Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России могут появиться новые «узники совести»


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Андрей Шароградский: В России могут появиться новые «узники совести». Международная организация Amnesty International считает, что этого статуса достойны четверо нижегородских оппозиционеров, задержанных милицией за выражение своих политических взглядов. В Москве до сих пор находится под стражей лидер оппозиционного движения «Мы» Роман Доброхотов, задержанный во время Дней несогласных. Возможно, будут новые задержания. Власти Москвы запретили проведение 8 февраля шествия в память о Станиславе Маркелове и Анастасии Бабуровой. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Российское отделение международной организации Amnesty International готово назвать четырех российских оппозиционеров «узниками совести». Речь идет о задержанных несколько дней назад в Нижнем Новгороде участниках коалиции «Другая Россия» Екатерине Буничевой, Антоне Захарове, Александре Зайцеве и Юрии Староверове. За участие в уличных акциях им присудили пять суток административного ареста. Обвинили, как обычно, в оскорблении сотрудников милиции и нецензурной брани. В Amnesty International считают, что все обвинения были сфабрикованы, а молодые люди пострадали за законное выражение своих политических взглядов. Говорит директор российского отделения организации Сергей Никитин.

Сергей Никитин: Известно, что троих людей задержали 28 января, когда они направлялись на проправительственную демонстрацию. Их обвинили в том, что они нецензурно выражались в адрес милиционеров, что якобы они продолжали эти оскорбления словесные в то время, когда их попросили прекратить. Четвертый участник - Юрий Староверов - был задержан отдельно, когда он шел на работу. Там была такая история, что протокол задержания подписал один человек из Управления по борьбе с экстремизмом, а когда суд 29 января выносил уже обвинительный приговор, то в протоколе был уже другой сотрудник милиции. Там стояло то, что Староверов опять же оскорблял нецензурной бранью сотрудников милиции.
Мы подчеркиваем тот факт, что задерживать людей за то, что они намеревались выразить свои оппозиционные взгляды, это не является нарушением закона. Такого сорта задержания противоречат как российскому законодательству, так и положениям международного права.

Любовь Чижова: Вы распространили этот пресс-релиз. Вы сделали заявление. Какая-то реакция со стороны властей есть на это?

Сергей Никитин: Нам ничего неизвестно о реакции со стороны властей. Но известно, что Amnesty International, когда говорит о том или ином человеке, что он либо является "узником совести", либо мы всерьез рассматриваем возможность того, что мы назовем этого человека "узником совести", обычно это имеет некоторую реакцию. Мне приходит на память ситуация, скажем, с бывшим директором Сахаровского центра Юрием Самодуровым, когда мы говорили в преддверии суда над ним, что в случае, если он будет помещен в заключение, то мы его будем рассматривать как "узника совести". Это очень серьезное заявление, которое делает наша организация, когда мы говорим, что тот или иной человек представляется нам как возможный "узник совести".

Любовь Чижова: Легко ли стать в России сегодня "узником совести"?

Сергей Никитин: Вспоминая, что произошло в последние дни, мне представляется, что сейчас это достаточно несложно. Потому как мы видим, что число превентивных задержаний, ну, не знаю, какая динамика, но эти случаи имеют место, определенно.

Любовь Чижова: Задержанный несколько дней назад в Москве лидер оппозиционного движения «Мы» Роман Доброхотов, который до сих пор под стражей, также обвиняется в оскорблении работников милиции. К Роману несколько дней не пускали его адвоката Елену Липцер, и только сегодня жалоба Доброхотова на действия сотрудников правоохранительных органов может быть рассмотрена в Пресненском суде Москвы. Говорит адвокат Елена Липцер.

Елена Липцер: Подала жалобу. И даже мне сказали, что на сегодня будет назначено рассмотрение в Пресненском суде у судьи Бондарева, но пока непонятно во сколько. Вот они сказали, что перезвонят. Его, по идее, должны доставить в суд на рассмотрение этой жалобы. Я попрошу время для общения перед судебным заседанием, чтобы обсудить те вопросы, которые уже накопились.

Любовь Чижова: Елена Львовна, в чем обвиняют Романа?

Елена Липцер: Романа обвиняют в совершении мелкого хулиганства, а именно в том, что он беспричинно выражался нецензурной бранью, не реагировал на замечания сотрудников ОМОНа, не прекращал выражаться. На самом же деле, Роман стоял молча с заклеенным ртом и держал белый лист бумаги - такой как бы ватманский лист, но на нем ничего не было написано. Рядом с ним стояло еще несколько молодых людей, которые также стояли с заклеенными ртами и держали такие листы бумаги. Сотрудникам ОМОНа они объяснили, что они просто стоят молча.

Любовь Чижова: Насколько я понимаю, существует видеозапись этой акции.

Елена Липцер: Да, видеозапись существует. Она размещена на сайте "Грани.ру". Я надеюсь, что суд не откажет в удовлетворении ходатайства и просмотрит эту запись.

Любовь Чижова: Московские власти запретили проведение 8 февраля в центре города митинга и шествия в память об убитых адвокате Станиславе Маркелове и журналистке Анастасии Бабуровой. Организаторы акции из правозащитного движения будут жаловаться на решение столичных властей в Министерство юстиции и уполномоченному по правам человека, а молодые оппозиционеры намерены выйти на запрещенную акцию. Говорит глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

Людмила Алексеева: Нам отказали в шествии. Разрешили только митинг. Но это нас не устраивает, мы на это не пойдем, потому что, на самом деле, по действующему российскому закону о митингах, демонстрациях, шествиях и так далее власть не имеет права менять формата, предлагаемого заявителями мероприятия. Но наша власть считает, что она имеет право. Поэтому нам отказали абсолютно незаконно. Молодежь заявляла, что, поскольку это незаконно, то все равно пойдут на митинг и устроят шествие. Мы сейчас (я имею в виду заявителей, поскольку я, как председатель Московской Хельсинкской группы, Лев Александрович Пономарев, как руководитель движения "За права человека") ведем переговоры с разными организациями, которые имели в виду принять участие в митинге, чтобы не устраивать шествие 8 числа, когда власть уже заявила, что она с этим не согласна. Мы подадим новую заявку на другое число снова на митинг и шествие по тому же маршруту, по которому мы предлагали. Мы готовы обсуждать с властями изменение маршрута, но, конечно, не в безлюдном месте, не где-нибудь на лесной полянке, а в центральных районах города - таких, чтобы это шествие имело какой-то общественный смысл. Мы будем жаловаться в Министерство юстиции, чтобы обратить внимание на то, что наши права нарушены этим отказом. И по нашему закону заявки о таких мероприятиях носят уведомительный характер, а не разрешительный, то есть мы уведомляем власти, а они обязаны обеспечить проведение этого мероприятия, а не совсем выступать с его запретом, как это мело место.

Любовь Чижова: Рассказывала правозащитница, глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.


XS
SM
MD
LG