Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ОДКБ создает совместные военные силы быстрого реагирования


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Андрей Шарый: Участники Организации Договора о коллективной безопасности обсудили сегодня в Москве идею создания совместных военных сил для быстрого реагирования на угрозы безопасности на пространстве от Белоруссии до Таджикистана и решили такие силы создать. Коллективные силы оперативного реагирования будут в состоянии постоянной готовности к чрезвычайным ситуациям, противодействию военной агрессии, терроризму, организованной преступностью и торговле наркотиками, считают члены ОДКБ. В Москве, помимо высокой встречи, прошли совещания министров иностранных дел, министров обороны и секретарей советов безопасности семи стран – участниц организации: Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана. Говорили не только о безопасности, но и об экономике, потому что несколько в ином формате прошло и совещание Организации экономического сотрудничества.

Данила Гальперович: Заняться сразу и экономикой, и безопасностью решили лидеры нескольких государств бывшего СССР, собравшись в Москве на два саммита – Организации Договора о коллективной безопасности и Евроазиатского экономического сообщества. Экономику отложили на вечер, но еще до заседания ЕврАзЭС было известно, что будет создан антикризисный фонд в 10 миллиардов долларов США, по окончании заседания президент России Дмитрий Медведев это подтвердил.

Дмитрий Медведев:
Мы договаривались о том, что создадим специальные инструменты, которые позволят помогать государствам в преодолении последствий мирового финансового кризиса, в обеспечении экономической стабильности. В этом контексте важнейшим является, конечно, решение об учреждении совместного антикризисного фонда. Для государств, которые будут обращаться к услугам этого фонда, эти деньги будут непосредственным достаточно доступным инструментом для того, чтобы решить какие-то свои краткосрочные проблемы.

Данила Гальперович: Ну, а большую часть среды президенты Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана занимались вопросами оборонными, и договорились они о создании общих сил быстрого реагирования, причем российский президент подчеркнул, что в этом вопросе ОДКБ соревнуется с НАТО.

Дмитрий Медведев: Здесь речь идет и об отражении военной агрессии, и о проведении спецоперации по ликвидации террористов, экстремистов, это и борьба с организованной преступностью и наркотрафиком, а также последствия ликвидации чрезвычайных ситуаций. Все это будет входить в компетенцию коллективных сил оперативного реагирования. Причем мы договорились, что это будут серьезные формирования, достаточные по своему объему, хорошо экипированные, укомплектованные самой современной военной техникой, эффективные. В общем, они должны быть по своему боевому потенциалу не хуже, чем соответствующие формирования Североатлантического блока.

Данила Гальперович: Некоторые наблюдатели заговорили о превращении ОДКБ в полноценный военный блок, однако военный эксперт Павел Фельгенгауэр сомневается в том, что объединенные силы будут чем-то реальным.

Павел Фельгенгауэр: Это общая стратегическая линия, давнишняя, Москвы и нынешнего российского руководства - консолидация нашего влияния в постсоветском пространстве и вытеснение оттуда американцев. Из этого может получиться то, что у нас с новой американской администрацией отношения могут оказаться еще хуже, чем с предыдущей, вполне возможно. Из этих сил быстрого реагирования понятно, что это будет фикция, ничего из этого реального не будет в том смысле, что, как наши надеялись, завидовали американцам, что они там в Ираке, в Афганистане воюют не одни, а вместе с ними союзники, а мы вот с Грузией воевали одни, и союзников у нас не было. Но вот если с Грузией еще придется воевать или, не дай бог, с Украиной за Крым, то союзников у нас как не было, так и не будет. А эти силы быстрого реагирования - вещь бумажная, поскольку остальные участники этого ОДКБ, они потребители безопасности, а не доноры. То есть, как в советское время, это будет на НАТО, а опять какой-то Варшавский договор, где только, собственно, Россия и является источником денег и безопасности для режимов, которые это все потребляют и ничего особого в обмен не дают.

Данила Гальперович: Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко также сомневается в том, что совместная военная группировка сможет отвечать на те вызовы, которые для пространства СНГ являются действительно реальными.

Алексей Малашенко: Для чего существует ОДКБ? Для безопасности. А в общем-то, он существует как политический инструмент России, для того чтобы каким-то образом под себя это пространство подстраивать. И Россия опять же за это платит из своего кармана, только платит продажей своего оружия по внутренним ценам. Собственно говоря, вот и весь ОДКБ. Потому что представить его реально действующим я лично затрудняюсь. Скажем, сражаться против НАТО где-нибудь на абхазско-грузинской границе - это явно не получится. Спасать одного из президентов в случае восстания, допустим, исламистов - это тоже не получится.

Данила Гальперович: И в вопросах обороны, и в вопросах экономики Россия является для обеих организаций – ОДКБ и ЕврАзЭС центральной силой, – у нее больше всех оружия и она самая богатая в смысле финансов. Но оба этих ресурса не бесконечны, и в условиях кризиса не бесконечны особенно.
XS
SM
MD
LG