Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уцелеет ли Союз кинематографистов?


Кинокритики Алена Солнцева, Кирилл Разлогов, Юрий Богомолов, кинодраматург Валентин Черных

Кинокритики Алена Солнцева, Кирилл Разлогов, Юрий Богомолов, кинодраматург Валентин Черных

Минюст отказался узаконить решения VII Съезда кинематографистов РФ. Это означает новый виток внутренней борьбы в Союзе кинематографистов. Уцелеет ли Союз после таких потрясений?

Елена Рыковцева в эфире Радио Свобода обсуждала эти вопросы с кинодраматургом Валентином Черных, а также с кинокритиками Кириллом Разлоговым, Аленой Солнцевой и Юрием Богомоловым.

Елена Рыковцева: В декабре Съезд кинематографистов выбрал нового председателя Марлена Хуциева и новое правление, однако прежний председатель Никита Михалков и его единомышленники с решением съезда не согласились. Теперь их поддержал Минюст, а 6 февраля уже гражданский суд рассмотрит заявление четырех членов Союза, которые жалуются на плохую подготовку съезда и требуют признать его недействительным. Дальнейшие действия участников конфликта предугадать несложно: одни будут оспаривать решение Минюста, а другие — требовать проведения нового съезда, и даже с представительством всех членов Союза, а не только делегатов, как обещает Никита Михалков. Чего в конечном счете добиваются обе стороны конфликта и чем все эти потрясения грозят Союзу кинематографистов? На какой почве этот раскол происходит? Потому что есть две причины, которые, на взгляд стороннего наблюдателя, очевидны: первая — деньги, недвижимость этого союза, и вторая — личность Никиты Михалкова. Это все, что мы ,люди со стороны, про это знаем. А что вы про это знаете? Может быть, все глубже, все не так?

Кирилл Разлогов: Союз кинематографистов, по-моему, последний из творческих союзов, который не распался. Все распады творческих союзов и их деление на 25 разных организаций так или иначе были предрешены. И не только потому, что Союз в той форме, в которой он был создан Горьким, а затем Пырьевым, принадлежит другой эпохе и другому времени, но потому что есть такое понятие, как эго творческого работника, при котором один великий режиссер с другим великим сценаристом, с третьим великим художником договориться никогда не смогут, поскольку они считают, что каждый из них самый главный. Для того чтобы Союз держался, нужна некоторая главная идея, и эта главная идея — как правило, недвижимость. Ради недвижимости можно бороться. Наиболее сплоченный союз в этом смысле — Союз театральных деятелей, у которого есть определенный опыт в борьбе за отстаивание своих прав, коль скоро у них есть практическая работа на сцене, здания и все прочее. Но там, где эта недвижимость не играет существенной роли или сыграла эту существенную роль и уже давно отобрана другими организациями, другими силами, то раскол так или иначе в тот или иной момент неизбежен.

Юрий Богомолов: Для меня в данном случае принципиально то, что та группа, которая контролировала Союз кинематографистов до этогот обанкротилась в качестве контролера недвижимости, принадлежащей Союзу. И поэтому, естественно, это одна из причин, по которой новое большинство Союза, а оно большинство, поставило вопрос о смене этого руководства.

Валентин Черных: Я думаю, что это борьба за власть. Оппозиция Михалкову сформировалась давно, и она достаточно большая, и поэтому, когда выдвинули Хуциева, я его назвал "намоленной иконой", потому что он человек, который олицетворяет честь, достоинство. Ведь не было в оппозиции ни одного человека, который мог бы встать вровень с Михалковым, поэтому именно выбрали Хуциева, 83 года которому. Он согласился. Конечно, сегодня нужны более мобильные и более молодые, я думаю. Но дело в том, вот я сейчас думаю, кто выиграл в этой ситуации. Я думаю, что проиграли все — произошел раскол Союза.

Елена Рыковцева: Значит есть группа людей, которым надоел уже Михалков в качестве председателя — так? А есть другая группа, которая считает, что пусть он и дальше правит себе, зачем к нему цепляться. Правильно?

Валентин Черных: Я думаю, что да, потому что Михалков действительно раздражал и раздражает. Он харизматичен, он увертлив в спорах, он в чести у начальства, поэтому, конечно, он раздражает. Но дело в том, что когда выбирали Хуциева, что мы получили? Мы получили эпикурейца, который всю жизнь замечательно жил, подвергался каким-то гонениям, но не настолько, чтобы... он не примыкал ни к каким группам. И что сейчас? Вот произошла эта смена вроде бы руководства, все сейчас ждут суда. Но в России никогда еще по суду власть не передавалась, ее или брали, или роняли.

Полная расшифровка эфира программы "Час прессы" с Еленой Рыковцевой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG