Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве проходят саммиты ОДКБ и ЕврАзЭС


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Александр Гостев: Сегодня в Москве проходит саммит глав государств - участников сразу двух организаций, действующих на постсоветском пространстве - Договора о коллективной безопасности и Евроазиатского экономического сообщества. Москва часто выдвигала ОДКБ и ЕврАзЭС в качестве альтернативных, вместо Евросоюза и НАТО, точек притяжения для бывших республик Советского Союза. Лидеры стран "семерки" сейчас создают в рамках ОДКБ коллективные силы оперативного реагирования (КСОР), документ об этом уже подписан. Эта идея трансформирует ведомую Россией организацию в полноценный военно-политический союз. За происходящим на саммите следит мой коллега Данила Гальперович.
Данила, что известно к этому часу, каковы подробности этого договора?

Данила Гальперович: К этому часу известно, что второе из упоминавшихся вами мероприятий, а именно расширенное заседание Евроазиатского экономического сообщества, проходит в эти минуты. Открывая его, Александр Лукашенко сказал, что будет создан антикризисный фонд примерно в 10 миллиардов долларов. Ну, это серьезная сумма, с другой стороны, очень многие скептики говорят о том, что при той чудовищной бюрократии, которая существует в СНГ, и в межгосударственных отношениях, и в ЕврАзЭС в том числе, конечно же, надеяться на то, что эти средства будут таким четкими, точными траншами переводиться на погашение первоочередных экономических прорех, на их затыкание, не приходится.
Если же говорить о ОДКБ, то, действительно, подчеркнуто была еще раз некая альтернативность этой организации Североатлантическому союзу, и фактически это прозвучало в словах Дмитрия Медведева, которые я предлагаю послушать. Это была пресс-конференция после заседания глав государств ОДКБ.

Дмитрий Медведев: Очевидно, что большой, довольно значительный конфликтный потенциал, который накапливается непосредственно в зоне ответственности ОДКБ, как раз и является причиной, почему я приняли такое решение. Коллективные силы оперативного реагирования должны стать универсальным эффективным инструментом, который обеспечивает безусловное исполнение задачи поддержания безопасности на всем пространстве ОДКБ. Причем здесь речь идет и об отражении военной агрессии, и о проведении спецоперации по ликвидации террористов, экстремистов, это и борьба с организованной преступностью и наркотрафиком, а также последствия ликвидации чрезвычайных ситуаций. Все это будет входить в компетенцию коллективных сил оперативного реагирования. Причем мы договорились, что это будут серьезные формирования, достаточные по своему объему, хорошо экипированные, укомплектованные самой современной военной техникой, эффективные. В общем, они должны быть по своему боевому потенциалу не хуже, чем соответствующие формирования Североатлантического блока.

Данила Гальперович: Все обратили внимание на то, как, собственно, эта тирада закончилась, с чем сравнивает, с кем соревнуется Россия. И на это же обращает внимание Павел Фельгенгауэр, независимый военный обозреватель, давший нам интервью прямо накануне этой программы.

Павел Фельгенгауэр: Это общая стратегическая линия, давнишняя, Москвы и нынешнего российского руководства - консолидация нашего влияния в постсоветском пространстве и вытеснение оттуда американцев. Из этого может получиться то, что у нас с новой американской администрацией отношения могут оказаться еще хуже, чем с предыдущей, вполне возможно. Из этих сил быстрого реагирования понятно, что это будет фикция, ничего из этого реального не будет в том смысле, что, как наши надеялись, завидовали американцам, что они там в Ираке, в Афганистане воюют не одни, а вместе с ними союзники, а мы вот с Грузией воевали одни, и союзников у нас не было. Но вот если с Грузией еще придется воевать или, не дай бог, с Украиной за Крым, то союзников у нас как не было, так и не будет. А эти силы быстрого реагирования - вещь бумажная, поскольку остальные участники этого ОДКБ, они потребители безопасности, а не доноры. То есть, как в советское время, это будет на НАТО, а опять какой-то Варшавский договор, где только, собственно, Россия и является источником денег и безопасности для режимов, которые это все потребляют и ничего особого в обмен не дают.

Данила Гальперович: Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко также считает, что и ЕврАзЭС, и ОДКБ в данном случае не слишком наполнены каким-либо содержанием, и надо уже либо что-то четкое формулировать, либо, наверное, перестать на это делать упор как на действительно существующие организации.

Алексей Малашенко: Думать, что Россия, которая сама совершила огромное количество ошибок уже, о чем, по-моему, только ленивый не пишет, на путях преодоления или откладывания, как угодно, кризиса, и думать, что эта Россия кому-то поможет, - это несерьезно. Россия может помочь деньгами, и то в обмен на что-то, что мы только что наблюдаем с Киргизией: вы - их базы вон, мы вам за это даем деньги. Но даже эти деньги, которые даются, они ведь не бесконечны, когда-нибудь все это кончится. Поэтому в отношении кризиса, я думаю, здесь, в общем-то, говорить серьезно не о чем. Говорить-то, конечно, можно, но вот делать - нет.
В отношении ОДКБ. Для чего существует ОДКБ? Для безопасности. А в общем-то, он существует как политический инструмент России, для того чтобы каким-то образом под себя это пространство подстраивать. И Россия опять же за это платит из своего кармана, только платит продажей своего оружия по внутренним ценам. Собственно говоря, вот и весь ОДКБ. Потому что представить его реально действующим я лично затрудняюсь. Скажем, сражаться против НАТО где-нибудь на абхазско-грузинской границе - это явно не получится. Скажем, спасать одного из президентов в случае восстания исламистов - это тоже не получится.

Данила Гальперович: Многие эксперты сомневаются в том, что это превращается в полноценную военную организацию. В частности, Алексей Малашенко говорит о том, что в очень многих реальных вызовах эта организация работать не будет. Показательно, кто подводил итоги саммитов в основном ОДКБ и участвует в ЕврАзЭС. Это Россия, Армения и Белоруссия. Других президентов за столом пресс-конференции не было. Наверное, действительно, Россия Армения и Белоруссия сейчас самые близкие союзники.
XS
SM
MD
LG