Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сессия ПАСЕ осудила недемократичность выборов в Белоруссии


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Страсбурге Данила Гальперович и в Праге Андрей Шарый.



Александр Гостев: На сессии ПАСЕ в Страсбурге закончилось обсуждение доклада "Белоруссия после президентских выборов". В Страсбурге продолжает работу специальный корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович, и сейчас он с нами на связи. Данила, вам слово.



Данила Гальперович: Действительно, закончилось обсуждение этого доклада и принята резолюция, которая очень четко осуждает недемократический путь, по которому пошло белорусское руководство, как говорится в докладе, проведя выборы, так их организовав, а также подавив выступление оппозиции после того, как оппозиция не согласилась с результатами выборов. Автор доклада, эстонский парламентарий Андерс Херкель, при этом намекал, что не только в Белоруссии относятся, мягко говоря, не слишком четко к демократическим стандартам.



Андерс Херкел: Некоторые аналитики в Белоруссии и в других странах используют термин "суверенная демократия". Конечно, Белоруссия суверенная страна, но демократические стандарты не могут быть различными, они должны соответствовать стандартам международных организаций, и не бывает демократии с ограниченным плюрализмом, с ограничением свободы массмедиа и без свободных выборов. Голосование 19 марта было абсолютно непрозрачным для международных наблюдателей.



Данила Гальперович: Надо сказать, что очень многие поддержали его в этом докладе. Говорилось также о необходимости внести в доклад поправку, призывающую власти Белоруссии согласиться с требованиями оппозиции и провести повторные выборы. В соответствии с демократическими стандартами эта поправка была внесена. Между тем, некоторые члены российской делегации говорили, что ничего такого страшного они в Белоруссии не нашли. В частности, Виктор Колесников...



Виктор Колесников: Будучи в составе краткосрочных международных наблюдателей от ОБСЕ и посетив девять избирательных участков в городе Минске, я просто стремился найти нарушения общепризнанных стандартов, но мне, откровенно говоря, не повезло. Однако я видел потоки избирателей - и пожилых, и молодых, идущих к урнам, разговаривал с ними, пытаясь дипломатично узнать их настроения и слыша ответ, который они давали с гордостью, что результаты вы увидите при подведении итогов голосования.



Данила Гальперович: Но надо сказать, что даже в российской делегации все чувствовали себя не слишком удобно, защищая Александра Лукашенко, во всяком случае, когда я разговаривал с Верой Оськиной, также членом российской делегации о том, что случилось после выборов, о том, как разгоняли демонстрации оппозиции. Вот ее мнение...



Вера Оськина: На месте Лукашенко я бы не стала их сажать в тюрьму, я бы совершенно просто освободила тут же, буквально через 15 минут после... Может быть, вообще не стала забирать. Потому что если ты такой сильный, тогда чего ты боишься?



Данила Гальперович: Россия на этой сессии вообще очень мало говорила о Белоруссии и понятно почему, потому что в преддверии начала председательствования России в Комитете министров Совета Европы ей не очень удобно защищать хотя и своего союзника, но все-таки человека, которого большинство европейских парламентариев называет "последним диктатором Европы". И, таким образом, России предстоит в ближайшее время, когда она возглавит Комитет министров Совета Европы, как-то больше определяться с тем, будет ли она воздействовать в рамках Совета Европы на Белоруссию. В частности, в резолюции, которая была принята, говорится, что прогресс в отношениях с Белоруссией не может быть достигнут без активной поддержки со стороны России. В практическом применении это означает, что Россию вообще просят помочь Совету Европы с учреждением Центра Совета Европы в Минске. Если Россия согласится с этим, то, возможно, она испортит отношения с Минском, если не согласится, то ей будет очень трудно показать, что ее председательство в Комитете министров Совета Европы эффективно, и она вообще в свою очередь как-то подошла уже к тем стандартам, которые позволяют ей председательствовать в этой организации.



Александр Гостев: Еще один штрих в продолжение белорусской темы. Мой коллега Андрей Шарый только что побеседовал об эволюции режима Александра Лукашенко и о возможной тактике белорусской оппозиции с обозревателем белорусской службы Свободы Маратом Дымовым.



Андрей Шарый: Верно ли будет сказать, что режим Александра Лукашенко теперь, после выборов, силен как никогда?



Марат Дымов: И да, и нет. Да - потому что Александр Лукашенко все-таки сумел победить, сумел остаться на третий срок. Судя по всему, правящая элита, номенклатура белорусская на этих выборах демонстрировала достаточную консолидированность. По крайней мере, не было того, что во время прошлых электоральных кампаний, когда те или иные известные представители номенклатуры переходили в оппозицию к главе государства. Протесты оппозиции жестоко подавлены. Россия в данном случае как никогда однозначно поддерживала белорусские власти. Но, с другой стороны, победа далась власти как никогда тяжело. Возникла некая выразительная внятная альтернатива, какое-то новое явление, я имею в виду протесты, причем это протесты, как выяснилось, не оппозиции, как выяснилось, людей, которые не входили ни в какие партии и не участвовали в оппозиционном движении. Ну, кроме того, можно говорить о российском факторе: на выборах-то поддержали, но теперь Москва начинает довольно целенаправленно поддавливать по целому ряду экономических линий, очень чувствительных для Белоруссии.



Андрей Шарый: Понятно ли теперь новая тактика оппозиции? Естественно, что после успеха и не успеха, можно по-разному говорить, вот этой избирательной кампании, когда, с одной стороны, не удалось переиграть Лукашенко, но, с другой стороны, удалось, как вы сказали, сформулировать достаточно внятную альтернативу. Сейчас пришло время какой-то ежедневной кропотливой политической работы. Какая она? Понятно, что будет сейчас делать оппозиция?



Марат Дымов: Тут, насколько я знаю, есть несколько сценариев. Это создание движения. Здесь, я думаю, тоже несколько целей. Одна - это придумать какую-то структуру для тех людей, которые выявились, высветились во время этой избирательной кампании и во время вот этой горячей недели протеста после. Ну, кроме того, я не исключаю, что в данном случае Александр Милинкевич думает и о том, что в этом движении нашлось бы место и партиям, потому что ведь его положение такое: да, он был единым кандидатом на выборах, на которых договорились партии, теперь выборов нет и ему бы хотелось, чтобы эта поддержка партий не улетучилась. Что касается каких-то конкретных действий, тут есть несколько направлений. Одно из них - это отзыв депутатов, которые, с точки зрения оппозиции, компрометировали себя определенными действиями. Тут даже расчет не на то, что их реально удастся отозвать, но это как бы электоральная процедура, потому что белорусская оппозиция забыла про бойкот, потому что они убедились, что ничего не мобилизовывает так людей, как выборы, пусть самые несправедливые, пусть самые плохие, но сама по себе избирательная процедура - это то, что зажигает людей.


XS
SM
MD
LG