одиноки: и Россия работает с Индией. Динамично развиваются соответствующие технологии космические, ракетно-космические в Китае. Надо отдать Китаю должное. Поставив немногим более 10 лет назад четкую программу и четкие задачи в развитии собственной космонавтики, Китай четко выполнил собственные обязательства, десятилетняя программа завершилась успешным пилотируемым запуском.



Светлана Кулешова: То есть вы бы не стали говорить о том, что существует три основных космических блока, и между собой они не пересекаются? Внутри идет сотрудничество, как у России с Европейским сообществом? Россия и Америка, допустим, уже нет каких-то совместных программ.



Лев Бельский: Отчего же?



Светлана Кулешова: Есть?



Лев Бельский: Пилотируемые полеты.



Светлана Кулешова: Коммерческие запуски.



Лев Бельский: Пилотируемые полеты, Международная космическая станция – это пример сотрудничества между Россией и Штатами, и другими государствами мирового сообщества. И та, я бы сказал, трагедия, которую пережила американская космонавтика в связи с аварией шаттла, поставила в трудную ситуацию экипажи Международной космической станции. И российской космонавтике пришлось взять на себя тяжесть доставки грузов на МКС и обеспечение доставки экипажа на станцию и возвращение на Землю.



Светлана Кулешова: То есть никакой соревновательности не осталось, есть сотрудничество, и даже секретов нет. Или секреты то хоть остались?



Лев Бельский: Я бы не сказал, что нет соревновательности. Элемент соревновательности, безусловно, существует, но с удовлетворением могу отметить, что политическая окраска этой состязательности, скорее, перешла в научно-техническую сферу, в научно-техническую область.



Светлана Кулешова: То есть раньше космос для военных целей, а сейчас космос для науки.



Лев Бельский: Я бы сказал, даже не столько для военных, сколько для политических целей: победа любой ценой.



Светлана Кулешова: Лев Николаевич, и все-таки, если совсем конкретно говорить, в чем сейчас соревнование идет – кто первый на Марс полетит, кто больше спутников запустит?



Лев Бельский: У каждой из держав, претендующих на лидерство в ракетно-космической области, есть свои приоритеты. То, что вы упомянули, пилотируемая экспедиция на Луну, на Марс – это, пожалуй, проекты, которые требуют тесного сотрудничества, проекты, реализация которых приводит к очень большим финансовым затратам, техническим затратам. И вряд ли подобная миссия под силу одной, даже очень развитой мировой державе. Поэтому скорее речь идет о сотрудничестве, о поиске путей, которые могли бы объединить научно-технический потенциал двух или более стран, для того чтобы действительно сделать прорыв в космос, в дальний космос. Вместе с тем упоминавшиеся мною киты одним из приоритетных направлений своей космонавтики видят действительно пилотируемый полет на Луну. И не исключено, что нынешнее поколение, особенно молодые люди, наши современники, станут свидетелями полета на Луну и в недалеком будущем на Марс.



Светлана Кулешова: Еще одна серьезная составляющая космических работ и разработок – это коммерческое использование космоса, туристические запуски. И сейчас, по-моему, очень активно звучит тема, кто первый будет отправлять туристов? Какие частные структуры будут первыми отправлять космических туристов на Орбиту? У России есть какие-то работы в этом направлении, именно не в рамках государственных программ, а в рамках каких-то более частных институтов, структур?



Лев Бельский: Если иметь в виду, что в значительной мере предприятия соответствующей направленности, ракетно-космической тематики прошли трудную пору приватизации, то грань между коммерческим использованием соответствующих средств выведения и государственными программами несколько стирается. На слуху программа «Клипер», с которой выступает ракетно-космическая корпорация «Энергия», и суть которой состоит в создании нового пилотируемого модуля, который мог бы доставлять космонавтов на Международную космическую станцию, обеспечивать их возврат на Землю. Одним из коммерческих направлений развития этого сюжета является как раз туризм. И по заявлению генерального директора РКК «Энергия» Севастьянова, это направление развития представляется достаточно привлекательным и перспективным.



