Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинообозрение с Андреем Загданским






Александр Генис: Список номинаций на Оскара часто интересен не только теми фильмами, которые в него вошли, но и теми, которые туда не попали. В этом году самым именитым из обойденных стал Клинт Иствуд. К тому же, его обошли дважды.
У микрофона – ведущий «Кинообозрения» «Американского часа» Андрей Загданский. Прошу вас, Андрей



Андрей Загданский: Новая картина Клинта Иствуда «Грэн Торино» заставила меня задуматься о магии актера Клинта Иствуда.

Александр Генис: Меня она заставила задуматься о магии человека, который только что снял картину, которую мы с вами обсуждали несколько месяцев назад – «Подмена». Два фильма за год в таком возрасте - это внушает не просто уважение, а восторг.

Андрей Загданский: К этому фильму у меня больше уважения, чем восторга. В этом фильме, как, пожалуй, ни в каком ином другом, со времен «Грязного Гарри», Клинт Иствуд не просто сыграл, а он возвышается на фоне всего, что есть в фильме. А в фильме есть посредственные актеры, слабый, нравоучительный сценарий, неинтересная, его же собственная, режиссура. И в фильме ничего нет, есть только один Клинт Иствуд, состарившийся, седой, покрытый морщинами. Он и есть зрелище, он и есть фильм. «Грэн Торино» построен как предсказуемый набор драматургических штампов. Если в начале фильма священник, просит Клинта Иствуда исповедоваться, и он грубо отказывается, то мы понимаем, что в конце фильма он обязательно исповедуется. Если в начале фильма Ковальский проклинает своих соседей азиатов, которые живут рядом с ним в соседнем доме, то в конце фильма это его главные друзья. Если в начале фильма представлен автомобиль «Грэн Торино» - Форд 1972 года - как самое драгоценное владение героя, которое он хранит в гараже и никогда не выезжает на этой машине на улицу, а только моет и полирует ее, то в самом конце фильма мы увидим, что машина едет по улице, и за рулем не Ковальский. И - главный штамп фильма. Если в начале фильма мы чувствуем, что у персонажа - неприятие католической церкви и неприятие закона, то в конце фильма - приятие и закона, и церкви. По всей видимости, это и есть принципиальное послание Клинта Иствуда, как и в «Подмене», о которой мы говорили с вами совсем недавно. То же уважение к духу и букве закона, никакого личного правосудия, какое было во времена «Грязного Гарри», когда один с пистолетом наводит справедливость в отдельно взятой вселенной. Сценарно «Грэн Торино» - работа не профессионалов, а школьников, которые хотят создать некоторые драматургические ситуации, но совершенно не знают, как к ним прийти, не нарушая логику поведения и мотивацию персонажей. Поэтому первая полвина фильма особенно мучительна. Авторы создают дорогу к финальной главной драме, и смотреть на это очень неловко. Все шито белыми нитками, и не беда актеров, что они плохо играют. В фильме снимается очень много непрофессиональных актеров. Беда сценария и авторов сценария в том, что они заставляют их произносить реплики и делать поступки, которые ни коим образом не вписываются в реальный, достоверный персонаж. Но в фильме при этом есть спонтанные жемчужины, места, гдк интерес к событием на экране драматически менялся. Клинт Иствуд на празднике в доме азиатских друзей, окруженный вниманием и заботой многих восточных женщин, с наслаждением поедает азиатские яства. Замечательно! Или Клинт Иствуд избивает бандита, бьет его ногами по голове. Восхитительно! Произносит страшные, угрожающие слова, как шипящая кобра. Мне это все очень нравится. Мне нравится, как он ерничает и в жесткой форме дает наставления своему молодому растерянному соседу. Мне нравится, как Клинт Иствуд ворчит, как он достает пистолет, как он пьет пиво.

Александр Генис:
Короче, вам нравится Клинт Иствуд.

Андрей Загданский: Да. Как он говорит со своей собакой, которая тоже очень старенькая и, по всей видимости, в собачьем возрасте эквивалент «Грэн Торино» и самого Клинта Иствуда. Короче говоря, мне он сам по себе нравится, мне он импонирует. Фильм, с моей точки зрения, совершенно не получился. Но люди идут и смотрят. В этом фильме действительно ничего особенного нет, кроме Клинта Иствуда. Такая вот американская институция.

Александр Генис: Клинт Иствуд создал портрет художника в старости.

Андрей Загданский: Рама - никакая, но портрет достоверный, мы его знаем, этот портрет нам нравится.
XS
SM
MD
LG