Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый закон о "дачной амнистии"


Василий Захарьящев

Василий Захарьящев

Виктор Резунков: Сегодня в Петербургской студии Радио Свобода в гостях председатель Союза садоводов России Василий Захарьящев.


Российские дачники, владельцы соток, оказались в эпицентре реформ. И последствия этих реформ они уже начинают ощущать. Кроме принятого в Госдуме в первом чтении закона о так называемой «дачной амнистии», правительством подготовлено еще два закона - «О кадастровом учете» и «О землеустройстве». Кроме того, в самое ближайшее время в России готовится переоценка кадастровой стоимости земельных участков, что приведет к росту налога на землю. И, наконец, 5 апреля Госдума приняла в третьем чтении Водный кодекс. Как изменят жизнь российских садоводов, владельцев соток, дачников, к которым в той или иной степени можно отнести до 90 миллионов человек, эти реформы? Что их ожидает. Об этом и много другом мы поговорим сегодня.


Василий Иванович, закон, который в народе получил название «дачная амнистия» (его официальное название очень длинное, а сокращенно - «Об оформлении права на недвижимое имущество, используемое для удовлетворения жилых и бытовых нужд»), был принято в первом чтении в Госдуме и уже вызвал много споров. Зачем и для чего создан этот закон?



Василий Захарьящев: Я считаю, что это - прямые последствия, будем так говорить, волевого решения президента. Виктор, обратите внимание, 4 года проходят замечательные пресс-конференции, встречи с народом, как мы говорим, «прямые линии», и, представляете, все 4 года президенту задают один и тот же главный вопрос: «Владимир Владимирович, что будем делать с садоводами? Невозможно жить, невозможно пользоваться землей, огромные налоги». И он постоянно на этот вопрос отвечал: «Да, я дам поручение, мы рассмотрим». И наконец, в прошлом году, как вы помните, в послании Федеральному Собранию прозвучали знаменитые слова Путина о том, что олигархи зарабатывают миллиарды, живут на Канарах, а мы садоводам не можем помочь оформить их садовые участки. Там, правда, речь шла о гаражах, ну, о широких слоях населения. Действительно, эту народную массу загнали в угол, как говорится. И вот пожелание президента стало осуществляться, претворяться в жизнь.


Что мы услышали? В сентябре 2005 года как раз была у нас выставка, вы знаете, полстраны приезжает в Петербург, «Агро-Русь». И вдруг объявление: правительство сегодня приняло решение по амнистии садоводам. Ну, люди обрадовались, слава богу, времена прежние наступают, вспомнили о людях, земельная реформа. И в «Комсомолке» даны были интервью Фрадкова, Андрей Шаронова, замминистра Грефа. Мы обрадовались, конечно, - заявили, что простят все погрешности, потому что торопились, садоводства выделали быстро. Потому что все ведь было под влиянием угрозы атомного нападения, старались рассредоточить крупные мегаполисы в 1973 году, было постановление знаменитое ЦК КПСС и Совета министрах «О мерах по защите населения от оружия массового поражения, и тогда было это знаменитое решение: выделить немедленно садовые участки. Так что это была не просто столыпинская или ленинская реформа, а это была другая забота. Но нам повезло, мы впервые с вами стали владельцами земли. Ну, будем так говорить, владельцы земли - полудурки, понимаете: вроде и владеем, а вроде и не в собственности.


И вот надо было выходить из этого патового положения, определяться все-таки с землей. Во-первых, культура земледелия, XXI век. Понятно, что социальный фактор. И вот под этим давлением, так сказать, правительство в сентябре, как я сказал, приняло это решение о том, как упростить, как приватизировать наконец эти участки. Там было написано, в «Комсомолке», в частности, что в 500 рублей обойдется это примерно, Андрей Шаронов сказал. Прошел год. И буквально две недели назад, 24 марта, комментарий газеты «КоммерсантЪ», она первая дала эту оценку, что Дума получила проект поправок правительства в ряд законов, которые упрощают жизнь садоводам, землевладельцам России. И «КоммерсантЪ» дате оценку, мнения самих депутатов: «Конечно, поправки бестолковые (вот оценка, дальше можно уже ничего не говорить!). Но мы решили все-таки принять их за основу, провести первое чтение, а в ходе второго чтения устранить, что сумеем, эти недостатки.


Мы сегодня, конечно, грубо говоря, взбеленились, садоводы, землевладельцы. Потому что когда мы получили все субъекты Федерации, в том числе и в Петербурге губернатор города Валентина Ивановна Матвиенко получила проект этих поправок, и она мне их передала как начальницу Управления садоводства, как садоводу главному России, и говорит: «Василий Иванович, посмотри и дай мне предложения». Там нечего было смотреть! Я убедился, что он действительно бестолковый! Одна вода. Но скажу честно, объективно: один пункт меня обрадовал (один пункт из 50 страниц этих поправок!), что земли общего пользования передавать садоводческим товариществам бесплатно. У нас умудрились вот здесь, в Кировском районе Ленинградской области, деньги брать с садоводов за земли общего пользования, кое-кто начал уже торговать.