Светлана Кулешова: А как вы относитесь к прогнозам озвучивающимся, что к 2021 году ежегодное количество суборбитальных космических туристов превысит 15 тысяч человек?



Лев Бельский: Сомневаюсь.



Светлана Кулешова: Почему?



Лев Бельский: Во-первых, процедура достаточно дорогостоящая. И если сегодня за удовольствие побывать на Международной космической станции, а это тоже один из видов космического туризма, желающий платит порядка 20 миллионов долларов, то по сегодняшним оценкам, облет, скажем, Луны на аппарате «Клипер» будет стоить порядка 100 миллионов долларов. Я не думаю, чтоб из миллионеров, обладающих достаточными средствами, выстроилась длинная очередь.



Светлана Кулешова: О том, как тяжело обычному человеку попасть в космос, и сколько это стоит, вы упомянули, о том, как сложно предприятию попасть в космическую семью, мы все знаем. А вот насколько сложно молодому специалисту попасть в группу, которая работает по космической тематике? Расскажите, пожалуйста.



Лев Бельский: С удовольствием. Не далее как вчера у нас открылась третья по счету научно-техническая конференция молодых специалистов. На этой конференции, которая будет работать и сегодняшний день и сегодня должна завершиться, представлено более 7 десятков докладов молодых специалистов. И что очень привлекает и вызывает чувство удовлетворения, это то, что тематика этих докладов не высосана из пальцев, это конкретные научно-технические проблемы, с которыми приходится сталкиваться разработчикам, в данном случае молодым специалистам в решении тех самых задач разработки системы управления ракетно-космической техникой. Так что никаких серьезных препонов для того, чтобы войти в число конкретных разработчиков ракетно-космической техники, у молодых специалистов нет. Было бы желание, знание у них есть, помощь со стороны ветеранов всегда будет обеспечена.



Светлана Кулешова: То есть ФСБ на благонадежность не проверяет, в газетах «Вакансии» можно встретить объявления: «НПО «Автоматика» ищет специалиста для разработки космических ракет-носителей»? Так?



Лев Бельский: В отношении ФСБ надежды ваши лишены оснований. ФСБ проверяет, и проверяет правильно и пристально. Надо отметить, что все, что связано с космосом, все, что связано с ракетной техникой, безусловно, несет в себе элементы ноу-хау. Поэтому наряду с государственной тайной, с сохранением государственных секретов появляется понятие коммерческой тайны. И оно, пожалуй, по важности своей не намного уступает тайне государственной.



Светлана Кулешова: Лев Николаевич, прежде чем мы продолжим беседу, давайте ответим на звонок нашего слушателя. Доброе утро, мы вас слушаем.



Слушатель: Лев Николаевич, пожалуйста, скажите, есть частные издания, в которых говорится о том, что Луна – это искусственное тело, и оно контролирует Землю.



Светлана Кулешова: Комментируйте.



Лев Бельский: Подобные публикации мне на глаза не попадались. Но сама по себе постановка вопроса об искусственном происхождении Луны мне кажется чересчур фантастичной.



Светлана Кулешова: А постановка вопроса таким образом, что кто-то с других небесных тел контролирует Землю, вам не кажется фантастичной?



Лев Бельский: Пожалуй, как версия достаточно фантастичной представляется. Но тем не менее, уфологи во всем мире утверждают, что неопознанные летающие объекты существуют, и пришельцы уже не единожды посещали Землю.



Светлана Кулешова: А как разработчики космических аппаратов относятся к уфологам?



Лев Бельский: Сам я отношусь к этому с большой долей скептицизма по принципу: пока сам не увижу – не поверю.



Светлана Кулешова: Не видели?



Лев Бельский: Не видел, не приходилось.



Светлана Кулешова: Что вам вообще приходилось видеть в процессе работы над «Союзом-2»? Ездили ли вы в Куру, были ли вы на «Байконуре»?



Лев Бельский: Пока из этих крупных космодромов мне довелось побывать только в «Плесецке». Впечатлений много, впечатления грандиозные. Надо полагать, что в ближайшем будущем состоится поездка и на Куру, где надо будет осваиваться с обстановкой, знакомиться с инфраструктурой французского космодрома и решать конкретные задачи адаптации нашей системы управления и стартового комплекса, и технического комплекса к тем условиям, которые реализуются на этом космодроме.



Светлана Кулешова: Европейское космическое агентство считает, что критические решения должен принимать человек, российская здесь позиция – все отдать на откуп автоматике. Почему?



Лев Бельский: Трудно сказать, почему сложились такие традиции.



Светлана Кулешова: Вот адаптация как раз и связана с этим?



Лев Бельский: В частности. Действительно, российская космонавтика, российская ракетная техника базируется на том принципе, чтобы исключить человеческий фактор или по возможности его исключить. Современный уровень развития электронной техники позволяет создавать автоматизированную систему управления высокой надежности. И человеческий фактор в этой структуре зачастую несет в себе элементы ненадежности. Вместе с тем французская сторона полагает, что последнее решение должно остаться за человеком. Поэтому одним из направлений адаптации нашей системы управления под проект «Союз – Куру» состоит именно в этом, чтобы в состав бортовой аппаратуры системы управления включить передатчик, с помощью которого оператор с Земли, наблюдая за формированием траектории полета ракеты-носителя, мог бы принять решение о прекращении этого полета, о ликвидации ракеты.



Светлана Кулешова: Лев Николаевич, всегда, когда идет речь о связке НПО «Автоматика» и космос, речь идет о «Союзе-2» и о системе управления. Это единственное, над чем работает по космической тематике НПО «Автоматика»? Или есть у вас какие-то еще направления работы?



Лев Бельский: У нас есть и другие направления работы. Одно из них связано с модернизацией ракеты «Союз-2» в направлении увеличения ее энергетических возможностей для того, чтобы ракета, ее условное название «Союз-2,3», могла бы стать транспортом для перспективного орбитального аппарата «Клипер». Из других направлений я бы отметил проект «Воздушный старт». С этим проектом выступают наши соседи – государственный ракетный центр «Конструкторское бюро имени академика Макеева» в городе Миассе. Проект имеет определенные черты сходства с американским проектом «Пегас». Суть его состоит в том, что на тяжелом транспортном самолете Ан-124 «Руслан» базируется 100-тонная ракета-носитель, которая способна выводить полезную нагрузку, серьезные массы практически на любые орбиты.



Светлана Кулешова: То есть получается, из ракеты среднего класса вы переходите в другую категорию?



Лев Бельский: Это, пожалуй, не столь принципиально, легкого класса, среднего или тяжелого. Суть системы управления от этого принципиально не меняется. А вот то, что появляются дополнительные преимущества, это стартовая установка, базирующаяся на самолете, способная обеспечивать старт из любой точки Земного шара.



Светлана Кулешова: Лев Николаевич, ваши прогнозы. Чего ждать обычным жителям Земли от космической отрасли в ближайший год, пять и десять лет?



Лев Бельский: Надо признать, что космическая отрасль уже дает много народному хозяйству, и от чисто затратной стороны деятельности человечества она превращается если не в полностью окупаемую, то достаточно доходную. Это и глобальные навигационные спутниковые системы, это многочисленные системы мониторинга, мониторинга чрезвычайных происшествий, будь то таежные пожары, цунами, землетрясения и тому подобные катастрофы. Поэтому у космонавтики большое будущее, и она послужит на благо человечества.



Светлана Кулешова: Настоящее и будущее космической отрасли накануне Дня космонавтики мы обсуждали с екатеринбургским гостем студии Радио Свобода – заместителем генерального директора НПО «Автоматика» по ракетно-космической технике Львом Бельским.




XS
SM
MD
LG