Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виктор Шендерович: Если бы тогда не было разогнано НТВ, то не было бы той власти, которая сейчас


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Никита Татарский : О 5-летии захвата НТВ и о состоянии современного российского телевидения корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова поговорила с писателем и журналистом Виктором Шендеровичем.



Виктор Шендерович : Внешнее состояние всего телевидения, и НТВ в частности, - это главный ответ на вопрос, зачем все это делалось 5 лет назад, именно такое, я рискну сказать, приближающееся к туркменскому. Мне посчастливилось посмотреть несколько выпусков новостных туркменского телевидения. Там сидел Туркмен-баши за столом и распекал министров. Он их по очереди поднимал, они так лицом в стол в поклоне становились. Без перевода все было понятно, что он хочет принести счастье народу, а нерадивые министры мешают. Я вспомнил об этом, когда на этой неделе смотрел сцену Путин-Фурсенко (министр образования), или сцену Путин-Греф. Это та же мизансцена, только перстней еще нет на пальцах и весовая категория немножко другая. Это то телевидение, к которому мы пришли, и то, которое сегодня нужно государству, а не обществу, разумеется.



Любовь Чижова : Виктор, а вы никогда не размышляли на такую тему. Вот, что было бы, если бы тогда, 5 лет назад, НТВ не разогнали?



Виктор Шендерович : Если бы тогда не было разогнано НТВ, то не было бы той власти, которая сейчас. Они были совершенно несовместимы. Потому что свободное телевидение и Туркмен-баши (или любое другое имя вставляйте на здоровье) - это вещи невозможные. Для того чтобы в предмете это представить, надо представить себе Беслан, где телевидение работает так, как оно работает на Западе, то есть показывается все в режиме прямого эфира, и вся страна у телевизора смотрит, как собственные танки стреляют по заминированной школе с собственными детьми. После этого просто не было бы этой власти. Это несовместимые вещи. Именно поэтому там не было телекамер. Именно для того, чтобы иметь возможность делать то, что они делают, и было разломано независимое телевидение.



Любовь Чижова : Как складывается ваша журналистская жизнь после НТВ?



Виктор Шендерович : Вполне благополучно как раз. Понимаете какая штука. Я не отношусь к числу тех людей, которые, как раньше было принято говорить, что телевидение - это наркотик. Я даже некурящий. Я не привержен наркотикам. Для меня это не наркотик. Для меня это был эффективный способ донесения некоторых своих соображений, наблюдений. Телевидение просто эффективнее всего. Вот и все. Оно эффективнее радио, эффективнее Интернет-журналистики, потому что просто больше людей смотрят, видят, у больших людей что-то меняется в головах. Но для меня самого нет необходимости для того, чтобы мою физиономию непременно видели миллионы. Я обхожусь легко без этого.



XS
SM
MD
LG