Мы уже четыре года ведь оформляем. И вот, Виктор, представьте, за четыре года после принятия закона о земельном кадастре в 2001 года у нас приватизировали, то есть оформили, привели в собственность, в нормальное состояние, получили свидетельство, настоящее свидетельство, цивилизованное, европейское, о том, что я являюсь собственником земли, только 10 процентов. Неимоверные поборы, неимоверные нравственные страдания. Ветеран войны, пенсионер, 86 лет, блокадника - едет в Выборг не один раз, а 50 раз, чтобы там, в Выборге выстоять очереди, а у нее садоводство за 50 километров, в Выборгском районе, и она едет в Земельную палату, в Регистрационную. Это издевательство над людьми! Почему мы и обрадовались словами нашего президента, что хватит над людьми издеваться.


И вот мы сегодня получили такой итог: Шаронов и Михаил Ефимович Фрадков пообещали амнистию, упростить. Во-первых, это некорректно. Какая амнистия? Мы что, преступники? Само государство виновато! И сегодня я сделал главный вывод. Все-таки я встречаюсь с депутатами Госдумы, постоянно к ним обращаюсь, с Николаем Харитоновым, Плотниковым Владимиром Николаевичем, лидером Аграрной партии. Мы пришли к выводу, что ученые привлекались, Харитонов привлекал, в Думе были слушания о ходе выполнения закона о садоводах, а оказывается, всю эту работу, нормальную работу должно было сделать вначале государство, подготовить размежевание земель (эти земли - федерального значения, эти - муниципального, это - субъекта Федерации) и сделать кадастровую оценку, а потом передать: вот, Василий Иванович, вам ваши 6 соток, заплатите 500 рублей за регистрацию. Вот как надо делать в нормальном, человеческом государстве. Сделали все наоборот: решили за счет народа, видимо, товарищ Греф и товарищ Кудрин там решили, как всегда, сэкономить на людях, - давайте за счет людей сделаем кадастровую работу. Вот результат - сегодняшняя буря, которая возникла у садоводов не только Петербурга, но и всей страны. Мы оказались все в одной лодке, как говорится.



Виктор Резунков: Спасибо, Василий Иванович. Если так разобраться, надо ли проводить приватизацию тем владельцам, к примеру, тех 6-10 соток земли, которые они никогда продавать не хотели и не собирались?



Василий Захарьящев: Вы правы, хороший очень вопрос. Действительно, ни в одном законе такой нужды, необходимости не было. Но давайте, Виктор, разберемся. Я с семьей пахал 20 лет, грунт возил, строил, сажал - и бросил просто так эту землю? Это ведь социальное накопление. Вот та же бабушка, которой 86 лет, ветеран войны и блокадница, если бы она сегодня могла бы продать свой участок, она говорит: «Василий Иванович, я бы это сделала, но я не могу, потому что нотариус и государственные органы не берут у меня за основу эти документы». То есть свидетельство, которое во времена Ельцина было выдано, о бессрочном пользовании на землю, оно не является законным документом для того, чтобы по нему могли оформить.


Я сегодня нахожусь в студии замечательной радиостанции - Радио Свобода. Павел Крашенинников дает интервью в «Коммерсанте», что вот, мол, «у кого есть свидетельство 1993-94 года, я заявляю, что вы по ним можете полностью переоформить ваши участки». Знаете, или человеке оторвался от земли, или сегодня День космонавтики, он в космосе, похоже, летает. Я бы очень хотел всучить господину Крашенинникову вот это свидетельство, оно двух цветов есть у нас - белое или розовое, не важно какое, но суть в нем одна, и сунуть его к нотариусу или в Регистрационную палату. И я бы посмотрел, как он оттуда через 20 секунд вылетел бы с этой бумажкой. И это он, депутат Госдумы, его бы тоже оттуда шуранули. А что говорить о простом человеке?


Надо мной бы посмеялись. У нас прокурор Ленинградской области Мальков, замечательный человек, он не побоялся поддержать садоводов. Год назад он принял специальное решение, подписи направил в Законодательное собрание Ленинградской области, чтобы прекратили издевательства над садоводами, упростить процедуру. Вы неправильно делаете, что заставляете садоводов проводить кадастровые работы, давно земля имеет номера, пусть и временные, и давайте по ним регистрировать. Ничего подобного, не удалось хребет сломать. Даже прокуратура, вы представляете, которая стоит на страже закона, и Путин Владимир Владимирович постоянно призывает: давайте жестче, не только сажать преступников в тюрьму, но помогайте простым людям, растолковывайте законы, продвигайте их в жизнь. Но, вы видите, таких примеров мало, и мало таких прокуроров, как заместитель прокурора области Мальков - не побоялся, вынес представление в адрес Гатчинской прокуратуры, сделал представление в адрес администрации. Вот мало таких примеров.


И мы сегодня оказались бесправны, понимаете. Слова, это фарисейство господина Крашенинникова, председателя палаты, - это дешевые слова, авторитет он зарабатывает, к выборам готовится. Извините, я вынужден так говорить, потому что я выражаю мнение миллионов россиян, которые сегодня оказались в таком положении. Словоблудствовать здесь нельзя, надо говорить четко и не шутить с народом.



Виктор Резунков: Александр из Петербурга, пожалуйста, мы вас слушаем.



Слушатель: Добрый день. У меня вот какой вопрос. Все-таки мне кажется, что тут тенденция четко просматривается, а именно, поскольку общество поляризовано, есть горстка богатых и есть класс нищих, все эти законы построены в интересах того, чтобы нувориши даже не в плане земли, а в плане кадастра преференции получили. Идея-то понятна всех этих законов: основную массу оттеснить от того, что досталось нуворишам. Мне жутко думать о том, что будут частные леса, частные луга и прочее. Что общество делает по поводу того, чтобы противостоять этой агрессии?



