Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Пересчет голосов в Италии - не начало "оранжевой" революции»


«Это голосование - это своего рода референдум «за» или «против» Берлускони»

«Это голосование - это своего рода референдум «за» или «против» Берлускони»



Выборы в Италии комментирует обозреватель Радио Свобода в этой стране Джованни Бенси.


- Джованни, у вас громадный журналистский опыт, опыт политического аналитика и наблюдателя. Вы припомните столь непростую политическую ситуацию в Италии в послевоенные десятилетия?


- Нет, на самом деле такой ситуации никогда не было. Но я помню все выборы, которые состоялись в Италии, начиная с послевоенного времени, как раз с периода падения фашизма и возникновения демократии. Я очень хорошо помню первые парламентские выборы, которые состоялись при демократии в 1948 году. Тогда, конечно, итальянские выборы были практически элементом «холодной войны». Потому что там выступали, с одной стороны, де Гаспери - христианский демократ, который был союзником США, с другой - ему противостоял Пальмиро Тольятти, который был союзником Советского Союза. Тогда он был еще сталинистом. Несмотря на то, что тогда была неудавшаяся попытка покушения на жизнь Тольятти (был эпизод насилия), было больше уважения между противниками, чем сейчас. Не было таких оскорблений, таких ругательств, при которых мы присутствовали в это время. Я думаю, что нынешняя предвыборная кампания говорит о каком-то ухудшении политической культуры Италии.


- Все-таки итальянцы - довольно темпераментная политически нация. Следует ли ожидать каких-то массовых демонстраций или, по крайней мере, заявлений о том, что такие могут состояться? Сомнений, что все было по закону, нет? Речь идет о том, чтобы просто пересчитать бюллетени?


- Заявлений о подтасовках на выборах, манипуляциях не было. Но господин Бонаюти, пресс-секретарь Берлускони, заявил о том, что его партия, партия «Вперед, Италия!», потребует пересчета голосов, потому что было около полумиллиона недействительных бюллетеней. Он говорит, что есть какие-то сомнения по поводу бюллетеней, в которых были выражены голоса для сената. Но это не значит, что в Италии начинается «оранжевая революция». По крайней мере, она была революцией с перевернутыми ролями, потому что Бонаюти и его работодатель Берлускони - это не представители оппозиции. Я думаю, что это более или менее часть послевыборной риторики. Но конкретной такой опасности, что могут быть столкновения, нет. Хотя ничего нельзя исключать, конечно.


- Джованни, вы сказали о том, что политическая культура, по вашему мнению, у итальянских политиков не так высока, как прежде. Однако в выборах приняло участие более 80 процентов избирателей...


- Это голосование - это своего рода референдум «за» или «против» Берлускони. А Берлускони - это человек, который может вызвать большие симпатии, но и такие же антипатии. Я думаю, что такое большое количество людей пошли к урнам именно поэтому. Получилось, что итальянская общественность практически поровну разделена, расколота на две части. И именно это потом создаст большие трудности для нового правительства. Потому что новое правительство, которое, вероятно, сформирует Романо Проди, будет располагать очень и очень ограниченным большинством и в палате депутатов, и в сенате.


- Наблюдатели обращали внимание на то, что в эту политическую кампанию были активно очень втянуты итальянские представители радикальных партий - левых и правых. Коммунисты об этом говорили. На стороне Берлускони выступали представители правых радикальных партий. Это вызывает какое-то беспокойство у итальянских обозревателей?


- Да, вызывает. Потому что если в правоцентристском лагере усилились, прежде всего, умеренные партии - сама партия Берлускони, которую можно считать умеренной, и партия «Национальный альянс», и особенно Христианско-демократический союз. А вот партия «Лига севера», партия популистская, ксенофобская, но ее можно считать крайне правой - она ослабла, получила меньше голосов, чем на предыдущих выборах.


В левоцентристской коалиции - наоборот, усилились особенно радикальные партии. Есть такая партия, которая называется «За воссоздание коммунизма», во главе ее стоит господин Фаусто Бертиноти. Они получили более семи процентов голосов, оказались на третьем месте среди партий левого центра. Конечно, сам Проди отнюдь не экстремист. Он выходец из Христианско-демократической партии бывшей, но у него сейчас нет собственной партии.


- Правительство Проди еще не сформировано, но его уже начали хоронить. За спиной у Проди есть какие-то более яркие, может быть, лидеры? Что-то не говорят о его политических достоинствах, о том, что он опытный политик, или какой-то хитроумный. Все говорят, что он скучный, а вот Берлускони такой веселый...


- Говорят, да. В левоцентристской коалиции, прежде всего, говорят о Массимо Д ' Алема. Это председатель левых демократов, то есть партии перестроившихся коммунистов, его партия сегодня социал-демократического направления. Многие говорят, что он, Массимо Д ' Алема, как будто сидит в тени и ждет своего момента. Такое уже было - несколько лет назад, когда во время первого правительства Проди и первого периода, когда у власти был левый центр. Тогда Проди оставался у власти всего несколько месяцев, а потом его заменили как раз Д ' Алемой.


XS
SM
MD
LG