Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

140 лет назад: русские жандармы об американских дипломатах




Владимир Тольц: В наших передачах мы уже не раз говорили об иностранцах в России. Приезжавших из разных стран, в разные эпохи. Сегодня мы вернемся к этой теме. Но несколько под другим углом. Речь пойдет не о путевых записках, впечатлениях вояжеров, а о том, как их принимали.


Ольга Эдельман: За принимающую сторону отвечало самое, так сказать, компетентное на тот» момент ведомство: 3-е Отделение собственной его императорского величества канцелярии. Управляющий им по совместительству являлся также шефом жандармов. Сегодня мы почитаем жандармские донесения из дела 1-й экспедиции (так там назывались отделы) 3-го Отделения "О путешествии по России Северо-Американского посольства".



От штаб-офицера Корпуса жандармов, находящегося в Великом княжестве Финляндском - шефу жандармов, господину генерал-адъютанту и кавалеру графу Шувалову 1-му, о пребывании американского посланника в г. Гельсингфорсе, 25 июля/6 августа 1866 г.


22-го сего июля прибыли на Гельсингфорский рейд военные Северо-Американских Штатов монитор и пароход, на коем находился отправленный от конгресса сих штатов к его императорскому величеству чрезвычайный посланник г. Фокс.


Посланник и прибывшие с ним до 30-ти морских офицеров были встречены и приняты местным начальством и городскими жителям со всеми почестями и чрезвычайным радушием; в честь их был дан роскошный обед и бал и провозглашены многочисленные тосты с изъявлениями дружеских уверений; простояв же два дня на рейде, означенные суда отправились в Кронштадт.


Докладывая о сем вашему сиятельству, имею честь присовокупить, что в одно время с американцами прибыли из Стокгольма на коммерческом пароходе три офицера великобританской службы, которые, находясь также на означенных празднествах, в разговоре объяснили мне: что они посланы своим правительством в Россию для изучения организации русских войск. По просьбе этих офицеров им были Свеаборгским комендантом показаны укрепления сей крепости с изъяснением однакоже более важных верков.



Владимир Тольц: Удивительные все-таки, по сегодняшним меркам, были времена! Приезжают иностранные офицеры, в частной беседе сообщают местному жандарму (а он являл собой в одном лице все, что потом стало спецслужбами), сообщают ему, что присланы поинтересоваться русскими войсками. Что делают местные власти? Заводят дело о шпионаже? Ничего подобного. Показывают крепостные укрепления и заодно описывают другие крепости (верки), которые посерьезнее. И это, заметьте, англичане - и едва прошел десяток лет после Крымской войны, когда с ними воевали.



Ольга Эдельман: Пикантно и появление англичан одновременно с американцами. Потому что в середине 60-х годов русско-американская дружба достигла максимума, а подоплека ее была в том, что дружили-то против англичан.



Владимир Тольц: Но давайте, Оля, расскажем, что за американское посольство встречали "со всеми почестями и чрезвычайным радушием" в Гельсингфорсе, - а это старое название города Хельсинки, Финляндия входила в состав Российской империи. Но там, в отличие от самой России, действовал европейский календарь - поэтому на донесении из Финляндии дата двойная.



Ольга Эдельман: Чрезвычайный посланник Соединенных Штатов, заместитель морского министра капитан Густав Ваза Фокс вез Александру II специальную резолюцию Конгресса. В апреле 1866 года на Александра состоялось первое покушение, в него стрелял Дмитрий Каракозов. Сразу после этого президент Джонстон послал ему поздравление со спасением. Это само по себе было неординарным актом, поскольку американцам были свойственны демократические и антимонархические настроения, а Александр - все-таки самодержец. Но дружба двух стран в тот момент достигла такого накала, что одного поздравления президента показалось мало. Конгресс принял резолюцию, поздравлявшую русский народ со спасением императора. И отправил с ней специальное посольство.



Владимир Тольц: В 60-е годы 19 века обе державы обнаружили друг в друге много общего, родственного. И здесь тоже. Ведь в 65 году, причем тоже в апреле, был убит Линкольн, президент, при котором была война Севера и Юга и отменено рабство. Убит он был врагами отмены рабства. Александр II освободил крестьян. Хронологически это все очень близко, крестьянская реформа в России произошла за полтора месяца до начала гражданской войны в США. И в резолюции Конгресса по поводу покушения Каракозова говорилось, что это - несомненно дело противников освобождения крестьян. Как мы знаем, это не так, Каракозов, напротив, был революционным радикалом. Но в данном случае не в этом суть.




