Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Италия после самой напряженной выборной кампании последних десятитетий вступает в период нестабильности


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Вероника Остринская и Джованни Бенси.



Андрей Шарый: В Италии лидер левоцентристской коалиции Романо Проди, несмотря на то, что подсчет голосов на парламентских выборах еще не завершен, заявил, что у него есть право возглавить кабинет. По последним данным, коалиция Проди с минимальным отрывом лидирует и в нижней палате парламента и в верхней - в сенате. Согласно законодательству, ни один блок не может сформировать кабинет министров, не заручившись большинством в обеих палатах парламента. Наблюдатели утверждают, что это самая напряженная политическая выборная кампания в Италии со времен Второй мировой войны.


О предварительных итогах парламентских выборах в Италии корреспондент Радио Свобода в Риме Вероника Остринская.



Вероника Остринская : Отрыв левоцентристов от правящей коалиции, по уточненным данным, составляет десятую долю процента. На выборах в нижнюю палату парламента за коалицию Романо Проди проголосовали 49,8 процентов избирателей, в то время как за коалицию Сильвио Берлускони - 49,7 процента. Такой результат правоцентристы считают неубедительным. Говорит Паоло Бонаюти, секретарь премьер-министра Сильвио Берлускони.



Паоло Бонаюти : В политическом смысле выборы выиграли правоцентристы. Разница всего в 25 тысяч голосов - это разница в рамках статической ошибки. Мы считаем, что необходимо более скрупулезно пересчитать голоса.



Вероника Остринская : На выборах в верхнюю палату парламента, сенат, большинство мест тоже получили левоцентристы - 159 против 196. Причем, голоса граждан страны, живущих за границей, стали решающими. Именно они отдали четыре голоса из шести коалиции Романо Проди. Правоцентристы, согласно результатам голосования среди эмигрантов, получили всего один голос. Согласно новому избирательному законодательству, принятому правительством Берлускони в декабре минувшего года, коалиция победителей автоматически получает 340 из 630 мест в палате депутатов. На долю правоцентристов приходится 277 мест.


Тем не менее, побежденные требуют выяснить, почему были признаны недействительными около полумиллиона бюллетеней. В сложившейся ситуации они могли стать решающими, считают в лагере Берлускони. Но левоцентристы все же выступили с победными заявлениями. После многочасового ожидания к ночи понедельника Романо Проди обратился к итальянцам со словами.



Романо Проди : Мы одержали победу в тяжелой борьбе, и составили большинство как в палате депутатов, так и в сенате. Победила демократия. Воля народа была достаточно ясной. Пора навести порядок в Италии - это первоочередная задача нашей коалиции.



Вероника Остринская : Высокая явка избирателей определила судьбу и партий, которые находятся ближе к центру политического спектра. Говорит представитель партии социал-демократов Пьетро Фасини.



Пьетро Фасини : Мы, как одна из крупнейших партий страны, вторая по значимости в левоценристской коалиции, решающая в создании баланса внутри коалиции, довольны результатом выборов. Мы готовы отдать свои голоса для формирования эффективного правительства под руководством Романо Проди.



Вероника Остринская : Все же о формировании правительства говорить пока рано. Это произойдет не раньше президентских выборов, которые пройдут в мае.


Сами итальянцы, не взирая на политические симпатии, недовольны результатами выборов. По их мнению, при таком распределении политических сил, говорить о скором экономическом роста преждевременно. Многие опасаются, что новое правительство не продержится у власти и нескольких месяцев. Так бывало в Италии не раз. Уходящее правительство правоцентристов во главе с Сильвио Берлускони было единственным послевоенным правительством, продержавшимся у власти в течение всего положенного срока.



Андрей Шарый: Сейчас в эфире мой коллега, обозреватель Радио Свобода в Италии Джованни Бенси.


Джованни, у вас громадный журналистский опыт, опыт политического аналитика и наблюдателя. Вы припомните столь непростую политическую ситуацию в Италии в послевоенные десятилетия?



Джованни Бенси: Нет, на самом деле, такой ситуации никогда не было. Но я помню все выборы, которые состоялись в Италии, начиная с послевоенного времени, как раз с периода падения фашизма и возникновения демократии.


Я очень хорошо помню первые парламентские выборы, которые состоялись при демократии в 1948 году. Тогда, конечно, итальянские выборы были практически элементом "холодной войны". Потому что там выступали, с одной стороны, де Гаспери, христианский демократ, которые были союзниками США. Ему противостоял Пальмиро Тольятти, который был союзником Советского Союза. Тогда он был еще сталинистом. Несмотря на то, что тогда была неудавшаяся попытка покушения на жизнь Тольятти (был эпизод насилия), несмотря на это было больше уважения между противниками, чем сейчас. Не было таких оскорблений, таких ругательств, при которых мы присутствовали в это время.


Я думаю, что в течение этих десятилетий и то, что произошло теперь во время предвыборной кампании, показывает о каком-то ухудшении политической культуры Италии.



Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Джованни, все-таки итальянцы довольно темпераментная политическая нация. Следует ли ожидать каких-то массовых демонстраций или, по крайней мере, заявлений о том, что такие могут состояться? Насколько я понимаю, пока формально проигравший Берлускони не говорил о том, что выборы могут быть подтасованы, совершена какая-то нечестность. Сомнений в том, что все было по закону, нет? Речь идет о том, что просто пересчитать бюллетени?



Джованни Бенси: Да. Берлускони еще не выступал. Он скоро выступит. Между прочим, объявлено о его пресс-конференции, которая состоится в течение ближайшего получаса. Но заявлений о подтасовке на выборах, манипуляциями выборов не было. Но, конечно, господин Бонаюти, пресс-секретарь Берлускони, заявил о том, что его партия, партия "Вперед, Италия!", потребует пересмотра бюллетеней, потому что было около полумиллиона недействительных бюллетеней. Он говорит, что есть какие-то сомнения по поводу бюллетеней, в которых были выражены голоса для сената. Но это не значит, что в Италии начинается "оранжевая революция". По крайней мере, она была революцией с перевернутыми ролями, потому что Бонаюти и его работодатель Берлускони - это представители оппозиции. Я думаю, что это более или менее часть послевыборной риторики. Но конкретной такой опасности, что могут быть столкновения, нет. Хотя ничего нельзя исключать, конечно.



Андрей Шарый: Джованни, вы сказали о том, что политическая культура, по вашему мнению, у итальянских политиков не так высока, как прежде. Однако в выборах приняло участие более 80 процентов избирателей. Чем вызван столь высокий интерес у итальянцев к политике?



Джованни Бенси: Да, потому что создалась такая обстановка во время предвыборной кампании, что это голосование - это своего рода референдум "за" или "против" Берлускони. А Берлускони - это человек, который может вызвать большие симпатии, но и такие же большие крупные антипатии. Я думаю, что такое большое количество людей пошли к урнам именно потому, что выборы приобрели такой характер. На самом деле, получилось, что Италия, итальянская общественность, практически поровну разделена, расколота на две части. Как писали некоторые газеты - как будто бы сторона идет на лезвие бритвы. Именно это потом и создаст большие трудности для нового правительства. Потому что новое правительство, которое, вероятно, сформирует Романо Проди, будет располагать очень и очень ограниченным большинством и в палате депутатов, и в сенате.



Андрей Шарый: Джованни, обращали внимание наблюдатели на то, что в эту политическую кампанию были активно очень втянуты в качестве действительных политических союзников, главных игроков на политической сцене, итальянские представители радикальных партий - левых и правых. Коммунисты об этом говорили. На стороне Берлускони выступали представители правых партий радикальных. Это вызывает какое-то беспокойство у итальянских обозревателей или нет?



Джованни Бенси: Да, вызывает какое-то беспокойство, на самом деле. Потому что если в правоцентристском лагере усилились, прежде всего, умеренные партии - сама партия Берлускони, которую можно считать умеренной, и партия "Национальный альянс", и особенно Христианско-демократический союз, но вот партия "Лига севера", партия популистская, ксенофобская, но ее можно считать крайне правой, она ослабла. Получила меньше голосов, чем на предыдущих выборах.


А в левоцентристской коалиции, наоборот, усилились особенно радикальные партии. Есть такая партия, которая называется "За воссоздание коммунизма", во главе которой стоит господин Фаусто Бертиноти, которая получила более 7 процентов голосов, оказалась на третьем месте среди партий левого центра. Конечно, сам Проди отнюдь не экстремист. Он выходец из Христианско-демократической партии бывшей, но у него сейчас нет собственной партии. Поэтому у него в отличие от правого центра, где у Берлускони есть своя партия "Вперед, Италия!", которая является крупнейшей в стране партией, у Проди нет собственной партии.



Андрей Шарый: Мой следующий вопрос, Джованни, как раз связан с этим обстоятельством. Правительство Проди еще не сформировано, но его уже начали хоронить. Предположим, что этот кабинет министров будет непрочным. Кто там за ним, за спиной у Проди есть какие-то более яркие, может быть, лидеры? Поскольку, если говорить об упреках, которые бросают Проди... Кстати, что-то не говорят о его политических достоинствах, о том, что он опытный политик, или какой-то хитроумный. Все говорят, что он скучный, а вот Берлускони такой веселый. За Проди есть кто-то сзади? Есть какие-то яркие сильные фигуры, которые могли бы сплотить чуть сильнее эти левые итальянские силы?



Джованни Бенси: Говорят - да. В левоцентристской коалиции, прежде всего, говорят о Массимо Д ' Алема. Массимо Далемо - это председатель левых демократов, то есть партия перестроившихся коммунистов. Эта партия сегодня социал-демократического направления. Многие говорят, что он, Массимо Д ' Алема, как будто сидит в тени и ждет своего момента. Может получиться то, что получилось тогда, несколько лет тому назад, когда во время первого правительства Проди и первого периода, когда у власти был левый центр, когда Проди оставался у власти всего несколько месяцев, а потом его заменили как раз Д ' Алемой.




XS
SM
MD
LG