Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новая законодательная попытка «Единой России» поставить под контроль негосударственную прессу в период предвыборных кампаний


Борис Туманов

Борис Туманов


Владимир Кара-Мурза: Сегодня достоянием гласности стал законопроект, предусматривающий уголовную ответственность главных редакторов негосударственных средств массовой информации за отказ публиковать агитационные материалы какого-либо из участников избирательной кампании. Проект обсуждаем с одним из его авторов - Геннадием Гудковым, членом думского комитета по безопасности. Какова цель подготовленного вами в соавторстве с еще тремя депутатами законопроекта?



Геннадий Гудков: Я, честно говоря, хотел бы объяснить законопроект, потому что вводная часть совершенно не соответствует содержанию, нам придется менять тему разговора, говорить совершенно о другом. Дело в том, что законопроектом не предусматривается никакой ответственности уголовной - это во-первых. Во-вторых, речь идет о равных правах для партий и для кандидатов. Суть законопроекта достаточно проста: мы пытаемся вернуть к существовавшему ранее до 91 года порядку агитации и пропаганды. То есть за последнее время в законе российском произошли некоторые изменения. В частности, если государственные СМИ обязаны предоставлять равные возможности в случае их участия в агитационной кампании, платные возможности, равное количество времени в эфире или места в печатных СМИ, то в последнее время тихо-тихо и очень незаметно для многих в российских законах появилась поправка, в российском законе об избирательных правах, о том, что негосударственные СМИ, заявившие о своей готовности и желании участвовать в выборном процессе, могут отказать той или иной партии или тому иному кандидату в платной рекламе, видимо, имея в виду, что не совпадают позиции, взгляды и тому подобное. Не нравишься ты мне, грубо говоря.


Я считаю и мои коллеги меня поддержали, соавторы законопроекта, что эта норма может быть направлена на большее политическое позиционирование СМИ, она может быть и правильной в идеальном государстве. Но, к сожалению, мы наблюдаем картину, когда в региональных выборах местные СМИ, а там почти нет государственных, они все равно зависимы от административного фактора. И когда администраторы, скажем так, используют имеющиеся в их распоряжении рычаги, то вдруг местные СМИ как по команде перестают предоставлять даже за деньги, даже за оплату пространство в газетах и эфирное время. Я считаю, что это нарушение принципа равноправия. Я считаю, что у нас поправка направлена как раз на восстановление этих принципов, поскольку в данном случае мы столкнулись с практикой такого жесткого административного давления.


Но я могу сказать о примере Народной партии – это небольшая партия, которую я возглавляю, левоцентристского социал-демократического толка, которая в Калининграде сражалась и ей было отказано в платных эфирах, в платных публикациях по одной простой причине, что у нас другая позиция. На самом деле за кулисами те же самые журналисты или редакторы говорили, что у них есть жесткие указания руководства «не пущать». Вот, собственно говоря, смысл, суть нашей поправки. Поэтому, мне кажется, произошла некая путаница, я вынужден вносить ясность.



Владимир Кара-Мурза: Спасибо. Один из ваших соавторов Сергей Бабурин, вице-спикер Государственной думы гордится подготовленным законопроектом.



Сергей Бабурин: В законопроекте, который мы подготовили вместе с Хинштейном, Гудковым, Безбородовым, речь идет о взаимной ответственности в обществе и различных общественных сил, государства и деловых кругов. Мы считаем это принципиально важно сегодня, когда происходит огосударствление общества и нужно думать о механизмах, которые бы остановили нарастание тоталитарных тенденций.



Владимир Кара-Мурза: А какова тогда ответственность главных редакторов, которые будут нарушать предложенный вами закон?



Геннадий Гудков: На сегодняшний день это регулируется другими законами. К сожалению, мое предложение, оно было когда-то, звучало и было оформлено в виде поправки установить вообще для должностных лиц, которые допускают вмешательство в избирательный процесс, не только административную, но и уголовную ответственность, просто однозначное тюремное заключение, она в момент работы над законами, которые описывают общие права, эта поправка была отклонена. Содержится, допустим, ответственность должностных лиц, к которым я отношу в том числе главных редакторов государственных СМИ, содержится административная ответственность. И в случае фальсификации и прочее есть статья, предусматривающая уголовную ответственность, но она в основном относится к работникам избирательных комиссий. Поэтому, к сожалению или к счастью, можно сказать, в России нет уголовной ответственности для должностных лиц. Так как главный редактор негосударственных СМИ вообще не является должностным лицом, то может быть это пробел нашей поправки, ответственность для них не предусмотрена, если вдруг они по каким-то причинам откажут. Единственное, будет возможность говорить о неправильном, об искажении волеизъявления граждан, если вдруг какие-то СМИ начнут не предоставлять равные возможности. Причем, подчеркиваю, что это добровольное участие канала или печатного издания, когда он заявляет о своем участии, когда он публикует расценки, на которых он предоставляет ту или иную услугу по политической рекламе, когда проводятся соответствующие жеребьевки и так далее. Речь идет как раз о более демократичном, о более цивилизованном предоставлении пространства для политической рекламы.



Владимир Кара-Мурза: Главный редактор газеты «Новые известия» Валерий Яков, опубликовавший сегодня этот законопроект, возмущен диктатом законодателей.



Валерий Яков: Если вот эти поправки будут приняты в полной мере так, как их вносит господин Гудков и господин Хинштейн, то есть с возможностью привлечения главных редакторов к уголовной ответственности, как это предлагают, то, конечно, это можно будет рассматривать как своеобразную форму цензуры. Потому то вряд ли какой-нибудь редактор захочет оказаться под уголовной статьей за то, что он отказался разместить предвыборные материалы той или иной партии. У ЛДПР есть своя газета, то ли «соколы», то ли «вороны» Жириновского. Но мы в своей газете далеко не всех участников процесса печатали бы предвыборного. И есть партии, которым я как главный редактор ни за какие бы деньги не предоставлял редакционную площадь. И поэтому закон, который меня будет обязывать предоставлять такую площадь, я считаю, что он будет ущемлять и наши права и наше человеческое достоинство.



Владимир Кара-Мурза: Вы выслушали мнение Валерия Якова, главного редактора одной из влиятельных газет. Подпадают ли «Новые известия» под действие вашего потенциального закона?



Геннадий Гудков: Да, безусловно, любое СМИ подпадает. Мне, конечно, понятна позиция редактора. Наверное, у нас есть некоторые политики, некоторые аполитические партии, которых может быть стыдно публиковать, стыдно предоставлять им рекламное время и пространство для политической рекламы. Но я бы сказал, что это противоречит принципам волеизъявления вообще. Если народ избирает тех, за кого стыдно Якову или кого-то еще – это проблема народа, в конечном итоге это выбор народа. Это точка зрения, которая может не совпадать с позицией главного редактора и даже его сотрудников. Но если мы не предоставим равные возможности всем участникам избирательного процесса, а я еще подчеркиваю, что участники избирательного процесса не имеют права призывать к национальной и религиозной розни, к экстремистским действиям, к вооруженному насильственному захвату власти и так далее, то есть существуют общепринятые, общемировые, общеевропейские ограничения в российском законодательстве, я лично не вижу иного способа установления равных возможностей для всех участников избирательного процесса, нежели через обязательную норму права российского, которую мы пытаемся восстановить, кстати говоря, просто вернуться, не придумать что-то новое, а восстановить то, что было.


Раз вы заявили о готовности участвовать в процессе избирательном, раз вы хотите заработать на этом денег, раз вы желаете участвовать, пожалуйста, тогда предоставляйте равные возможности. Другое дело, если вы не хотите, вам противна избирательная кампания, все кандидаты, все партии и так далее - это ваше право, вы можете не участвовать в этом, тогда вы имеете право публиковать и печатать свои взгляды и позицию уже не в рамках агитационной кампании, излагать свою позицию в отношении выборов тех или иных кандидатур и партий, но это будут разные вещи.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Господин Гудков, есть великолепный образец для всех стран СНГ – это управляемая демократия. Управляет ей ковбой Лукашенко, а Кремль по-иезуитски затягивает удавку на молодой демократии. Кремлевскую палату придумали, которая работает при закрытых дверях. Вы это только для «медведей», для вашей партии.



Владимир Кара-Мурза: Как раз законопроект предусматривает право всех участников процесса публиковать свое мнение.



Геннадий Гудков: Честно говоря, мне вопрос непонятен. Я понимаю, что есть эмоции, какое-то недовольство у человека конкретного. Но в данном случае это никак не относится к этой поправке, к этому законопроекту. Разные, как мы говорим, разные предметы регулирования. Я еще раз напоминаю: да, я работаю во фракции «Единая Россия», я никогда этого не отрицал и получил приглашение, работаю, мне кажется, честно. Но у меня есть своя точка зрения, я руковожу Народной партией, являюсь председателем центрального комитета. И я считаю допустимым высказывать точку зрения, отстаивать ее в думской полемике. Поэтому я не для «медведей» стараюсь и не для народников, я стараюсь для того, чтобы в России был нормальный избирательны процесс. И считаю, что моя позиция имеет право на жизнь.



Владимир Кара-Мурза: Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов признает справедливость доводов обеих сторон.



Алексей Симонов: Господин Гудков говорит вещь абсолютно разумную. Та пресса, которая готова освещать избирательную кампанию, готова в том смысле, что готова предоставить свои страницы для освещения этой избирательной кампании, она должна в равной степени предоставлять эти страницы всем, кто готов их купить, из тех, кто имеет право в этой избирательной кампании участвовать. Тогда вполне можно себе представить, что газета «Соколы Жириновского» будет печатать программу КПРФ, а газета «Лимонка» предвыборные заявления СПС. Партийная печать – это партийная печать, и это никак не должно касаться партийной печати, потому что партийная печать заведомо ангажирована в пользу интересов своей партии.



Владимир Кара-Мурза: Распространяется ли ваш законопроект на партийные газеты, тоже негосударственные по определению?



Геннадий Гудков: Нет, я согласен с прозвучавшим доводом, что партийная печать не может во все стороны проявлять одинаковую позицию и поэтому, действительно, партийная печать в данном случае не включается в перечень. Для партийной печати в российском избирательном законодательстве есть отдельная статья, где как раз указывается, что в данном случае партийная печать - особый вид политической агитации. Речь идет о иных негосударственных СМИ, в основном работающих на коммерческой основе, зарабатывающих своих деньги либо тиражами, либо рекламой, которые заявляют готовность участвовать в избирательной кампании. Поэтому здесь в данном случае мы соблюдаем принцип «и волки сыты, и овцы целы».



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: У меня два вопроса. Первый, если можно, к ведущему Владимиру Кара-Мурза личного свойства. Я сейчас читаю Унбегаума, английское издание, «Русские фамилии». Я там нашел интересный материал, что Карамзин - это знаменитый русский историк, его фамилия происходит от Кара-Мурза. Я хотел спросить - вы не родственники? Потому что вы тоже историк.



Владимир Кара-Мурза: У нас однофамильцев нет, мы все родственники.



Слушатель: Вопрос вашему гостю Геннадию Гудкову: вы говорите о равных возможностях. Я сейчас включаю любой канал государственного телевидения, там Путин уже по пятому заходу выступает о несчастной тысяче для учителей, для классных руководителей. И неизвестно, когда они ее получат. А Явлинского я уже забыл, когда последний раз его видел. О каких равных возможностях можно говорить?



Владимир Кара-Мурза: Теперь, к сожалению, партия «Яблоко» даже не парламентская. Сегодня не был Григорий Явлинский на встрече с лидерами думских фракций по независящим от него причинам.



Геннадий Гудков: Я вообще выступаю за большую полемику, за большую представительскую часть в Государственной думе. Я об этом часто говорю в различных средствах массовой информации. Мне искренне жаль, что в Государственной думе сегодняшнего образца нет либерально-демократических, я не имею в виду партию Жириновского, я имею в виду реальный либерально-демократический спектр, который представляет, на мой взгляд, в различной степени «Яблоко» и СПС. Но об этом можно только сожалеть. Наверное, никто не занимался какой-то подтасовкой выборов - это было решение на тот момент российского народа. То ли ошиблись партии, то ли были какие-то иные факторы. Но винить здесь Центризбирком нельзя.


Что касается демонстрации наших государственных деятелей, Путина, Фрадкова и так далее, но здесь, как говорится, из песни слов не выкинешь. Если новости формируются должностными лицами государства в значительной степени, никуда не денешься, это надо показывать. И в данном случае мы не можем, что это предвыборная агитация, поскольку, во-первых, нет выборов, а во-вторых, это не агитация - это просто репортажи с мест событий. Да, я понимаю, что у нас излишняя регулированность СМИ существует. И именно как раз моя поправка направлена на то, чтобы с этой зарегулированностью бороться. Поэтому я, наверное, в какой-то части соглашаюсь с автором вопроса, но это не совсем по кафедре, это не ко мне, а к тем, кто является оппонентами подобного рода поправок.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Знаете, я сейчас прослушал Гудкова и практически полностью с ним согласен. Практически все то, что он сказал, соответствует, если можно назвать, идеалам перестройки. Я давно ожидал посягательств на остатки свободы слова. По существу, если помните, перестройка начиналась именно с гласности. Люди, которые находятся сейчас у власти, он, естественно, постараются как можно резче и жестче ее зажать. Я не знаю, что тут делать, но надо над этим думать.



Владимир Кара-Мурза: Может ли ваш проект стать рычагом давления на главных редакторов?



Геннадий Гудков: Нет, я думаю, что просто проект формирует нормальные правила игры. И наши участники радиопередачи это подтверждают. Что касается людей во власти, я хочу подчеркнуть, что когда формируются слишком может быть большие политические силы, то образуются совершенно различные точки зрения внутри самой власти. Власть не монолит. И если у Кремля много башен, как принято говорить, а в Кремле все-таки не так много народу работает, то в Государственной думе и в политических партиях башен еще больше. Поэтому есть разные точки зрения, есть разные подходы, есть определенная полемика. Да, может быть сегодня этой полемика стало значительно меньше на пленарных заседаниях, меньше в прессе, меньше на телевидении. Но поверьте, что внутрикулуарные дебаты проходят не менее жестко, не менее эмоционально, и они звучат практически в каждом кабинете, где проходит заседание - это и комиссии, и комитеты, и подкомитеты и так далее.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Московские выборы, которые были в декабре, они четко показали: существуют партии, такие могильщики, у которых нет никакой программы. Туда даже подключилась Арбатова, которая не могла объяснить ничего о партии, но говорила, какое червивое «Яблоко». Мы увидели 70-летие Говорухина, Говорухин рассказывал: меня так упрашивала «Единая Россия», и я был вынужден пойти на эти выборы. Вы посмотрите, какой был завал. Опытный журналист и ведущий «Времен» пригласил его тут же сразу к себе. И когда все возмутились, почему он Шендеровича не пригласил, все ждали, что он пригласит Шендеровича, они проходили по одному избирательному округу, он на следующий день такую декорацию в виде Веры Сотниковой выставил. Это вообще возмутительно. Понимаете, с утра до вечера крутить фильмы кандидата, режиссера видного, который на последних президентских выборах не мог сказать, президентом какой страны может выбираться, он не то империя говорил, не мог вспомнить, что это Российская Федерация.



