Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Теперь Россия пытается влиять на Европу»


Россия состоит в ПАСЕ 10 лет

Россия состоит в ПАСЕ 10 лет

Россия вступила в ПАСЕ 10 лет назад. С той поры диалог Москвы и ПАСЕ не всегда складывался ровно. Об отношениях России и Совета Европы, о некоторых актуальных вопросах работы ПАСЕ Радио Свобода рассказал председатель подкомитета Парламентской Ассамблеи Совета Европы по вопросам национальных меньшинств, депутат Сейма Латвии, один из лидеров русскоязычного движения этой страны Борис Цилевич.


- По вашим наблюдениям - как русскоязычного депутата Парламентской Ассамблеи Совета Европы, но не представляющего Россию - как сейчас Россия выглядит в ПАСЕ? Насколько воспринимается то, что говорят члены российской делегации, делегатами из других стран?


- Если одним словом, то воспринимается неоднозначно. Вчера как раз отмечалось 10-летнее пребывание России в Совете Европы. Повлиял ли Совет Европы на Россию - или Россия повлияла на Совет Европы за эти 10 лет? Если попытаться ответить на этот вопрос серьезно, то, конечно, влияние взаимное, влияние достаточно весомое. Но если в первые годы членства России в Совете Европы скорее было заметно влияние Европы на Россию, было очевидно искреннее стремление России приводить свое законодательство и практику в соответствие с европейскими стандартами, то в последние годы, скорее, доминирует другая тенденция. Россия регулярно напоминает о том, что она является одним из основных доноров Совета Европы. Но в общем, я думаю, что все придет в равновесие. Совершенно понятно, что сотрудничество необходимо как Совету Европы, так и России.


Конечно же, многие относятся к России с определенной опаской. Частично причиной тому старые стереотипы. Нынешнее поколение политиков выросло в период «холодной войны». Эти стереотипы достаточно сильны на обеих сторонах. Это традиционное противостояние Запада и Востока, пусть в других формах, но еще очень часто ощущается. К сожалению, эта ситуация симметрична.


- Вы возглавляете подкомитет Парламентской Ассамблеи по вопросам национальных меньшинств, и сами же это меньшинство представляете - русскоязычное меньшинство Латвии. Находите ли вы понимание с российскими коллегами или нет?


- Как правило, да. Но, конечно, существуют и определенные различия во взглядах. Совершенно естественно, что российские депутаты представляют интересы России. На проблемы того же русского меньшинства в Латвии они смотрят именно под этим углом. Любое государство имеет легитимное право отстаивать интересы своих соотечественников за рубежом. Скажем, Венгрия делает это даже энергичнее, чем Россия. Но вопрос в том - как это делать? Поэтому, с одной стороны, мы благодарны российским депутатам, поскольку они постоянно держат этот вопрос на повестке дня. Но с другой стороны - иногда эта защита выражается в такой форме, которая настраивает против тех, кого защищает, значительное большинство Ассамблеи. Я не намерен и не склонен критиковать кого-то за это. Мы просто выступаем с разных позиций - помимо несомненных общих гуманитарных интересов, в интересах защиты прав человека все-таки есть определенная специфика того, какое государство человек представляет.


- Еще один вопрос, актуальный и по сегодняшней повестке дня сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы - это ситуация с возрождением или ростом влияния неонацистских или фашистских идей. Латвия периодически попадает на первые полосы российских газет в связи с симпатиями ко всяким легионерам латвийским, маршами, демонстрациями. Говорят о том, что латвийские власти способствуют такого рода настроениям. Так ли это?


- Вопрос крайне сложный, конечно. Но надо иметь в виду, что для Латвии Вторая мировая война фактически превратилась в гражданскую войну. Около 150 тысяч граждан Латвии воевали в составе латышских легионов СС, 130 тысяч воевали в латышских дивизиях на стороне Красной Армии. Часто получалось так, что один брат воюет на одной стороне, а другой - на другой. И на той, и на другой стороне были и добровольцы, и насильно мобилизованные. Для русскоязычного слушателя, ближе всего, наверное, была бы аналогия с «Тихим Доном».


Поэтому после восстановления независимости Латвии, эта тенденция глорификации тех, кто воевал на стороне Гитлера, была совершенно очевидна. Был даже памятный день в календаре, приуроченный к первой битве на Восточном фронте с участием латышских легионов СС. Но надо сказать, что с самого начала наши европейские и американские партнеры, мягко выражаясь, относились к этому с непониманием. Под давлением Евросоюза и США этот день в 2000 году был исключен из официального календаря. Если поначалу в этих празднованиях 16 марта принимали участие достаточно высокопоставленные официальные лица, то сейчас этого больше нет. Хотя, конечно, тенденция сохраняется - ее представляют наиболее радикально националистически настроенные депутаты парламента.


Конечно, ситуация крайне сложная и деликатная. Но я вижу серьезный прогресс в этом отношении. Как любому государству, Латвии нужно время, чтобы разобраться со своей историей.


XS
SM
MD
LG