Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Бабушкин: “Придраться к заключенному очень легко”


Заключенный запросто может стать заложником внутренних тюмерных правил, утверждает эксперт

Заключенный запросто может стать заложником внутренних тюмерных правил, утверждает эксперт

Попытка обжаловать в Верховном суде РФ положения правил внутреннего распорядка в СИЗО закончилась сегодня для Михаила Ходорковского неудачей. О том, что представляют собой эти правила и насколько легко наложить на заключенного взыскание, Радио Свобода рассказал председатель комитета «За гражданские права» Андрей Бабушкин.

- Правила внутреннего распорядка являются комментариями к некоторым статьям Уголовно-исполнительного кодекса РФ и расшифровкой того, какова процедура применения данных статей.

Правила устанавливают целый ряд важных для жизни осужденного факторов - права и обязанности осужденного, порядок реализации права на переписку, получение свиданий и медицинской помощи. Правила утверждены министром юстиции и согласованы с генеральным прокурором.

Действующие нормы приняты в 2005 году. Они являются во многом более прогрессивными и намного менее репрессивными, нежели правила, действовавшие до этого. Но вместе с тем, конечно, в правилах существует очень много различных “узких мест”, которые при недобросовестности сотрудников уголовно-исполнительной системы позволяют самым различным образом нарушать права осужденных.

Например, если по минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, утвержденными ООН, давать объяснение относительно допущенного проступка является правом осужденного, то в действующий правилах это является обязанностью осужденного. Если, например, осужденному говорят "ты курил в неположенном месте", он говорит "нет, я не курил", но объяснения давать по этому поводу не хочу, то его можно наказать и за то, что он якобы курил в неположенном месте, и за то, что он отказался от дачи объяснений.

Правила и соответствующие статьи Уголовно-исполнительного кодекса не устанавливают дифференциацию наказания в зависимости от общественной опасности допущенного нарушения. Возможна ситуация, когда один осужденный терроризирует весь отряд, и он получает менее строгое взыскание, нежели, скажем, осужденный, который, например, постоянно с опоздание в две-три минуты просыпается во время подъема.

Правила не предусматривают учет реальной опасности допущенного проступка и назначение взыскания в связи с ней. Есть и целый ряд других недостатков.

- Насколько легко придраться к заключенному по малозначительному поводу и наложить серьезное взыскание?

- Очень легко. Насколько я знаю, на сегодняшний день в Федеральной службе исполнения наказания существует рабочая группа, которая проводит мониторинг этих правил, планируются внесение в них изменений. Хочется надеяться, что в ближайшее время данные недостатки правил все-таки будут устранены.

- Как вы оцениваете всю эту историю с наложением взыскания на Михаила Ходорковского?

- Здесь дело не в Ходорковском, который стремится как можно быстрее освободиться и проявить себя с положительной стороны в колонии, а в некотором политическом заказе. Может быть, это не прямой политический заказ, может быть, никто таких указаний в колонию не дает. Может быть, просто речь идет о том, что человек - скажем, тот же самый сотрудник колонии - читает все про Ходорковского и думает: наверное, моему начальнику было бы приятно, если бы я на этого товарища наехал. Но, я боюсь, что здесь все-таки речь идет о некоей политической подоплеке.

Верховный суд РФ сегодня отказал в удовлетворении иска Михаила Ходорковского. Находящийся в заключении бывший глава "ЮКОСа" оспаривал один из пунктов правил внутреннего распорядка следственного изолятора.
XS
SM
MD
LG