Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Театре Петра Фоменко - премьера "Улисса"


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.

Марк Крутов: В Театре Петра Фоменко - премьера "Улисса". Режиссер - Евгений Каменькович. По роману Джеймса Джойса в Великобритании и в США было снято два фильма, "Улисса" неоднократно ставили на сценах Европы и Америки. Отдельные эпизоды использовались и российским театром, но спектакль Евгения Каменьковича намного масштабнее, в него вошло 16 из 18-ти эпизодов книги.

Марина Тимашева: Спектакль длится без малого шесть часов и, безусловно, нуждается в сокращениях. Взятые по отдельности, все сцены решены замечательно, но в целостное высказывание они пока не складываются, если, конечно, возможно говорить в таковом применительно к самому роману. В роли Стивена Дедала - Юрий Буторин (это отличный дебют), Леопольд и Молли Блум - Анатолий Горячев и Полина Кутепова. За несколько дней до премьеры спектакль посмотрел Сергей Хоружий. Именно он заканчивал перевод «Улисса», начатый Виктором Хинкисом, он же - автор послесловия и академических комментариев к роману. И мой первый вопрос Сергею Сергееевичу.
Каковы ваши впечатления?

Сергей Хоружий: Впечатления, конечно, многомерные. Первыми словами, конечно, должно быть, что это очень значительная, серьезная работа, за ней очень нелегкие усилия самостоятельного вхождения в такой сложный и углубленный текст. И интеллектуальный труд вложен большой, я уже не говорю о театральном. Безусловно, для темы Джойса в России это этапный рубеж - явление этой постановки. Произошло нечто крупное в теме Джойс в России, это безусловно. В спектакле - хорошее, честное следование Джойсу, во-первых, имеет место. Свой роман у режиссера с Джойсом, безусловно, тоже состоялся. Отличнейший актерские работы, отличный колоритный Дублин, атмосфера и стилистика эпохи. Все это очень правильно. Конечно, все это еще пока в работе, усовершенствуется, но конкретнее эта колоритность, иллюстративность несколько забивает смысловые горизонты, джойсовскую философию, джойсовскую антропологию, джойсовскую конфликтность, словом, внутреннее измерение романа. Есть еще очень важный аспект, который связан более с вопросами формы, это передать труднее. По-моему, вот такими задачами театр почти не задавался. Вот передать то, что я в своем комментарии называю "одиссеей формы", это, я думаю, все-таки принципиально расходится со стилистикой спектакля. Спектакль реалистический.

Марина Тимашева: Под одиссеей формы вы имеете в виду меняющуюся из главы в главу форму повествования, да?

Сергей Хоружий: Технику письма. Джойс, когда начинал писать, еще сам абсолютно не знал, что получится именно такая вещь, и что он сам в процессе ее написания радикально изменится как художник. Первые эпизоды и у Джойса реалистические. И в громадном большинстве интерпретаций берут вот эту стилистику начального "Улисса", и так ее экстраполирует на весь роман. В действительности Джойс куда более фасмогоричен. Текст "Улисса", слова "Улисса" в другое искусство переводить надо не словами. Каменькович роман очень полюбил, очень хорошо его понял, но он слова передавал словами. Получаются длинноты, слишком много произносится текста. В "Улиссе" полно таких вот монологов, которые, если просто зачитывать, это уже антихудожественно.

Марина Тимашева: Практически финал спектакля и, собственно, Улисса - это Пенелопа. 36 страниц текста - и где-то минут 40, наверное, держатся на одной Полине Кутеповой. Это как вам?

Сергей Хоружий: Исключение, которое подтверждает правило. Пенелопа чудесная, это безусловнейшая удача спектакля. Ну, во-первых, сама Полина Кутепова - великолепная актриса. И поставлено очень хорошо. Все, что я говорил о длиннотах, - это к Пенелопе не относится отнюдь, это просто, что называется, финальная радость и удовольствие зрителю.

XS
SM
MD
LG