Начальник Кронштадтской жандармской команды - господину управляющему 3-м отделением Собственной его императорского величества канцелярии, 16 августа 1866 г.


14-го сего августа освящался в здешней церкви Успения Пресвятыя Богородицы, устроенный пожертвованиями городского общества в память спасения жизни государя императора 4 апреля, придел во имя Преподобного Иосифа Песнописца.


После окончания этого священнодействия, собрались все присутствовавшие на оном в одном из зал Городской Думы, где было поднесено находившемуся также при освящении дворянину Комиссарову-Костромскому звание почетного гражданина г. Кронштадта, при чем сделано здешним городским головою предложение, просить о принятии этого же звания чрезвычайного посланника конгресса Северо-Американских Штатов капитана Фокса.


Об этом имею честь донести вашему превосходительству.


Капитан Дубравин



Ольга Эдельман: Между прочим, как раз тогда же Россия была подключена к атлантическому телеграфному кабелю, и первым отправленным по телеграфу из Петербурга в Америку сообщением стал отчет о приеме делегации Фокса.



Владимир Тольц: А делегация Фокса не ограничилась посещением столицы. Они совершили турне, не только в Москву, но и по волжским городам, от Твери до Нижнего Новгорода и Костромы.



Ольга Эдельман: Почти что по Золотому кольцу. Которого тогда еще не существовало как туристического понятия. Впрочем, выбор городов понятен. Нижний - тогда третий в России город, куда ездили иностранцы. Например, Теофль Готье оставил красочные описания. Крупнейший торговый и деловой центр, Нижний представлялся еще и истинно русским городом, в отличие от столиц, и потому был интересен путешественникам. И не так далеко, как Киев. А Кострома - город, важный в истории династии Романовых, поэтому полагалось посещать Ипатьевский монастырь. Ну, остальное - Владимир, Тверь - это по дороге.



Управление Владимирского жандармского штаб-офицера - шефу жандармов и главному начальнику 3-го Отделения собственной его императорского величества канцелярии господину генерал-адъютанту и кавалеру графу Шувалову, 18 августа 1866 г.


Американское посольство, 17-го числа сего августа в 4 часа пополудни, с экстренным поездом по Московско-Нижегородской железной дороге прибыло на Владимирскую станцию, где имело обед. Дорогих гостей встречали большие толпы народа разных сословий, с восторженными криками Ура! и музыкою от губернского батальона. После обеда в половине 6-го часа отправились в Нижний Новгород благополучно.


О чем вашему сиятельству донести честь имею.


Полковник Богданов


[Помета: О путешествии по России членов Американского посольства завести особые дела]



Ольга Эдельман: Сегодня мы рассказываем о поездке по России американского посольства во главе с заместителем морского министра капитаном Фоксом. Посольство привезло Александру II поздравления Конгресса по случаю его спасения от покушения Каракозова. Американцев принимали с большим энтузиазмом, повозили их по поволжским городам.



Владимир Тольц: Но давайте все же разберемся: откуда такое всенародное ликование по поводу дорогих гостей из Америки? Похоже, дружба России и Америки тогда основывалась на двух важных моментах. Во-первых, дружили против Англии, отчасти - и против остальной Европы. Во-вторых, делить было решительно нечего.



Ольга Эдельман: Во время Крымской войны Америка соблюдала нейтралитет, доброжелательный к России, и нашлись даже американцы, присоединившиеся к русской армии. В первую очередь, несколько молодых врачей. Точек соприкосновения у Российской империи и Соединенных Штатов тогда в самом деле не было. Отношения стали портиться именно после того, как они появились, после продажи Аляски в 1867 году, и затем - по мере продвижения России к Тихому океану.



Владимир Тольц: Но это позднее. А на тот момент для американцев главным была позиция России во время гражданской войны в США. Александр II повел себя несколько неожиданно для самодержца. Он продемонстрировал поддержку демократическому Северу.



Ольга Эдельман: Хотя, казалось бы. Тогда многие сравнивали американский плантаторский юг с помещичьей Россией. Позднее и то, и другое обросло ностальгическими описаниями ушедшей аристократической культуры. Усадьбы, балы и приемы, утонченность, изысканные манеры, домашние библиотеки. Патриархально-семейные (якобы) отношения хозяев и - в одном случае, крепостных крестьян, в другом - чернокожих рабов.



Владимир Тольц: Кстати, и публицистическая риторика сторонников и противников отмены крепостного права в России часто почти буквально совпадала с тем, что писали по поводу отмены рабства в Америке. Та же аргументация. Те же рассуждения землевладельцев, что крестьяне (чернокожие) одни, без хозяев, без "разумного руководства" не смогут.



Ольга Эдельман: Вы знаете, несколько лет назад один наш коллега вернулся из ЮАР. Самым сильным его впечатлением было то, что тамошняя недавняя публицистика по поводу уничтожения расовой дискриминации тоже удивительно похожа на то, что писали в России в пору отмены крепостного права.



Владимир Тольц: Ну, в этой связи понятно, что Александр II симпатизировал Северу. В то время как Англия и Франция склонны были поддержать южан. Такой получился, несколько парадоксальный, расклад. Парадоксальный - если исходить из штампов, что монархия должна быть реакционной и консервативной, выборные режимы - наоборот.



Ольга Эдельман: Известны имена нескольких русских, принявших участие в гражданской войне. Самый известный из них - Иван Турчанинов, дослужившийся даже до звания генерала американской армии. Единственный был в истории американский генерал русского происхождения. Но в Америке он модифицировал свою фамилию в Турчин, Джон Турчин.



Владимир Тольц: Но главное не это. Летом 1863 года положение для северян стало критическим, армии южной конфедерации одерживали победы. И тут, 11 сентября 1863 года, - перекличка дат с днем крупнейшей нью-йоркской трагедией нашего времени заставляет вздрогнуть, - 11 сентября 1863 года в нью-йоркскую гавань вошла русская военная эскадра. Смысл этого события, его подоплека остались отчасти загадкой. В последующие эпохи о них велась масса споров среди историков, в зависимости от текущей политической конъюнктуры то говорили о дружественном жесте России, то искали за ним какое-нибудь скрытое коварство.



Ольга Эдельман: В 1863 году тоже все терялись в догадках. Ясно было одно: русские за северян. Как только корабли появились, по Нью-Йорку пошли слухи, что это - начало русской интервенции в помощь Северу, что на подходе еще более сильный русский флот. Ведь в гражданскую войну северяне постоянно боялись англо-французского вторжения на стороне Конфедерации. Русский корабль посетила миссис Линкольн - и это был первый иностранный военный корабль, который она вообще посетила. Моряков встречали с большим энтузиазмом.



Владимир Тольц: В американскую гражданскую войну, как известно, русские не вступили. Моряки погостили в Нью-Йорке - и отбыли. Таким образом Александр II тонко, но вполне весомо продемонстрировал свою позицию. Потому-то до сих пор идут дискуссии, что русские имели тогда в виду. Но тогда, осенью 1863, жители американской столицы ликовали и в честь русских моряков устроили серию пышных приемов.



Ольга Эдельман: Дело было посреди войны, на фоне военных лишений и экономических трудностей. 5 ноября в зале Музыкальной академии в Нью-Йорке был дан фантастический бал. Американская пресса писала, что бала такого размаха в Америке еще не бывало. Зал спешно отремонтировали, разукрасили цветами и флагами двух держав. За ужином стол был украшен сахарными фигурами Александра II , Линкольна, Петра I и Вашингтона. Газеты перечисляли немыслимое число съеденного и выпитого. Русские офицеры пользовались большим успехом. Как иронизировал один местный журналист, "Поздней ночью … мы видели некоторых из них, окутанных огромными облаками муслина и кринолина, вращаемых туда-сюда как будто огромной пыточной машиной, их глаза горели, волосы были растрепаны и весь вид выражал отчаянное желание, несомненно, желание скорее удрать".



Владимир Тольц: Некоторые скептически высказывались по поводу этого бала на фоне военных неудач. Но, видимо, люди так устали от войны и лишений, что праздник был им нужен.



Ольга Эдельман: Ну а спустя три года уже русские принимали американцев со всей возможной широтой.



Штаб-офицер Корпуса жандармов Костромской губернии - шефу жандармов, 24 августа 1866 г.


Кострома, приготовившись к встрече уполномоченных Конгрессом Северо-Американских Штатов, дождалась дорогих гостей в воскресенье, 21-го числа. Узнав предварительно о желании г. Фокса пробыть в Костроме только несколько часов, костромское дворянство чрез своего предводителя депешею просило американцев принять обед от общества дворян, на что телеграммою же получено согласие, в знак особого уважения к славным преданиям костромичей. Депутация из старшин общественного клуба, явившись к предводителю, просила г. Карцева допустить к участию в обеде лиц прочих сословий, желание их было принято с полным радушием и всех желающих оказалось до 160 человек.


