Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тридцать лет монотеизма и революции


Старт ракетоносителя Сафир-2

Старт ракетоносителя Сафир-2

Иран впервые с помощью собственной ракеты вывел на орбиту спутник. Ракетоноситель "Сафир-2" вывел в космос спутник "Омид-2", что по-персидски значит "Надежда". Президент Ирана посвятил это событие 30-летию исламской революции.

Иран вывел на орбиту спутник. Впервые с помощью собственной ракеты "Сафир-2" (Safir-2). Запуск иранского спутника – это событие, прежде всего, политическое и историко-символическое. Конечно, очень важно, что еще одна страна смогла создать технологии для выхода на космическую орбиту, однако в случае Ирана дело обстоит несколько по-иному.


Во-первых, Иран – теократическое государство, исламская республика, и у власти в ней находятся религиозные ортодоксы, близкие к самым радикальным исламистским течениям. Во-вторых, Иран – региональный лидер, чьи позиции значительно усилились после начала военной операции США в Ираке, которая свергла Саддама Хусейна, некогда главного соперника Тегерана. Иран играет очень важную роль в нынешней иракской ситуации, поддерживая там радикальные шиитские группы, он же ведет активную игру в Палестине – с помощью группировки ХАМАС, и в Ливане – с помощью движения Хезбаллах. Наконец, иранский президент Ахмадинеджад известен резкой, за гранью политического приличия, антиизраильской риторикой. Запад (и особенно США) подозревает Тегеран в реализации программы создания ядерного оружия. Всего этого – а я не упомянул еще множество факторов – достаточно для того, чтобы внимательно следить за космическими успехами Тегерана. Обратим внимание на то, что та же самая ракета "Сафир-2", которая вывела на орбиту иранский спутник, может использоваться совсем для иных целей – скажем, для доставки ядерной боеголовки, если таковая появится в распоряжении иранских военных.


Конечно, сегодня иранское руководство утверждает, что запуск "Сафир-2" носил исключительно мирный характер, и что спутник предназначен для научных исследований и телетрансляций. Но уже в самом официальном заявлении было сказано следующее: "Это еще одно достижение иранских ученых в период санкций". Иными словами, мессидж здесь таков: международные санкции, наложенные на Тегеран за нежелание сотрудничать в контроле над его ядерной программой, не принесли результата – Иран строит ракеты, которые могут не только вывести спутник на орбиту, но и использоваться в военных целях.


Теперь о символическом значении. Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад назвал запуск «Надежды» шагом в распространении "монотеизма, мира и справедливости во всем мире". Заявление довольно экзотическое, однако здесь стоило бы вспомнить советскую пропаганду, согласно которой космические успехи СССР сеяли мир, дружбу между народами и коммунистические идеи на Земном шаре. Так что пропагандистский эффект сегодня примерно тот же, что и 50 лет назад. Напомню, первый иранский спутник Sina-1 был запущен на орбиту российской ракетой в октябре 2005 года.


И, конечно же, первый спутник, доставленный на орбиту иранской ракетой, стал жестом в отношении США. Сегодня в этих отношениях наступил период тонкой дипломатической игры, рассчитанной на то, что соперник не выдержит и сделает первый шаг – опрометчивый, конечно. Как известно, в своей инаугурационной речи новый президент США Барак Обама использовал выражение "разжать кулак" в отношении стран с недемократическим режимом. Имел в виду он, прежде всего, Иран. Однако иранское руководство тут же принялось шантажировать Вашингтон, заявляя, что отношение Тегерана к США не улучшится до тех пор, пока Обама радикально не изменит американскую политику в иранском направлении.


Об этом – любопытный комментарий Йэна Блэка (Ian Black) на сайте британской газете Guardian. Блэк – корреспондент газеты в Тегеране – пишет, что глава иранской разведки Голам-Хоссейн Мохсени-Эджейе опроверг слухи об имеющихся якобы секретных контактах между Ираном и Соединенными Штатами. Накануне американская неправительственная организация Pugwash Conferences распространила информацию о тайных встречах иранских представителей и советников Барака Обамы, которые состоялись в Европе. Этому заявлению иранского разведчика (к которому можно добавить и подобные же высказывания министра иностранных дел страны Манучера Моттаки) вполне соответствует и сам тон юбилейных торжеств, посвященных 30-летию исламской революции.


Напомню события конца зимы 1979 года. 1 февраля в тегеранском аэропорту приземлился самолет с аятоллой Хомейни на борту. Аятолла 14 лет провел в изгнании и встречали его десятки тысяч сторонников. Шахский режим рухнул ровно через 10 дней. Тридцать лет спустя, торжественные церемонии проводились на всех этапах пути Хомейни в столицу. Йэн Блэк сообщает, что вертолеты сбрасывали цветы на шоссе, по которому лидер иранской революции ехал из аэропорта в Тегеран. Дипломатические отношения с Ираном были прерваны США вскоре после исламской революции – и после того, как исламисты-студенты захватили американское посольство в Тегеране и продержали больше пятидесяти дипломатов в заложниках целых 444 дня.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджаб осматривает ракету Safir


Помимо статьи Йэна Блэка на сайте Guardian можно посмотреть замечательное слайд-шоу, которое включает в себя десятки фотографий времен исламской революции (приезд Хомейни, захват американского посольства, митинги, на которых, кстати говоря, рядом с Хомейни стоит Ясир Арафат) и дальнейшие вехи иранской истории – как ее видят на западе. Здесь и фото бесконечной ирано-иракской войны, и потрясающие снимки, на которых дети и женщины заявляют, что они убьют британского писателя Салмана Рушди – Хомейни наложил "фетву" на автора книги "Сатанинские стихи", и Саддам Хусейн, и Ахмадинеджад в окружении военных и клириков. Это – западный взгляд на историю исламской революции.


А вот в исламском мире многие видят в опыте революции 1979 года важный позитивный политический урок для себя. Эксперт Американского университета Шариата (American University of Sharjah) Нил Патрик (Neil Stephen Patrick) говорит: "То, что было создано в Иране, во многих смыслах является уникальным экспериментом. Несмотря на то, что первоначально революция имела сильнейший политический импульс, даже более сильный, чем религиозный, то, чем она, в конце концов, стала, можно определить как сочетание шиитского ислама и иранского национализма. Давайте оставим в стороне иранскую финансовую и военную поддержку различным группировкам. Первоначальное влияние революции – и, в некотором роде, ее новое влияние, уже при Ахмадинеджаде – заключается в символизме вызова окружающему миру".


10 февраля в Тегеране пройдет массовый официозный митинг, посвященный началу исламской республики в Иране в 1979 году.

XS
SM
MD
LG