Василий Захарьящев: Александр, вы задали хороший вопрос. Что делает Союз садоводов? Я скажу, что только в этом году я пообщался с лидерами ведущих партий России, в первую очередь с Сергеем Михайловичем Мироновым, с Плотниковым Владимиром Николаевичем, с Грызловым Борисом Вячеславовичем. Направил письма господину Медведеву, новому «толкачу» наших реформ, национальных проектов. Извините, я так называю, потому что я направил Медведеву письмо нашего Союза садоводов, где то, о чем вы говорите, Александр, в 17 пунктах мы изложили. Дмитрий Анатольевич, вам доверил президент, народ вас поддержал, вы возглавляете национальные проекты. Посмотрите по садоводам. Глас вопиющего в пустыне сегодня, мы обращаемся к вам как к молодому лидеру: помогите. Вы сейчас можете протолкнуть эти вопросы, это важнейшая социальная платформа!


Если взять национальную программу «Жилье», сегодня садоводство не имеет статуса. Валентина Ивановна Матвиенко, губернатор города, приехала в садоводство «Мшинское», живет 150 тысяч человек там, люди живут, умирают, женятся там, нужна почта, нужна милиция, нужны все органы. Вы знаете, три пенсионера управляют городом в 150 тысяч человек. Там и транспорт, там идет торговля… Как так можно - в законе о местном самоуправлении забыть о половине населения страны? Это потрясающе! Вы думаете, мы получили от Медведева ответ? Если он и дальше так будет работать, будет пренебрегать такими мнениями, я не знаю, он далеко не уйдет. Простите, это мнение народа. Меня слышат сегодня мои садоводы и в Пензе, и в Екатеринбурге, и в Нижнем Новгороде, и в Москве, и мы не позволим эти вещи. Нельзя за большим не видеть малого, как говорится. Мы не позволим, чтобы «за лесом» не было видно «деревьев», а, похоже, именно так - смотрят куда-то далеко, а народ не видят.


Поэтому, я считаю, мы победим. У нас есть нормальный президент, гарант Конституции. Я верю в Путину, и посмотрите, в ближайшее время какие-то меры к тем чиновникам, которые так вот пустили на самотек все, что я в начале нашей передачи сказал… Четыре раза подряд к президенту обращаются - помочь садоводам! Не верю я, что он оставит это без внимания. Я, к сожалению, не президент, и будем вместе с вами устраивать акты гражданского неповиновения, устраивать наши письменные обращения, работать с народом, чтобы вот таким людям, олигархам не дать прорваться к власти, не затоптать простой народ.



Виктор Резунков: Василий Иванович, а как, по вашему мнению, сама концепция этой Национальной программы развития агропромышленного комплекса вам видится? Она интересна?



Василий Захарьящев: Вы знаете, она у меня вызвала не просто интерес, а брезгливость вызвала. Почему я говорю откровенно и честно? Потому что есть такая русская частушка: «Приезжали ко мне свататься на гнедой кобыле. Все добро забрали, а меня забыли». Когда мы посмотрели проект этой национальной программы, мы не увидели даже слова «садовод». И вы знаете, что обидно? Что сегодня садоводы и личные подсобные хозяйства производят в стране - это я привожу слова президента в 2004 году, на пресс-конференции он назвал эти цифры - 65 процентов всей продукции, производимой в стране. 16 миллионов личных подсобных хозяйств и 20 миллионов семей садоводов. Никто же не считает. Вы знаете, если я на своем садовом участке выращиваю почти 2 тысячи килограммов, я мучаюсь - куда это деть, как это съесть. Тем более у метро торговать нельзя, да я и не пойду к метро. Мы с женой это все варим, парим, квасим, солим. Мы на Новый год открываем помидоры, огурцы, капусту. Да это наша гордость, что у нас есть что достать! Мы не умрем в случае вражеской агрессии, как говорится. Но население страны обезумело! Полки ломятся от продуктов, но это все не наше.


Вы посмотрите последний яркий пример, что-то вдруг Михаилу Ефимовичу захотелось посетить Аргентину, ни с того, ни с сего сорвался. Да потому что у нас мясо поднялось в два раза. Аргентина прекратила экспорт говядины - пришлось Михаилу Ефимовичу амбразуру закрывать собой, одним местом, как говорится. Вот почувствовали продовольственную опасность. Здесь птичий грипп, с мясом не все в порядке, а здесь еще и говядину Аргентина прекратила поставлять. Вы знаете, у него не хватит живого места, чтобы затыкать амбразуры. Не дай бог, похолодает на Земле немножко, на два градуса, неурожай - Виктор, вы думаете, с нами будут делиться? Не поверю! Мы должны спасать сами себя. Вот где слова - «продовольственная безопасность». И люди не все еще понимают, не только некачественное молдавское и грузинское вино - там пестициды, а если посмотреть масло растительное из Германии, а другие продукты? Сегодня наши врачи говорят, что 80 процентов продуктов, к сожалению, не отвечают требованиям стандартов нормальных, человеческих. Что мы едим? А потом думаем: почему у нас рога выросли? Извините.



