Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марат Дымов: В Белоруссии за 12 лет выросла молодая управленченская элита - птенцы гнезда Александрова


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель белорусской службы Радио Свобода Марат Дымов.



Андрей Шарый: Я приветствую в студии программы "Время Свободы" моего коллегу, обозревателя белорусской службы нашего радио Марата Дымова. Марат, верно ли будет сказать, что режим Александра Лукашенко теперь, после выборов, силен как никогда?



Марат Дымов: И да, и нет. Да - потому что Александр Лукашенко все-таки сумел победить, сумел остаться на третий срок. Судя по всему, правящая элита, номенклатура белорусская на этих выборах демонстрировала достаточную консолидированность. По крайней мере, не было того, что во время прошлых электоральных кампаний, когда те или иные известные представители номенклатуры переходили в оппозицию к главе государства. Протесты оппозиции жестоко подавлены. Россия в данном случае как никогда однозначно поддерживала белорусские власти. Но, с другой стороны, победа далась власти как никогда тяжело. Возникла некая выразительная внятная альтернатива, какое-то новое явление, я имею в виду протесты, причем это протесты, как выяснилось, не оппозиции, как выяснилось, людей, которые не входили ни в какие партии и не участвовали в оппозиционном движении. Ну, кроме того, можно говорить о российском факторе: на выборах-то поддержали, но теперь Москва начинает довольно целенаправленно поддавливать по целому ряду экономических линий, очень чувствительных для Белоруссии.



Андрей Шарый: Чем вызвана консолидация белорусской элиты, о которой вы говорили? Это очередной этап развития, политической эволюции режима Лукашенко или какие-то другие причины?



Марат Дымов: Тут несколько причин. Первая причина - это постоянные чистки. В Белоруссии, в общем, очень большое количество директоров крупных заводов, чиновников просто сидят в тюрьме. Кроме всего прочего, такой сталинский мотив - то есть просто чистить, чистить элиту, не давать людям обрастать связями, не давать им иллюзий того, что они сами что-то значат, кроме того отраженного света, которым они светят от первого лица. Это с одной стороны. С другой стороны, знаете, 12 лет - это много по теперешним временам. И выросло поколение, птенцы гнезда Александрова, то есть элита молодая, управленческая элита, которая просто ничего другого-то не знает и не видела, и они привыкли к такой жизни, где демонстрации нелояльности очень дорого стоят.



Андрей Шарый: Понятно ли теперь новая тактика оппозиции? Естественно, что после успеха и не успеха, можно по-разному говорить, вот этой избирательной кампании, когда, с одной стороны, не удалось переиграть Лукашенко, но, с другой стороны, удалось, как вы сказали, сформулировать достаточно внятную альтернативу. Сейчас пришло время какой-то ежедневной кропотливой политической работы. Какая она? Понятно, что будет сейчас делать оппозиция?



Марат Дымов: Тут, насколько я знаю, есть несколько сценариев. Это создание движения. Здесь, я думаю, тоже несколько целей. Одна - это придумать какую-то структуру для тех людей, которые выявились, высветились во время этой избирательной кампании и во время вот этой горячей недели протеста после. Ну, кроме того, я не исключаю, что в данном случае Александр Милинкевич думает и о том, что в этом движении нашлось бы место и партиям, потому что ведь его положение такое: да, он был единым кандидатом на выборах, на которых договорились партии, теперь выборов нет и ему бы хотелось, чтобы эта поддержка партий не улетучилась. Что касается каких-то конкретных действий, тут есть несколько направлений. Одно из них - это отзыв депутатов, которые, с точки зрения оппозиции, компрометировали себя определенными действиями. Тут даже расчет не на то, что их реально удастся отозвать, но это как бы электоральная процедура, потому что белорусская оппозиция забыла про бойкот, потому что они убедились, что ничто не мобилизует так людей, как выборы, пусть самые несправедливые, пусть самые плохие, но сама по себе избирательная процедура - это то, что зажигает людей.



Андрей Шарый: Ну, а будет продолжена тактика публичных акций? Вот "Чернобыльский шлях" через две недели...



Марат Дымов: Да, будет "Чернобыльский шлях", будет 1 мая, скорее всего, собираются тоже выйти оппозиционеры, причем, под достаточно таким социальным лозунгом - не долой Лукашенко вовсе, а против контрактной системы. Дело в том, что в Белоруссии, несмотря на такую вроде патриархальную политическую, экономическую систему, введена контрактная система. То есть контракты заключаются на год, и если вы не устраиваете чем-то начальство, то вам просто говорят - до свидания, с вами не заключают контракты. И, в общем-то, этим не довольны вовсе не только высоколобые интеллектуалы. Другая идея - это все-таки именно через политические силы наладить систему распространения оппозиционных газет. Дело в том, что с начала этого года все ведущие оппозиционные газеты были отсоединены, отрезаны от государственного распространения и от государственной розницы. Их тиражи, их распространенность резко упала. И вот оппозиционеры думают о том, как бы можно было их все-таки распространять.


XS
SM
MD
LG