Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суд отложил заседание по делу об убийстве Анны Политковской


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.

Кирилл Кобрин: Московский окружной военный суд, где рассматривается дело об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской, отложил слушания на завтра из-за неявки одной из запасных присяжных. Ожидается, что до конца февраля коллегия вынесет вердикт в отношении четырех подсудимых. Троих из них, братьев Джабраила и Ибрагима Махмудовых, а также бывшего сотрудника УБОП Сергея Хаджикурбанова, прокуратура называет соучастниками убийства. Четвертый подсудимый - подполковник ФСБ Павел Рягузов привлечен к ответственности по эпизоду, не связанному с убийством журналистки.

Марьяна Торочешникова: Окончание судебного следствия по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской не за горами. Еще чуть-чуть и начнутся прения сторон. Но вдруг возникают совершенно неожиданные препятствия. Так, например, в понедельник, когда ожидалось, что защита закончит представлять доказательства, выяснилось, что в суд по семейным обстоятельствам не смогла прийти одна из присяжных. Председательствующий, обсудив ситуацию с участниками процесса, решил не спешить с исключением не явившейся присяжной из состава коллегии и отложил слушания на вторник.

В отсутствие присяжных были рассмотрены некоторые процессуальные вопросы. В частности, в суд поступили повторно запрошенные детализации мобильных разговоров братьев Махмудовых. Выяснилось, что эти документы отличаются от уже приобщенных к делу. В них исправлены некоторые "ошибки", на которые ранее обращали внимание адвокаты. Так, например, в первой детализации в исходящих звонках Джабраила Махмудова фигурировали четыре телефонных звонка на телефонный номер его брата Ибрагима 7 октября 2006 года. В то же время во входящих звонках Ибрагима было отражено шесть звонков от брата. В новых детализациях лишних звонков нет.

Мурад Мусаев: Это, на мой взгляд, свидетельствует о том, что этим детализациям попросту нельзя верить. Откуда я теперь, как участник процесса, должен знать, как из двух противоречащих друг другу детализаций верная? Были эти два звонка в реальности или их не было? У нас эта детализация уже много десятков раз показана присяжным. Сейчас признавать ее недостоверной будет пустая формальность. Зачем нам обозначать активную деятельность? Нет, уж, коль скоро она здесь звучала, играла, пусть она будет и дальше и пусть наряду с ней будет вторая детализация, и пусть присяжные сами решают, какой верить и можно ли верить вообще какой-нибудь.

Марьяна Торочешникова: Сказал адвокат Джабраила Махмудова Мурад Мусаев. Адвокат семьи Анны Политковской Каринна Москаленко в свою очередь заявила, выступая в суде, что суд должен, по крайней мере, попытаться установить достоверность хотя бы одной детализации мобильных переговоров.

Каринна Москаленко: Для того чтобы определить, каким образом получались эти данные, насколько они отвечают критериям достоверности, необходимости вызвать в зал судебного заседания то лицо, которое может подтвердить достоверность этих сведений. В противном случае мы не можем эти сведения считать достоверными. Эти сведения очень важны для дела. Я понимаю позицию защиты. Если я, как защитник, вижу два взаимоисключающих документа, я обращаюсь к присяжным, говорю, отбросьте их оба. И это правильная позиция. Но суд не должен ставить в такое положение присяжных.

Марьяна Торочешникова: Решение на этот счет председательствующий в суде Евгений Зубов огласит уже завтра.

XS
SM
MD
LG