Владимир Кара-Мурза: Если говорить о программе «Времена» - это Первый канал, это государственный канал, на него как раз законопроект Геннадия Владимировича не распространяется.



Геннадий Гудков: Нет, он распространяется, если Первый канал будет участвовать в избирательной кампании. Без разницы, какое СМИ. Потому что ОРТ является акционерной формы собственности, он не государственный. Государственным является только Второй канал. Поэтому распространяется на Первый канал в том числе. Я хочу сказать, что, безусловно, всегда у действующей власти есть некие преференции. Потому что события репортажные, события о каких-то официальных действиях должностных лиц, они, безусловно, транслируются чаще, чем политическая реклама. Это неизбежно. Но это есть везде, это есть во всех странах.


И если говорить об избирательной кампании Станислава Говорухина, то, понятно, что случайно или неслучайно совпала избирательная кампания с его фильмом. Формально это не было агитаций и пропагандой. Я понимаю, что де-факто это могло воздействовать на умы избирателей. Но мне кажется, что было бы какое-то отторжение как кандидата, то больше народу пришли на избирательные участки и выразили эту позицию. Потому что, если мне правильно помниться, выборы проходили с большим трудом, я имею в виду с точки зрения явки. Поэтому, мне кажется, не было никакого ажиотажа, было определенное согласие на избрание Говорухина депутатом на довыборах этих. Да, может быть нужно было бы предоставить и иные возможности.



Владимир Кара-Мурза: Соавтор законопроекта депутат Александр Хинштейн отстаивает собственную правоту.



Александр Хинштейн: Мы полагаем, что это норма необходимая для того, чтобы полностью соблюсти честность и прозрачность в правилах игры. Сегодня есть необходимые правила игры в части государственных средств массовой информации, мы полагаем, что они спокойно распространяются на негосударственные средства массовой информации. Есть объем эфира, если мы говорим о телевидении или о радио, есть объем печатной площади, если мы говорим о газете - это все сегодня установлено, здесь не требуется каких-то корректировок и дополнительных расчетов. Если же поправка будет принята, то СМИ вряд ли будет этого избегать. Я думаю, что наши коллеги-журналисты достаточно дисциплинированный народ и законы в части, касающейся себя, они точно будут соблюдать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы задать вопрос, но мне неясен один момент. Если средство массовой информации отказалось от рекламы всех партий, то оно может редакционный материал публиковать?



Геннадий Гудков: Я готов ответить. Да, конечно, законопроект регулирует только те СМИ, которые изъявили готовность и желание участвовать в избирательной кампании, то есть путем предоставления соответствующего рекламного пространства для политических платформ программ партий или кандидатов. Если СМИ не участвует, а такое бывает, тогда оно имеет право в соответствии с законом о журналистике в России на изложение информации, освещении событий, формировании может быть точки зрения редакции на общие процессы и так далее. Лишь бы там не содержалось признаков завуалированной, закамуфлированной пропаганды и агитации в пользу какого-то одного из участников избирательного процесса. А так, пожалуйста, нет никаких ограничений в данном случае.



Владимир Кара-Мурза: И теперь ваш второй вопрос, Валентин.



Слушатель: Этот вопрос как раз вытекает из ответа. Я думаю, что это очень усиливает административный ресурс этот момент.



Геннадий Гудков: Наоборот. Мы столкнулись с картиной, когда в регионах СМИ, даже являясь формально независимыми, негосударственными, не находящимися на бюджете области или края, они, тем не менее, вы прекрасно понимаете, где они живут, с кем им жить, с кем им строить отношения, и неофициальная команда, неофициальное распоряжение, запреты прекрасно работают. Как раз этот момент в законодательстве, то есть право на отказ в платном размещении рекламы любой политической партии или кандидату и дает возможность администраторам манипулировать общественным мнением. То есть одни получают все возможности, а другие никакие. Здесь как раз мы боремся с дискриминацией в области объема агитации и пропаганды. Я, честно говоря, не понимаю, почему этот вопрос возникает. И честно говоря, мне непонятно, что автор вопроса имеет в виду. В чем тогда мы помогаем зажимать, скажем так, рекламу политическую, каким действием?



Владимир Кара-Мурза: Давайте послушаем Михаила Леонтьева тележурналиста Первого канала, который радуется, что новый закон пополнит казну независимых редакций.



Михаил Леонтьев: Наверное, можно отрегулировать каким-то образом предоставление материалов за деньги. То есть, например, что нельзя без каких-то специальных мотивов судебных, обсуждаемых, грубо говоря, отказать за деньги разместить рекламу той или иной партии по стандартной расценке. Если мы обяжем оппозиционной газете за деньги помещать рекламу не оппозиционной «Единой России», условно говоря, если «Правда», «Советская Россия» обязана будет печатать за хорошие деньги программу «Единой России», то это очень гуманные меры.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, Геннадий Владимирович, возможна ли подобная ситуация?



Геннадий Гудков: Теоретически возможно все, но практически как раз происходит явление обратное, что партии, имеющие, скажем, наибольший ресурс административный, политический, финансовый, они получают наибольшие преференции именно благодаря своим связям с главами регионов и руководством. И надо четко понимать, что если мы установили для государственных СМИ обязанность, то сегодня государственных СМИ в регионах практически не осталось. Грубо говоря, из пяти-шести каналов местных выходит в лучшем случае один, а то и не выходит ни одного. Из 20 газет региональных может быть одна, хорошо если две финансируются из бюджета области какого-то крупного города, все остальные коммерческие. И таким образом получается, что тот, кто имеет ресурс административный, может за деньги рекламироваться в 20 газетах, а тот, кто этого ресурса не имеет и может использовать в лучшем случае куцую площадь в государственном СМИ, о каком же равенстве возможностей, о каком же равенстве в избирательном процессе для всех участников мы можем говорить? Я понимаю, что можно ерничать и подкалывать. Но ведь на самом деле все это было, все это работало на протяжении многих лет и не вызывало никаких сомнений.


Честно говоря, я даже не знаю, кто автор отмены этой нормы, почему это появилось. Вообще, честно говоря, я с удивлением сам узнал, когда мне юрист показал строчки этого закона, я был поражен. Потому что предыдущие избирательные кампании в Государственную думу происходили как раз совершенно по другой схеме. Поэтому мы ничего нового не придумываем, мы просто возвращаемся к тому старому, что было лучше, чем сегодня новое.



Владимир Кара-Мурза: Но «Единая Россия» добровольно отказалась от участия в равных дебатах на телевидении и на частном телевидении, если таковым можно считать НТВ, в 2003 году.



Геннадий Гудков: Кстати говоря, сейчас на законодательном уровне этот вопрос решен, и политические партии обязывают участие в дебатах участие принимать. Вопрос только в том, что сейчас эти партии будут избираться по рейтингам. Грубо говоря, если «Единая Россия» крупнейшая партия, она не будет вести диалог, предположим, с какой-то мелкой вновь появившейся партией, она будет состязаться с серьезным политическим соперником, имеющим набольший рейтинг. Таким образом сейчас в российском праве отрегулирован этот вопрос, можно сказать. И сегодня уже ни одной партии не удастся уйти от прямых дебатов, от прямых словесных поединков, от состязательности программ, взглядов, идей и личностей. Поэтому как раз это тоже вопрос на сегодняшний день в праве российском закрепленный. Я считаю, что он правильно закреплен.



Владимир Кара-Мурза: Денис Драгунский, главный редактор партийной газеты Союза правых сил «Правое дело», намерен обходить этот закон.



Денис Драгунский: Нас, людей, работающих в независимой прессе, будут заставлять писать протокольную ахинею. Нет таких законов, которые нельзя обойти. Я, более того, могу сказать, как это можно обойти. Практически в каждой газете очевидно будет печататься маленькая заметочка, в которой будет написано о том, что за истекшую неделю КПРФ боролась за права обездоленных, ЛДПР боролась за права русскоязычного населения в Молдавии, Национал-большевистская партия пикетировала администрацию, «Единая Россия» правила нами всеми, «Яблоко» призывало демократов сплотиться, Союз правых сил распространял либеральные ценности. Вот и все. Если это можно будет обходить, то это может превратиться, как многие наши законы, в такое фарсовое решение.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новосибирска от радиослушателя Михаила.



Слушатель: Добрый вечер. Позвольте реплику и вопрос. Депутат Гудков, если бы лет 10-12 назад вам рассказали, в каком российском балагане вы будете участвовать, я думаю, вы бы оскорбились или смеялись бы. Вопрос прямой: если обратиться к опыту стран, считающих себя эталоном демократии, а что в США в неофициальных республиканских СМИ разве встречаются призывы голосовать за демократов? Например, в Италии газеты Берлускони разве призывали голосовать за Проди?



Геннадий Гудков: Я просто сожалею, что наши радиослушатели, видимо, подключаются позже к передаче и не слышали предыдущих ответов. Я сказал, что речь идет о СМИ, не учрежденных политических партиями, о независимых СМИ, которые имеют ряд учредителей физических или юридических лиц, речь не идет о партийных газетах, во-первых. Поэтому партийную прессу исключаем и оставляем все остальное. Всего этого остального ровно в 126 раз больше, чем партийной прессы. И меня интересует именно этот срез средств массовой информации, которые и являются доминирующими в определении позиции нашего гражданина перед тем, как он делает свой выбор. Поэтому, я думаю, что если внимательно слушать мои предложения и пояснения, то можно было бы не задавать этого вопроса.


Что же касается комментария о возможности обойти закон. Во-первых, обойти закон нельзя, а во-вторых, можно испортить впечатление. Безусловно, я понимаю, что партийная пресса, хотя я еще раз говорю, что она исключена из этого законопроекта, или любая другая ангажированная газета может сделать следующее. Она может сделать политическую рекламу на одной и той же странице, на неудобной странице для коммунистической партии и, наоборот, допустим, для СПС сделали прекрасную рекламу на нужном месте. Либо, наоборот, разместить на нужном месте рекламу КПСС, но еще более крупной сделать статью, разоблачающую зверства коммунистов в какие-то годы. Все мы прекрасно понимаем, что при очень большом желании редактора и редакции впечатление от политической рекламы можно смазать. Но я вас уверяю, что таких ангажированных, политически ангажированных СМИ в регионах особенно крайне мало. Если в процентном отношении их посчитать, то я даже не думаю, что будет 5%, это может быть даже и меньше, но если 5 - это уже хорошо. А остальные 95 никак не ангажированы, может быть у них есть какие-то пристрастия и взгляды, но они не занимают четкой конкретной политической позицией. Это СМИ, которое информирует население региона о жизни региона, о каких-то событиях, они живут за счет рекламы, они живут за счет коммерции, я имею в виду тиражи и прочее, за счет размещения различных программ. Поэтому именно они являются основным инструментом агитации и пропаганды.


Именно эти СМИ мы хотим отрегулировать таким образом, что если они изъявляют желание, подчеркиваю, никто не тянет силком в избирательный процесс, если они изъявляют желание участвовать и заработать деньги за политическую рекламу, то пусть они предоставляют равные возможности, чтобы у них не было возможности соглашаться только с любимыми политическим партиями и кандидатами и отказывать тем, кто нелюбим и нежелаем в том или ином регионе. Я считаю, что это как раз направлено на паритетные условия, направлено на развитие демократического процесса, это направлено на нормальное политическое строительство. Честно говоря, не могу понять, что смущает ряд моих коллег и наших радиослушателей в наших предложениях.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от радиослушателя Игоря из Одинцова.



Слушатель: Здравствуйте. Господин Гудков, вы являетесь членом фракции «Единая Россия», и членом КПРФ, билет у вас, наверное, есть.



Владимир Кара-Мурза: Народной партии.



Геннадий Гудков: Членом Народной партии, и членом КПРФ, и членом ВЛКСМ.



Слушатель: Скажите, в марте месяце 70 человек погибло и сто покрошило, крыша упала Басманного рынка, и траур никакой не объявляли. А если бы русские там погибли, а не азербайджанцы? А то на Олимпийских играх что-нибудь случается, сразу в думе бегают, топают ногами, комиссии создают. Это колхоз, понимаете, у вас.



Геннадий Гудков: Колхоз у нас с вами, у нас страна одна, власть одна, дума одна, народ один. Если вы предъявляете претензии ко мне за всю думу, за всю власть, я думаю, что вы не совсем удачный адрес выбрали. Хотя я не отказываюсь от того, чтобы отвечать за действия и власти, и оппозиции, и просто людей, которые работают в Государственной думе. Но вы, уважаемый радиослушатель, наверное, забываете только об одном простом моменте, что Государственная дума Российской Федерации – это говорительно-совещательный орган. Так наш народ решил в 93 году, принимая российскую конституцию. Потому что у нас на сегодняшний день, к сожалению огромному, парламент не только обделен, вниманием не обделен, но обделен полномочиями. У нас сегодня полномочия по принятию реальных политических решений сосредоточены в исполнительной власти.


Мы говорим о «Единой России», да, хоть я член другой партии, неважно, я работаю в «Единой России» и не собираюсь этого отрицать. Так вот, если мы говорим о «Единой России», которую называют партией власти, не является партией власти в классическом понимании этого слова. Партия, которая пришла к власти в парламенте, не выдвинула ни одного министра, я не беру Александра Дмитриевича Жукова, который был в Регионах России, в такой депутатской группе раньше и стал членом «Единой России» в последний момент, а в общем-то правительство все сформировано на иной основе. И это правительство к «Единой России», к партии победившей никакого отношения не имеет. Может быть они и стали членами партии, но у нас министры всегда становились членами необходимой партии для того, чтобы сохранить свое место.


Поэтому здесь я понимаю ваше негодование по поводу ужасов нашей жизни, каких-то проблем, и все рухнувший рынок, и траур, и русские, не русские. Я понимаю, что в вашем вопросе смешались все эмоции. Но давайте посмотрим трезво на вещи. Давайте так, если хотите с парламента спрашивать, то давайте ему дадим полномочия и право. Я сейчас внес одну поправку, расширяющую права депутата, члена Совета федерации, скажем так, маленький шаг навстречу парламентскому контролю, так у меня огромное количество оппонентов. Но народ-то безмолвствует. Вот я предлагаю, чтобы депутаты могли ознакомиться с закрытыми уголовными делами. Всего-то и на всего, но народ безмолвствует, народ не поддерживает депутатов, которые пытаются бороться таким образом с серьезной коррупцией и иными явлениями. Поэтому давайте уж мы будем честны в наших взаимоотношениях.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Дмитрия.



Слушатель: Добрый вечер. У меня коротеньких пару вопросов. Первый: как вы считаете, то, что сейчас изобретает Хинштейн, вы еще кто-то, все, что исходит от Хинштейна, где он следит - это значит обязательно какая-нибудь будет пакость. У меня такое впечатление, что решили напомнить независимым средствам массовой информации, что они зависимые. Второе: как вы думаете, сколько еще лет протянет «Единая Россия», когда ее разгонят?



Геннадий Гудков: Я не хочу быть кукушкой в предсказании лет «Единой России». Я думаю, что мы с вами вместе будем наблюдать за процессом либо долголетия, либо наоборот. Это все зависит от доверия народа к этой партии. Что касается Хинштейна и Гудкова, что они изобретают, я 16 раз уже только в этой радиопередаче повторяю, что мы ничего не изобрели, мы просто пытаемся вернуть все на круги своя, те круги, которые у нас существовали последние 12 лет избирательного процесса. Если вам лично не нравится Хинштейн, вы имеете на это право. Но, поверьте, мы ничего не изобретаем такого, что должно кончится плачевно. По крайней мере, я за второй срок работы в Государственной думе не чувствую себя злодеем, который придумал нечто безобразное для российского народа и пытается как-то сыграть на своей должности депутатской, чтобы еще что-то придумать, какие-то козни. По крайней мере, думаю, что я не заслужил этих слов.



Владимир Кара-Мурза: Генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко считает предложенный законопроект трудно выполнимым.



Игорь Яковенко: Неслучайно авторами законопроекта являются два депутата «Единой России». Один из них бывший полковник ФСБ, а другой бывший журналист, которого коллеги сегодня называют «сливным бочком». Вот для этого депутата, бывшего журналиста совершенно неважно, что транслировать, что в этот сливной бочок наливают, он будет транслировать все при определенных условиях. Именно так они видят роль и цель журналистики и такой ее хотят навязать России. Заставить негосударственного газетчика, например, газету «Яблока» заставить публиковать программные статьи Жириновского - это просто абсолютно невозможно, они просто перестанут выходить и все.



Геннадий Гудков: Жалко, что у нас уважаемые журналисты, образованные, квалифицированные люди скатываются на уровень каких-то личных кличек и обвинений. Мне очень жалко, что у нас такие СМИ или, по крайней мере, такие представители у СМИ. Я могу сказать, что по мелочам бывших не бывает, бывший полковник, не бывший. Во-вторых, я хочу сказать, что у нас нет независимых СМИ по большому счету, за редким исключением. И уважаемый журналист, руководитель союза должен знать лучше меня. И если он говорит, жалко раньше высказывал свою точку зрения, а не в процессе нашей передачи, потому что я еще раз, в 24 или в 28 повторяю, что партийные газеты не подпадают под нашу поправку. А что касается акционерных обществ редакции такой-то газеты, редакции такого-то журнала или какой-нибудь пятый, шестой канал Урюпинского телевидения, то я не думаю, что это вызовет бурную реакцию. Так было до, так было до 2003 года и, я думаю, что нужно сделать так, чтобы действительно были равные права у всех. Как раз это отвечает принципам демократии, а не зарегулированность сегодняшних СМИ, которые де-факто существуют. Да, де-юре можем сказать, что АО «Путин в никуда», который издается тиражом десять тысяч экземпляров, крайне независимая газета, которая не ангажирована никем. Но мы прекрасно знаем, с чьих рук она кормится, какими инспекциями она проверяется, в чьем помещении и за какие арендные платежи она находится. И вообще, с кем она связана родственными или иными узами. И любой окрик, любой звонок работают лучше любого федерального закона. И это независимое СМИ сразу встает на цыпочки, преданно смотрит в глаза начальнику и выполняет абсолютно все указания, даже если они носят явно незаконный характер. Таковы реалии. Мне очень жалко, что уважаемые руководители, журналисты с опытом и эрудицией не знают таких простых вещей.



Владимир Кара-Мурза: Если говорить о «Новой газете», если она не станет выполнять этих положений?



Геннадий Гудков: Если она гордая и независимая, никто же не тащит ее в пул газет, журналов, телеканалов, которые будут участвовать в выборах. Пожалуйста, встаньте в стороне и критикуйте всех. Не нравится вам «Единая Россия» - бейте ее, не нравится вам «Яблоко» с Явлинским - пожалуйста. Плохо себя ведут коммунисты или еще кто-то – это ваше право отражать вашу редакционную позицию, поскольку вы не получаете деньги в этом избирательном процессе. Но если вы решили получать деньги, то вы не имеете права брать деньги у одних и отказывать другим. Я считаю, что это абсолютно справедливо.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Эдуарда.



Слушатель: Здравствуйте. Господин Кара-мурза, что-то, по-моему, не то говорите насчет свободы местных средств массовой информации, они же целиком под пятой власти находятся.



Владимир Кара-Мурза: Я ничего про местные средства массовой информации не говорил. Очевидно, Геннадий Владимирович сказал. По-моему, вы согласны, что многие зависимы от местных губернаторов.



Геннадий Гудков: Именно поэтому мы и внесли поправку.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Виктора из подмосковного Королева.



Слушатель: Добрый вечер. Если позволите, короткая реплика и вопрос. Я очень рад, что наконец-то появится такая поправка, буду рад, если она будет принята. Дело в том, что вы как депутат Государственной думы должны сами понимать и своим товарищам по Госдуме сказать, что как же мы дожили до такого положения, что программа «Грани времени» одна из немногих площадок, где люди без всякой селекции звонят, задают вопросы, имеют возможность высказать свое мнение по тому или иному вопросу. Значит что-то тут неладно, вы совершенно правы. А вопрос мой вот в чем заключается. Учитывает ли ваша поправка, распространяется ли она муниципальные газеты? Дело в том, что с принятием этого закона о местном самоуправлении все районные газеты, большинство из них перерегистрировались на муниципальные, а муниципальные не относятся к государственным органам власти. Распространяется это на них или нет?



Геннадий Гудков: Да, распространяется, поскольку мы пишем, что все негосударственные СМИ, изъявившие готовность, желание, допущенные к участию в агитационном процессе, они все работают в равных условиях и предоставляют равные возможности всем участникам избирательного процесса. Мы в данном случае не пишем, какие это выборы – муниципальные выборы, региональные, федеральные и так далее, главное – мы закрепляем принцип равных возможностей, вернее, мы его подчеркиваем этой поправкой.



Владимир Кара-Мурза: Теперь уже и выборов стало меньше - губернаторских нет, одномандатных нет. Поэтому может быть чуть-чуть запоздал ваш закон?



Геннадий Гудков: Ваш покорный слуга был один из последних, который внутри фракции «Единая Россия» до последнего боролся за то, чтобы одномандатные округа остались.



Владимир Кара-Мурза: В них была велика роль региональных газет. Слушаем москвича Леонида.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Хорошие аргументы, но, к сожалению, «гладко было на бумаге, но забыли про овраги». Когда в Верховном суде «Яблоко», КПРФ оспаривали итоги выборов, представитель Центризбиркома прямо в Верховном суде сказал, что если в законе есть запрет, но никакого наказания за нарушение запрета нет, то это значит, что запрета нет. И Верховный суд с этим согласился. Поэтому, не имея никакой ответственности за нарушение вашей поправки, естественно она будет игнорироваться точно так же, как и в отсутствии поправки, как все это происходит и сейчас.



Геннадий Гудков: Я не согласен с категорическим отрицанием ответственности. То есть ответственность существует, она определяется другими нормами. Другое дело, что мы в этой статье, в этой поправке, в этой статье закона об избирательных правах не пишем о конкретной ответственности главных редакторов в случае, если вдруг откажутся выполнять требования закона. Но вообще невыполнение российского закона подразумевает ряд санкций, начиная с предупреждений, с отзыва лицензий, штрафов и вплоть до тюремного ареста, если должностное лицо или не должностное лицо, просто гражданин не желает исполнять российский закон. Поэтому может быть нет уголовной ответственности, да, я согласен, что это не предусматривается сегодняшним законодательством, именно это нарушение, если оно будет зафиксировано нормой права, здесь нет уголовной ответственности, но иные виды ответственности. А для газеты гораздо более, наверное, тяжким наказанием является серьезное предупреждение, потому что одно предупреждение - ничего, а два может быть отзыв лицензии – это гораздо более серьезное наказание, нежели штраф административный, вызов в суд или что-то еще. Поэтому, я думаю, что этот закон будет работать, не закон, а эта норма правовая, закон существует большой целиковый, она будет работать, она поправит те пробелы, которые сегодня есть.



Владимир Кара-Мурза: Когда он поступит в совет думы?



Геннадий Гудков: Мне сложно сказать, мы не так давно внесли эту поправку. Я честно скажу, что я не рассчитывал, что она привлечет такое большое общественное внимание и вокруг этого будет столько домыслов и слухов, иногда от искренних заблуждений этих домыслов и слухов. Честно говоря, я думал, что она пройдет очень скромно.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG