Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве открываются саммиты глав государств - участников ОДКБ и ЕврАзЭС


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Марк Крутов: Сегодня в Москве открывается саммит глав государств - участников сразу двух организаций, действующих на постсоветском пространстве. Первое - это Договор о коллективной безопасности и Евроазиатское экономическое сообщество. Москва часто выдвигала ОДКБ и ЕврАзЭС в качестве альтернативных вместо, соответственно, Евросоюза и НАТО точек притяжения для бывших республик Советского Союза. О том, насколько желание российских властей соответствует возможностям этих двух организаций, с экспертами побеседовал мой коллега Данила Гальперович.

Данила Гальперович: До последнего момента интригой заседания глав государств ОДКБ и ЕврАзЭС в Москве было то, приедет ли в российскую столицу президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Официально в окружении таджикского лидера говорили, что причиной возможного неприезда его в российскую столицу является экономический кризис - мол, надо оставаться на оперативном руководстве экономикой. Но неофициально все знали, что Эмомали Рахмон был буквально взбешен недавними высказываниями Дмитрия Медведева в Ташкенте - тогда российский лидер в споре о строительстве гидроэлектростанции между Узбекистаном и Таджикистаном явно принял сторону своего узбекского коллеги Ислама Каримова. В конце концов, Рахмон все же вылетел в Москву, и обозреватель газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов считает, что таджикский президент пытается сыграть на соревновании России и США за контроль над регионом.

Аркадий Дубнов: Интересы России в Таджикистане постоянно соизмеряются попыткой каким-то образом соревноваться с США за геополитическое влияние в регионе, за уравновешивание военного присутствия стран западного контингента в Центральной Азии, того контингента, который решает задачу борьбы с терроризмом и наркотрафиком в Афганистане, что, в общем, безусловно является такой же важной задачей для России и что делается чужими руками для России, которая до последнего момента твердо заявляет, что никакого военного присутствия в афганской операции быть не может со стороны России. Последние события, связанные с первоначальным отказом Эммомали Рахмона приехать в Москву из-за обид на заявления Дмитрия Медведева, сделанные в Ташкенте, безусловно, они, конечно, в Душанбе еще подогреваются теми надеждами, что представляет, на мой взгляд, преувеличенная роль Таджикистана в обеспечении северного транзита для американского и НАТОвского военного контингента в Афганистане.

Данила Гальперович: Что же касается самих объединений бывших советских республик, то, по мнению Аркадия Дубнова, на повестках встреч их лидеров вопросы, может быть, будут поставлены и важные, но вряд ли решения по ним помогут, например, сдерживанию экономического спада или повышению уровня безопасности в регионе.

Аркадий Дубнов: В повестке дня ЕврАзЭС - обсуждения создания двух фондов: одного - 10-миллиардного в долларовом эквиваленте - для поддержания экономик стран ЕврАзЭС в период мирового кризиса, для преодоления последствий кризиса; а второй - Фонд развития высоких технологий. Понятно, что бюрократия внутри СНГ настолько чудовищна, что надеяться на то, что фонд будет скоро создан и успеет помочь этим экономикам вовремя, честно говоря, не приходится.
Что касается ОДКБ, то здесь постоянно обсуждается одна и та же долгоиграющая тема создания коллективных сил быстрого развертывания. На этот раз в Москве будет обсуждаться предложение о дислокации этих сил на территории Российской Федерации, и Москва готова предоставить в состав этих сил 89-ю десантную дивизию и 31-ю бригаду десантную. Будет, наверное, назначен командующий этими силами и определены полномочия на очередные пять лет генерального секретаря ОДКБ, генерала Николая Бордюжи. Если это является актуальной повесткой дня для ОДКБ, ну, что ж, будем считать, что это так.

Данила Гальперович: Саммиты ОДКБ и ЕврАзЭС рекламируются Россией как мероприятия, доказывающие жизнеспособность структур, лидирующее место в которых занимает Москва с ее финансовыми и военными ресурсами. Однако эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко уверен, что махать флагами организаций, которые не слишком работоспособны, нельзя до бесконечности.

Алексей Малашенко: Думать, что Россия, которая сама совершила огромное количество ошибок уже, о чем, по-моему, только ленивый не пишет, на путях преодоления или откладывания, как угодно, кризиса, и думать, что эта Россия кому-то поможет, - это несерьезно. Россия может помочь деньгами, и то в обмен на что-то, что мы только что наблюдаем с Киргизией: вы - их базы вон, мы вам за это даем деньги. Но даже эти деньги, которые даются, они ведь не бесконечны, когда-нибудь все это кончится. Поэтому в отношении кризиса, я думаю, здесь, в общем-то, говорить серьезно не о чем. Говорить-то, конечно, можно, но вот делать - нет.
В отношении ОДКБ. Для чего существует ОДКБ? Для безопасности. А в общем-то, он существует как политический инструмент России, для того чтобы каким-то образом под себя это пространство подстраивать. И Россия опять же за это платит из своего кармана, только платит продажей своего оружия по внутренним ценам. Собственно говоря, вот и весь ОДКБ. Потому что представить его реально действующим я лично затрудняюсь. Скажем, сражаться против НАТО где-нибудь на абхазско-грузинской границе - это явно не получится. Скажем, спасать одного из президентов в случае восстания исламистов - это тоже не получится.

Данила Гальперович: Кроме того, по мнению Алексея Малашенко, российско-грузинская война и газовый конфликт с Украиной прошлого года отнюдь не добавили Москве авторитета в качестве беспристрастного арбитра в спорах и партнера, на которого можно положиться без опасений.
XS
SM
MD
LG