К сожалению жителей, приготовленная встреча гостей на пристани не удалась вследствие прибытия парохода их в Кострому ранее тремя часами против назначенных в уведомлениях, разосланных г. губернатором, что произошло от того, как объяснил адмирал Лессовский, что пользуясь луною, они шли всю ночь; прочем, несмотря на то, начальник губернии и некоторые из близ живущих к пристани, успели вовремя прибыть на пристань, равно как и экипажи появились на месте.


День этот для Костромы останется надолго в памяти, по поводу необыкновенно сильно выраженных патриотических стремлений. Сев в экипажи, дорогие гости наши отправились отдать визиты гг. губернатору, предводителю и городскому голове, после возвратились на свой пароход, где ожидал их завтрак. Возвращение это уже приветствовала толпа народа, успевшая собраться на берег, и публика, собравшаяся на пристани прохода, где г-жа Левашова поднесла букет цветов, перевязанный лентой американского флага. До обеда, который назначен был в 6 часов, американцы посетили Ипатьевский монастырь, где встречены и сопровождаемы были самим епископом Платоном.


Приехав на обед, дорогие гости встречены были при входе музыкой американского гимна, а при вступлении в зал их приветствовали дети, одетые по-праздничному, с букетами цветов и английскою речью, а депутация села Молвинита поднесла г-ну Фоксу хлеб-соль.


Время за обедом было проведено в излияниях самых искренних симпатий к нашим заатлантическим друзьям, а цель поездки их в Россию и в Кострому приветствована была самым сильным восторгом. Много речей, много тостов, соответствующих чувствам обедающих, было провозглашено в день тот, а пожелание и надежда г. Фокса, что "братская дружба России сохранится навечно, вечно и вечно" - вызвало сильнейший взрыв восторга, выразившийся объятиями пирующих, чоканьем бокалов, которые осушались перекрещенными руками, и оглушающими криками Ура! Тосты за здоровье государя императора, предложенные несколько раз (гг. Фоксом и Прохоровым) надолго останавливали продолжение обеда, - причем американцы, с поднятыми кверху салфетками, старались превзойти нас в воодушевлении. За обедом было предложено послать телеграмму в Вашингтон с приветствием от костромичей, что принято всеобщим одобрением.



Владимир Тольц: Вот, и трансатлантический кабель пригодился.



Ольга Эдельман: В этой поездке секретарь Фокса вел записки, которые потом опубликовал. Он старался писать с дипломатической сдержанностью, но был сражен туалетом княжны Апраксиной. Ее платье было сшито на манер американского флага: голубой корсаж в звездах и юбка в красно-белую полоску. К тому же платье девице было очень к лицу.



Из донесения офицера Корпуса жандармов Костромской губернии:


Дамы, бывшие зрительницами с хор, также принимали участи в восторгах обедающих, и одною из них с хор предложен был тост за здоровье г. Фокса, в ответ на его речь, в которой г. Фокс выразился, что "если можно найти какой-либо недостаток в великолепии данного им праздника, так это то, что зачем ангелы (указывая на хоры) не присутствуют здесь внизу". День закончился в саду общественного клуба, где американцы, пробыв более часу, танцевали с нашими дамами, а оставив собрание, пожелали осмотреть завод гг. Шиповых, пущенный в ход в 11 часов вечера.


Обстановка праздника была великолепна по возможности, собрание снаружи убрано было национальными и американскими флагами, вечером нарядно иллюминировано, внутри обставлено большими деревьями, цветами и также огромными американскими флагами и транспарантами имен Джонсона, Вашингтона и Линкольна. Громадная масса народа, собравшаяся на праздник, устроенный в этот день и для него, неподдельно восторженно приветствовала дорогих гостей и русское Ура" и радушие костромичей в этот день надолго не изгладятся из впечатлений, уносимых отсюда за океан нашими друзьями.


О всем вышеизложенном имею честь донести вашему сиятельству.


Штабс-капитан Андреев



Ольга Эдельман: Вы знаете, эти жандармские донесения чисто стилистически напоминают, конечно, и Гоголя, и Щедрина, но еще, как ни странно, советскую публицистику хрущевской поры. "Наши заокеанские друзья" - очень характерный оборот. Этакая помесь Гоголя с Аджубеем.



Владимир Тольц: Пока американцы ездили по России, сменился глава 3-го отделения. Теперь им стал генерал Мезенцов, Шувалова определили заведовать польскими делами. Мезенцев с перерывами возглавлял 3 отделение и Корпус жандармов, а в 1878 году был убит народником Степняком-Кравчинским.



Штаб-офицер корпуса жандармов, находящийся в Тверской губернии - управляющему 3 Отделением собственной его величества канцелярии, свиты его величества господину генерал-майору и кавалеру Мезенцеву, о проследовании чрез Тверь американского посольства, 25 августа 1866 г.


Вчера, 24-го числа, американское посольство, прибыв из Нижнего Новгорода в Тверь на пароходе в 5 часов пополудни, отправилось в С.-Петербург по железной дороге в 7 часов вечера.


Хотя о приезде посольства сделалось известно только за несколько часов, - но этого было достаточно для приготовления оному достойного приема. На пристани, украсившейся русскими и американскими флагами, ожидали прибытия парохода губернский и тверской уездный предводители, наличные дворяне, градский голова с почетным купечеством и много служащих; набережная была покрыта народом. Путешественники вступили на берег при звуках народного американского гимна и громогласных кликах; разместясь в приготовленных для них экипажах, они отправились на станцию железной дороги, прежде чего г-н Фокс сделал визит губернатору.


На станции был дан великолепный обед, обильный тостами и речами, в которых выразилось обоюдное искреннее сочувствие двух наций.


По частным известиям, при кратковременной остановке посольства в г. Корчеве, городское общество просило г-на Фокса принять звание почетного гражданина.


Имею честь донести об этом вашему превосходительству.


Полковник Симановский



Владимир Тольц: Дипломатический и политический интерес - это одно, но общественное мнение ведь не только им определяется. Были, кстати, и те, кого русско-американское сближение в 60-е годы 19 века удивляло. Была такая карикатура: Линкольн на фоне тел убитых конфедератов, и Александр, на фоне тел участников польского восстания, горячо пожимают друг другу руки. Подпись: "Крайности сходятся". Но, если с известными допущениями использовать современные словесные клише, можно скзать, что общественное мнение обоих стран провозглашало: "Россия-Америка: дружба навек". И энтузиазм на эту тему был искренний. Тут дело не только в политике, отсутствии точек столкновения интереса. Тогда публика и русская, и американская, увлеченно переживала открытие: между двумя державами очень много общего.



Ольга Эдельман: Огромные пространства. Американцы осваивали дикий запад, русские - пустынную Сибирь. Причем и те, и другие стремились, каждый со своей стороны, к побережью Тихого океана. И те, и другие сложно относились к Европе, со смесью восхищения, подражания - и обидой, что их народ европейцы не считают ровней. Обе страны начинали промышленный и технический рывок. Строили железные дороги. О ситуации с отменой рабства и крепостного права мы уже говорили.



Владимир Тольц: Ну, и много говорилось о сходстве в такой трудно поддающейся определению вещи, как национальный характер. В противовес европейской чопорности - сошлись пресловутые русская широта души и американская непринужденность.



Начальник Кронштадтской жандармской команды - господину управляющему 3-м отделением собственной его императорского величества канцелярии, 3 сентября 1866 г.


Сего числа, в 5 часов пополудни, снялась с якоря и отправилась в море стоявшая на Кронштадтском рейде эскадра Соединенных Штатов. Американцев сопровождало несколько наполненных публикою пароходов и, несмотря на ненастную погоду, вся стенка внутренней брандвахты была унизана обоего пола и всех сословий жителями Кронштадта, которые громкими криками "ура" посылали отплывавшим в свое далекое отечество друзьям признательной и гостеприимной России, свои последние, прощальные приветы. Одновременно с этими искренними выражениями приязни, раздавались с брандвахты и с одного из пассажирских пароходов звуки американского народного гимна.


Об этом имею честь донести вашему превосходительству.


Капитан Дубравин



Владимир Тольц: Обстановка в мире меняется, вчерашние друзья становятся заклятыми врагами, потом снова начинается "дружба навек". Но все-таки удивительно, как многое в истории повторяется. Иногда почти буквально. Александр II дружил с Соединенными Штатами в 60-годы 19 века, ровно сто лет спустя – Хрущев встретился "лицом к лицу с Америкой", и начался новый русско-американский политический роман, как и многие другие романы наполненный не только любовью, но и враждой, и конфликтами, и ненавистью порой. Что дальше-то?


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG