Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

К лидеру оппозиционного движения "Мы" не допускают адвоката


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.

Евгения Назарец: К лидеру оппозиционного движения "Мы" Роману Доброхотову, задержанному 31 декабря в ходе уличной акции и приговоренному к пяти суткам ареста, не допускают адвоката. Об этом Радио Свобода сообщила защитник оппозиционного активиста адвокат Елена Липцер.

Данила Гальперович: Елена Липцер говорит, что абсурд начался еще 31 января, когда Романа Доброхотова, находившегося на акции протеста с сознательно заклеенным липкой лентой ртом, обвинили в систематической нецензурной брани. Свидетелями ругани с заклеенным ртом выступили два сотрудника ОМОНа, видимо, большие знатоки ненормативной лексики.

В воскресенье, 1 февраля, Елену Липцер не пустили к Роману Доброхотову, сославшись на то, что некому подписать разрешение на такую встречу, начальства нет, да и мест специально для того, чтобы подзащитный и адвокат встретились, тоже не предусмотрено.

В понедельник начальство появилось, но адвокат говорит, что отказ последовал снова, причем гораздо более жесткий, чем раньше.

Елена Липцер: Мне было сказано, что меня пустить к нему не могут, поскольку имеется личное распоряжение начальника спецприемника по фамилии Сухов Дмитрий Владимирович. То есть им было сказано, никого к Доброхотову не пускать. И на все мои заявления о том, что таким образом нарушается его право на защиту, мне было сказано: жалобу он уже написал, вот езжайте в Пресненский суд, берите там жалобу и разбирайтесь с этим делом сами. Соответственно, мне было отказано с ним в беседе. Таким образом, я считаю, что было нарушено его право на защиту.

Я объяснила сотрудникам, что право на защиту нарушается еще в связи с тем, что его как бы отбывание административного срока ареста, оно, например, в практике Европейского суда приравнивается к уголовному преследованию, поскольку он получил наказание, связанное с лишением свободы. Мне было сказано, что мы живем в России, нам ваши Европейский суд вообще не указ.

Данила Гальперович: Елена Липцер, конечно же, будет еще и еще раз приходить к своему подзащитному и добиваться встречи с Романом Доброхотовым, но законы в этом случае, как утверждает адвокат, уже нарушены самими стражами правопорядка, причем как российские, так и международные.

Елена Липцер: Во-первых, это зафиксировано в кодексе об административных правонарушениях, в нашем законе внутреннем, который в настоящий момент нарушен. Во-вторых, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод так же гарантирует право на защиту. И Европейский суд приравнивает лиц, административно задержанных или которые могут получить наказание в виде ареста, к тем, кто обвиняется в совершении уголовного преступления и может получить наказание в виде лишения свободы.

Данила Гальперович: Пренебрежительное отношение к требованиям закона у людей, не допускающих адвоката к Роману Доброхотову, может объясняться еще и некоторой показательностью. Мол, для человека, который публично обвинил президента России во лжи, действуют особые правила. И в этом случае сотрудникам спецприемника не указ даже сам Дмитрий Медведев, все время говорящий о необходимости соблюдения законов.

XS
SM
MD
LG