Виктор Резунков: Александр из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Добрый день. Небольшая реплика по поводу вашего выступления, особенно насчет президента Путина, которому вы доверяете. Россия за всю свою многовековую историю всегда была, остается и будет абсолютной монархией. И все, что творится в стране, всегда было решением только лишь одного человека. И все вот эти вот вещи, о которых вы говорите, это тоже решения одного человека. И никакие чиновники здесь не виноваты. Нет у нас «плохих бояр» (как вы говорите - хороший царь, но бояре плохие). Это государственная политика на уровне президента. Спасибо.



Василий Захарьящев: Александр, я не вполне с вами согласен. Я родился на земле. Я не знаю вашей биографии, но я понимаю, что я тоже не могу убиваться (наверное, гены что ли) от веры в «хорошего царя». Но давайте так говорить, XXI век, у нас президентское правление, сложилась худо-бедно какая-то структура партийной власти. И президент тихонько намекает, что в следующие выборы уже победившая партия… Как сейчас Берлускони в Италии проиграл, вы тоже, наверное, не спали ночью и ждали - друг Путина победит или его противник. Видите, Берлускони проиграл, нескольких сотен голосов, как говорится, не хватило. Я верю все-таки в демократию и - говорю искренне - верю в президента. Я не хочу поддаваться, так сказать, вот этим генам веры в «хорошего царя», я верю в систему, что русский народ достоин того, чтобы наконец-то произошел вот этот переворот в нашем сознании, и мы отошли от того, о чем вы говорите. Дай бог каждому из нас веру твердую.



Виктор Резунков: Николай из Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Я, в общем-то, согласен с предыдущим товарищем, я только хотел еще один вопросик добавить. Скажите, пожалуйста, как вы считаете, в уставе Ленобласти и в уставе города есть хоть какие-то права человека или гражданина, или вообще, скажем, как-то относящиеся к вашей проблеме? Вот как прописаны эти права в уставе Ленобласти и города?



Василий Захарьящев: Замечательный вопрос, я считаю. Николай, я искренне вас благодарю за этот вопрос. Не просто прописаны. Мне здесь посчастливилось встретиться с Ильей Иосифовичем Клебановым, полномочным представителем президента, и он собрал представителей наших северо-западных субъектов Федерации, делили президентскую программу - Национальную программу развития АПК. Вы знаете выделяют Новгородской области - 25 миллионов, Пскову - 38 миллионов, Ленинградской области - 110 миллионов… Я сижу, моя грудь расширяется, сердце бьется учащенно, гордость охватила! Николай, я говорю это вам искренне, от чистого сердца. И знаете почему? Потому что Валентина Ивановна Матвиенко, правительство города Санкт-Петербурга, и депутаты нашего ЗакСа приняли программу, которая уже работает третий год, и по этой программе нам выделили миллиард рублей. И вы сегодня приедет во Мшинскую, мы только в прошлом году с Валентиной Ивановной ездили туда - 7 миллионов дали только на одно садоводство. А там дают 7 миллионов на республику. Вот сравните фарисейство этого национального проекта, о котором мы с Виктором сейчас говорили, и программу развития садоводства!


Конечно, Николай, скажу честно, этих денег мало - миллиарда, потому что это рекреационная зона Петербурга, где проживает ровно половина. Вы, Николай, хорошо знаете, что сейчас весна, и через неделю будет очередь стоят на выездах из Петербурга. Простите, что не могу больше занимать время, постарался на ваш вопрос кратко ответить. Есть забота о человеке, и она называется - Целевая программа развития садоводства города Санкт-Петербурга и Ленинградской области. И Валерий Павлович Сердюков, и Валентина Ивановна Матвиенко здесь молодцы!



Виктор Резунков: Александр Васильевич из Ленинградской области, мы вас слушаем.



Слушатель: Здравствуйте. Хочешь сделать людей врагами - дай им землю, дай им собственность. Вот на сегодняшний день, по-моему, все пытаются сделать для того, чтобы люди передрались между собой, а земля-кормилица превратилась в товар. Вспомните историю, Александр Второй попытался сделать землю товаров - убит. Столыпин попытался сделать землю товаром - убит. Ленин попытался сделать землю товаром в 1917 году - ранен, в 1921 году попытался - заболел, засуха сразу. 1932 год - массовый выход крестьян из колхозов, попытались сделать землю товаром - засуха, голод. В 2002 году принят Земельный кодекс - весь юг с тех пор не может никак оправиться. Неужели вы не понимаете, что тот, кто создал этот мир, не позволит сделать землю товаром. А вы упорно пытаетесь этого добиться. Да, надо дать землю тому, кто хочет ее обрабатывать. Но на сегодняшний день этот закон, который пытаются принять, в конце концов, он только поможет тем, кто нахапал эту землю и сейчас только ждет, когда придет время, чтобы эту землю легализовать и потом продавать ее.



Виктор Резунков: Васили Иванович, кстати, много конфликтов при оформлении кадастрового учета земельных участков?



Василий Захарьящев: Да, здесь отчасти Александр Васильевич прав. Очень много конфликтов происходит, появились драки, поножовщина, стрельба у нас в садоводствах. Я не согласен с ним во многом, но скажу так: непродуманная схема. Вы представляете, за 30-50 лет у нас в садоводствах сложились границы, они уже давно были определены - канавки, дороги, и вдруг - революция. Приходят люди с приборами и говорят: «Вы забрали на полметра, давайте передвигайтесь». Какое передвигайтесь, если там построены бани, дома? И вот они взбудоражили человеческое общество. Правильно, я согласен с Александром Васильевичем, это какая-то продуманная акция. Не преднамеренная, давайте не искать врагов, как говорится, но придурки-то есть все-таки. Говорят ведь: лучше с умным потерять, чем с дураком найти. В данном случае мы этот эффект и получили, мы нашли с дураками сегодня эту бучу в садоводствах.


Но я с Александром Васильевичем не согласен. Александр Васильевич, дорогой, уважаемый радиослушатель наш, знаете, сегодня в мире остались три изгоя - Куба, Северная Корея и Россия, - которые сидят на «продовольственной игле», и где этот вопрос о земле до сих пор не можем решить. Я с вами согласен, Столыпин, Ленин… только Ленина не надо сюда, Ленин не пытался, у него была задача - сразу дать землю не в собственность, а в пользование, и это была его «голубая мечта». Поэтому никогда он не стремился дать землю нам. Единственный, кто был действительно реформатором, мы ищем сегодня, ждем такого реформатора, это Петр Аркадьевич Столыпин, и я здесь с вами целиком согласен. Поэтому давайте так думать, что три страны в мире, где эта проблема, - Россия, Куба и Северный Вьетнам, - три голодающие страны, которые завозят более половины продуктов питания. Потому что мы не решили главный - земельный вопрос. Посмотрите, Польша, маленькая Эстония - не успели они выйти из состава стран СНГ, как они начали экспортировать, не импортировать, а экспортировать продукты питания. А мы сегодня с вами завозим 65 процентов.


Конечно, мне обидно, что страна выделяет миллиарды на тот агропромышленный комплекс, который производит только 40 процентов. А нам - кукиш с маслом - садоводам и личным подсобным хозяйствам. Поэтому эту подачку, которые сегодня правительство в виде организации аграрно-промышленного комплекса выделило ссуды фермерам, я сравнил с паровозом. Вы знаете, нам дали уголь, дали воду, а пути дальше нет, рельсов дальше нет - примерно мы в таком положении. Работать на селе некому. Александр Васильевич, вы хорошо знаете, люди убежали из села из-за бездарной политики. И такие, как вы, и привели сегодня к тому, что деревня наша спилась, там остались два больных да два хромых, как говорится, там работать завтра будет некому!


На прошлой неделе был 11-ый Съезд фермеров Санкт-Петербурга и Ленинградской области. И они сказали: еще один год такой политики - и не надо больше проводить съездов, все, сельское хозяйство умрет. И это мнение не только ленинградцев, не только нашей ведущей агропромышленной области в стране, а это мнение всех россиян сегодня. Вот к чему привела безумная политика демократов сегодня. Поэтому надо сегодня землю дать в собственность, чтобы у нее был хозяин. Извините, а кто успел, как вы говорите, прихватить землю, вот давайте эти законы и принимать, чтобы они регулировали эти дела. Не зря президент проводит реформу местного самоуправления - оно как раз предназначено для этого. Дали людям власть, и вы сегодня, Александр Васильевич, в Ленинградской области в местном самоуправлении избрали депутатов, так пусть они и проявят народную волю и не торгуют землей на полную катушку, как делают сегодня совхозы.



Виктор Резунков: Василий Иванович, но сколько лет уже Путин у власти?



Василий Захарьящев: Многовато.



Виктор Резунков: Разве можно его назвать демократом?



Василий Захарьящев: Пора бы и власть применить, я говорю откровенно. Я жду, когда он стукнет все-таки кулаком по столу, как говорится. Я знаю, что он довольно жесткий человек, но я считаю, что лозунг «мочить в сортире» надо перенести в первую очередь на окружение, а потом уже добираться до остальных. Вот здесь, мне кажется, надо не стесняться. Не справляется человек с делом - мы не видим сегодня оценки. Какое-то поглаживание идет. Смотрите, закон о монетизации всю страну всколыхнул, до сих пор сидим без лекарств - все проходит гладко. Меня удивляет такое фарисейство! Владимир Владимирович, думаю, не хуже меня понимает эти слова и нашу боль человеческую, которую мы сегодня здесь излагаем. Потому что люди за чертой бедности, 50 миллионов населения - куда от этого денешься? Это его слова - 50 миллионов за чертой бедности. И половина среди них - это садоводы как раз.


И наша продовольственная корзинка несчастная, которую мы растим, обходится нам в тысячу раз дороже. Но у нас есть гражданское сознание, понимаете, тяга, наверное, генная инженерия работает, что мы весной, как птицы перелетные, летим на свои участки. Мы выращиваем помидоры, огурцы - они становятся золотыми. Почему? Билет до Пупышева, 100 километров от Петербурга, семье из трех человек стоит туда и обратно 570 рублей! Виктор, я с рынка не унесу эту картошку, сегодня она на рынке стоит 12 рублей. Это один раз съездить, а мне надо летом съездить, весной, осенью десятки и сотни раз. И люди едут, нищие, голодные едут, потому что они не верят сегодня правительству, не верят пока этому строю. Не дай бог, что случится, работает генная инженерия, что надо на всякий случай иметь банку с огурцами, надо иметь кусок земли. В случае чего, если Петербург зальет от недостроенной дамбы, можно убежать в садоводство и там спастись, как говорится. А ведь могут добиться этого положения, что придется нам бежать от наводнения с такими темпами строительства защиты сооружений. Это я пример привел. Мы же садоводы, мы же по линии МЧС должны спасти город в случае угрозы ему, и это тоже нельзя забывать.



Виктор Резунков: Дмитрий из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Ваш комментарий по поводу вашей безграничной веры в Путина оставлю на вашей совести. Однако хотелось бы вспомнить такой момент, как знаменитые афоризмы Путина на блатной фене. Один из них вы сейчас упомянули - «мочить в сортире». И еще один, по-моему, здесь был бы к месту - «котлеты отдельно, а мухи отдельно». Полностью с вами согласен по поводу безмерной жалости, которую вызывает бабушка 86 лет, ветеран войны, которая вынуждена через бюрократическую систему вертикали власти, созданную и укрепленную Путиным, пробиваться, как через тернии к звездам, к своему участку. Полностью согласен с вопросом о том, что любая вменяемая страна должна иметь четкую доктрину экономической безопасности и быть дееспособной в этом плане. Однако вызывает, мягко говоря, удивление настрой ненависти к богатым, не дать олигархам, как вы выразились, захватить землю, и так далее.


И тут хотел бы напомнить анекдот из недавнего прошлого. Начало XX века, ссыльный в царской империи попадает в Сибирь и там встречается со старым декабристом, который задает ему вопрос: «За что вы здесь оказались?» - «Мы боролись за то, чтобы не было богатых». - «Странно, - отвечает декабрист, - а мы боролись за то, чтобы не было бедных». Так вот, у меня вопрос только один: почему нам нужно апеллировать к не самым лучшим чертам национального характера - лени, ненависти к богатым, ненависти к успеху, когда весь цивилизованный мир давно пришел к тому (никогда не забуду впечатления детства - журнал «Америка»), что 800 тысяч фермеров кормят и одевают страну, на этих фермеров работают также менее удачливые сограждане…



Виктор Резунков: Вопрос понятен, да. Пожалуйста, Василий Иванович.



Василий Захарьящев: Спасибо большое за ваше честное и искреннее понимание и видение. Я бы не со всем согласился. Ради бога, прошу у радиослушателей извинения, я только против безудержного воровства, как я называю своими именами. Приватизировать и покупать землю нужно цивилизованно. Я против того, чтобы все наши ваучеры были обесценены, кроме одного ваучера. «Газпромовский» ваучер, который у меня был один, сегодня эта акция стоит 300 рублей, все остальные украли, все до одного ваучеры и акции.


Я хотел бы сказать главное. Не хотел бы я отождествлять Владимира Владимировича, шутить с ним, но мне очень хотелось сказать вам, что нас объединяет с ним одно общее дело - садоводов и президента - сажать, сажать и еще раз сажать. Потому что он тоже был садоводом. Я все-таки за наведение порядка, поверьте мне. Страна огромная, мы оказались на переломе. Есть избитая китайская пословица: не дай бог нам родиться в годы перемен. Нам не повезло, мы оказались на этом переломе. Я почему выражаю такую твердую уверенность, нельзя быть пессимистом. Все, что делается, я вижу, ведет к улучшению процесса. И я верю, что страна, такие люди, как вы, мы не дадим Кудрину, Грефу разместить наши деньги, национальное богатство в долларах, в акциях иностранных компаний… Кудрин немножко кидал эти пробные камешки, и я хотел бы товарища Кудрина - я уже предлагал - и все это правительство наше во главе с Михаилом Ефимовичем отправить не неделю Швецию, посмотреть шведский социализм, как заботятся о людях, и потом на деле это притворить.


Я понимаю, что это тяжело, но я верю, что здоровые силы в России не дадут, будем так говорить, использовать грубо наше национальное богатство, стабилизационный фонд. Нам нужны дороги, нам нужна хорошая медицина, нам нужно жилье сегодня. Вся страна смеется: объявили программу ЖКХ - и не знаем, как к ней подступиться. Так докладывают, что никто не может понять, что же мы хотим от этой реформы, что она нам даст. Нам нужно жилье! В Петербурге, в нашей столице, проживает 200 тысяч до сих пор в коммунальных квартирах. И такая же картина и в других крупных городах. Поэтому есть деньги, есть возможность, мы выходим на большую дорогу. И я хотел бы, чтобы здоровые силы, такие как вы, встали у руля государства, пришли депутатами и так далее. Вот о чем идет разговор.



Виктор Резунков: Сергей из Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Я внимательно изучил несколько десятков листов этой вот бумажки, и вы знаете, у меня сильное впечатление такое оказалось после этого, что, во-первых, цель - это, конечно, не садоводы, а цель - легализация вот этой украденной земли, в том числе, и нашим президентом. Вы при своей должности не можете не знать, какая построена база в водоохранной зоне Голубых озер на Карельском перешейке. И самое интересное, что как только зашли разговоры об этой легализации, сразу же началась такая ударными темпами рубка вот этих вот пригородных лесов, то есть людям надо успеть к принятию этого закона, чтобы легализовать. Я тоже звоню вам сейчас с садового участка, и я вижу: как только зашевелилась вся эта чиновная публика, вдруг оказались все друг другу должны, и все должны вызывать за бешеные деньги фирмы, которые обмеряю, и таких фирм появилось десятки сейчас, откройте любой справочник. Я думаю, эта чиновная возня сделана только ради того, чтобы легализоваться на случай смены власти, чтобы не сесть потом. Спасибо.



Василий Захарьящев: Ну, не совсем согласен. Я объяснял уже причины легализации и заботы Путина. Знаете, я тоже слышал эти слухи про Голубые озера, про водоохранную зону озера, где все огорожено и где, якобы, дача Путина. Это некоторые ребята, не совсем здравомыслящие, пытаются прикрыться именем Путина. Таких много, знаете, сегодня развелось по стране, питерцев. Поэтому давайте оставим это в стороне, путь правоохранительные органы разберутся, и они дадут оценку. Все-таки самое главное наверное, сегодня, вы уже испытали, наверное, на себе, что создались тысячи фирм, которые богатеют на кадастровых работах и так далее. Я вам в начале передачи сказал, в Минюсте мне твердо сказали: «Василий Иванович вся система - ее видно любому грамотному студенту, даже первого курса, вся система юриспруденции России говорит, и закон даже, Конституция России говорит, что кадастровую работу было обязано проводить только государство, никакие частные лица».


Ведь мы сами породили коррупцию, понимаете, тем самым. Земельный комитет района, частная фирма. Я прихожу в Земельный комитет - мне говорят: «Мы должен сделать кадастровую работу только в этой фирме». Потому что деньги делятся пополам. И они считают, что никто не видит и не слышит. Мы получаем сегодня огромные оттоки из ряда районов, Выборгского, Ломоносовского, Кировского района, когда людям оттуда мы даем другую фирму, а они не принимают, говорят: «Нет, пусть делает наша, районная фирма». Ну, это грубое, циничное издевательство над народом, потому что там огромные деньги. У нашей фирмы, допустим, цена другая, которую мы создали в Петербурге для помощи народу. Но не это главное.


Я считаю, что должен работать тот государственный механизм, к которому мы сегодня цивилизованно стремимся. И я не зря упомянул шведский социализм, финский социализм, где в первую очередь стоит забота о человеке. Нам нужно преодолеть распри, преодолеть вот эту вот волну перестройки, чтобы вступить в нормальное, цивилизованное русло. Самое главное, у нас появился стабилизационный фонд, есть деньги, есть возможность спокойно страну подкармливать, пока мы сами займемся… В Библии написано: «Самый страшный враг - это праздность». Вот садоводство дает возможность бороться с этим врагом, занимать людей замечательным делом. Как мы говорим, рекреационная зона - садоводство.


Я не беру большую политику, у нас темя сегодня поуже, мы обсуждаем, как реализовать национальный проект по сельскому хозяйству, как помочь миллионам, половине населения страны легализовать свои права не землю. Да, есть споры, разные вопросы задают, но я считаю, что 90 процентов считает, что землю надо дать народу в спокойной, нормальной человеческой обстановке. И бесплатно в конце концов. Отменить вообще все налоги на садоводов, им платить сегодня деньги, если это стабилизационный фонд. Вот тогда мы заживем нормально. И это нормальный рецепт. Мы еще посмотрим в ходе политической борьбы, выборы президента, выборы в Госдуму… Сегодняшний разговор не завершается, поверьте мне, он у нас сегодня на повестке дня.



Виктор Резунков: Михаил Абрамович из Москвы, мы вас слушаем.



Слушатель: У меня такой вопрос. Может быть, не по теме. В 1996 году по распоряжению Лужкова были выделены участки в Наро-Фоминском районе, деревне Бутово. И до сих пор люди мучаются, потому что света нет. Кругом есть свет, а у нас нет, всякие отписки, собирают с нас деньги, пытаются из нас выжать последнее. А участки были выделены ветеранам войны, инвалидам и участникам войны. Понимаете, такая вот ситуация. Если вы, руководство, которое сидит в Государственной Думе, не можете ничего сделать в этом плане, тогда не надо и не о чем говорить. Потому что отдать кусок земли - это одно, а дать возможность людям там жить и выращивать что-то - это совершенно другое. Спасибо.



Василий Захарьящев: Хороший вопрос. Скажу честно, в Москве 2,5 миллиона семей, которые владеют дачными садовыми участками. И то, что Юрий Михайлович выделяет 500 миллионов в год… Есть там у нас такая замечательная фирма - ГУП, государственное унитарное предприятие, возглавляет его Пятибрат, и есть замечательный борец за права садоводов Андрей Туманов, редактор «Ваши шесть соток». И я вас попрошу, я помогу, позвоню ему, - обязательно позвонить Андрею Туманову в газету и передать ему привет. Я уверен, что он вам поможет, и мы вам поможем со стороны Союза садоводов, обязательно Юрию Михайловичу напишем по этому поводу. Конечно, я думаю, что это - частный случай. Все-таки Москва ушла далеко вперед от всех субъектов Федерации, там практически на 100 процентов есть свет в садоводствах, есть дороги. У нас в Питере потяжелее, там 70 процентов только имеют свет, 80 процентов - дороги. Я почему рассказал о работе Валентины Ивановны и об этой целевой программе. Поэтому я желаю вам успеха, поверьте мне, от чистого сердца. Вы приобретете в лице Туманова друга и в лице Пятибрата. Там ребята отзывчивые, в Москве. И дай бог вам успеха.



Виктор Резунков: Виктор Федорович из Карелии звонит.



Слушатель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, как вы оцениваете предстоящую сельскохозяйственную перепись, ее цели и задачи? Не кажется ли вам, что вслед за переписью последует налогообложение личных подсобных хозяйств, которые сегодня не облагаются налогами? Ведь та сельскохозяйственная продукция, которая сегодня производится, она не дает покоя нашим чиновникам. По переписи населения была сводка, что 18 миллионов семей сегодня живут за счет личного подсобного хозяйства. И желание чиновников наложить лапу на эти доходы, очевидно, не дает им покоя.



Василий Захарьящев: Честно вам скажу, с глубоких государственных позиций, нельзя жить в такой огромной стране… Вы знаете, оборот садоводов, что мы с вами ездим на садовые участки, покупаем строительные материалы, бензин, строим дома, удобрения покупаем, семена, - равен 1 триллиону 420 миллиардов долларов. Это подсчитали ученые Ленинградского Института экономики. Это сумасшедшие деньги! И не владеть этими цифрами, этим глубоким механизмом… Я просто верю в том, что наконец-то Министерство наше любимое финансов, правительство задумалось, до них дошли и доходят сигналы, что целая страна, невидимая сила проживает в России, которая не имеет ни почтового адреса, ни статуса. Ведь мы, садоводы, на картах не обозначены, у нас нет статуса, мы никто! Я же вам сказал, в законе о местном самоуправлении вообще позабыли садоводов. А нас 60 миллионов! Как так можно?!


Поэтому переписи я даю оценку положительную, но хочу сказать свое резюме. Так, как она запланирована, как она проводится и какие результаты мы получим, я скажу кратко и четко. Как-то Алексей Николаевич Косыгин, во времена правления советской власти, пригласил директора Института кибернетики и предложил ему разработать математические методы управления народным хозяйством Советского Союза. Тот неделю подумал, приходит и говорит: «Я отказываюсь». - «Почему?» - «Систематизировать беспорядок нельзя». Вот сегодня то, что творится в России с сельским хозяйством, вот эта путаница с совхозами, колхозами, АО, ООО, акционерными общества, кооперативы - намудрили настолько! Я твердо и ясно заявляю: систематизировать этот бардак нельзя! Нужно принимать коренные меры. И то, что программа АПК сегодня принята в стране, это фарисейство самое настоящее. Мы будем бороться за то, чтобы она имела все-таки какие-то результаты, была программой с человеческим лицом. А она, вы знаете, с бычьим лицом, где написано: «Закупить быков за границей». Как будто они спасут Россию. Это анекдот очередной будет! У нас быков своих хватит в России.



Виктор Резунков: Василий Иванович, Сергей Анатольевич спрашивает: «Указ президента Российской Федерации от 27 октября 1993 года под номером 767, что, утратил свою силу? Почему мы снова за кадастровый номер должны платить деньги - 40 тысяч рублей? Беспредел!»



Василий Захарьящев: Вы знаете, замечательный вопрос. Он утратил свою силу, потому что закон «О земельном кадастре», который был принят в 2001 году и вступил в действие с 1 января, он автоматически эти законы денонсировал, и они утеряли силу. Поэтому я бы хотел сказать, Сергей Анатольевич, вы знаете, толком никто и не разобрался. В России был такой беспредел по земельному учету, что просто многие запутались, не только не владели субъекты федерации информацией, где сколько домов вводится, чья земля, Министерства обороны, лесная, школьная земля и так далее. Решение было доброе, умное, продиктованное ситуацией - навести порядок с учетом земли. Но пока не получается. Вот оказался волк в овечьей шкуре, как мы говорим. Мы сегодня пострадали, пострадало население из-за того бедлама, который произошел. Мне сегодня ведущий Виктор задавал вопрос: «Василий Иванович, а как в садоводствах среагировали в результате вот этих перемеров?» Драки и мордобои получили! И моральные ущерб огромнейший. Кто за него ответит - это уже другой вопрос.



Виктор Резунков: Георгий из Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Очень мне нравится ваша страстность, с которой вы ведете разговор. Вы напоминаете Лукашенко, который тоже заботится о народе. Но вы сказали, что это издевательство над народом, совершенно правильно. И потом надо учесть, что Путин сидит уже 6 лет, а вы все еще верите в Путина, что он хороший, а «бояре» плохие. Вот как это можно совместить? Спасибо.



Василий Захарьящев: Вы так меня сравнили с Лукашенко, что меня теперь никуда не выпустят за пределы Петербурга. Спасибо вам за добрые слова. Честное слово, я не имею права морального использовать этот замечательный эфир, но как можно без веры жить? Нельзя на свете жить без веры! Я все-таки человек верующий, верю в Господа Бога и в то, что над Россией шефствует святая Богородица. Сейчас Великий пост идет. Пусть люди немножко очистятся, не только физиологически, от грубой пищи, но, главное, нравственно. Я верю, что президент слышит наши слова. Поверьте, видимо, слишком ему тяжело. Я буду, как в Библии сказано, как православный, молиться за президента, пусть Господь Бог даст ему провидение, что он творит, что он делает. А время и Господь Бог рассудят. Я бы вот так поступил, как православный человек.



Виктор Резунков: Недавно на круглом столе вы заявили, что к 2008 году в стране может вообще быть введено военное положение.



Василий Захарьящев: Да, и я не отказываюсь от этой теории. Это будет заготовка домашняя Владимира Владимировича, потому что я не зря сказал, что систематизировать беспорядок нельзя. Поэтому Пиночет как-то летел из Японии мимо Москвы, и с ним были переговоры, я думаю, не в шутка, а, видимо, интересовал опыт установления власти в Чили… Сегодня Чили занимает 14 место в мире по уровню жизни, а мы - 126. Поэтому, наверное, есть такая возможность.



Виктор Резунков: Спасибо, Василий Иванович.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG