Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге создана Экологическая инспекция


Программу ведет Татьяна Канахина. В программе принимает участие Дмитрий Головин, председатель Екатеринбургского некоммерческого партнерства «Комитет 101».



Татьяна Канахина: Экологическая инспекция создана в Екатеринбурге по инициативе общественников. На пейджер «002», абонент «Зеленая линия» горожан призывают сообщать о фактах нарушения природоохранного законодательства. Проверкой сигналов займутся студенческие отряды. Собранные данные будут передаваться в милицию и прокуратуру. Сигналы общественникам приходят ежедневно.


Одной из главных проблем в мегаполисе остаются незаконные свалки и грязные дворы. За эту зиму с улиц и дворов Екатеринбурга службы благоустройства вывезли 250 тысяч тонн снега и грязи. Несмотря на это, с наступлением весны даже по центру города пройти невозможно, минуя лужи, кучи мусора и грязного снега. Коммунальщики на все упреки заявляют, что с каждой весной на улицах Екатеринбурга оттаивает все больше «подснежного» мусора. Чтобы выиграть борьбу с грязью, городские власти субботники разводят по датам с религиозными праздниками. Клининговые компании помогают дворникам. А горожане готовы мстить друг другу за грязь. На эту тему – екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Традиционный весенний месячник чистоты в Екатеринбурге в этом году задержался из-за плохой погоды. Но сейчас благоустроители работают сутками. Оппоненты городских властей не упускают шанса попенять на недостатки, хотя до митингов в бахилах и с транспарантами, как в прошлом году, пока дело не дошло. «Весенняя грязь неизбежна», - не устают повторять в городской администрации. Успокаивает мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий.



Аркадий Чернецкий: В последние годы очень активно и эффективно работают службы для того, чтобы в кратчайшие сроки привести город в порядок. Да, какое-то время нам приходится переживать неудобства, но, тем не менее, с каждым годом это время неудобств все сокращается и сокращается.



Ирина Мурашова: Благоустроители постоянно напоминают, что во многом в появлении грязи виноваты сами горожане, которые, например, ломают или воруют урны и не доносят пакеты с мусором до контейнерных площадок. В итоге, в том числе, добавляются работы и дворнику бабе Шуре.



Дворник: Если бы у нас народ был более сознательный, а то ведь идем – и все бросаем: и бутылки, и сигареты, и все прочее. Все же на землю бросают.



Ирина Мурашова: Наравне с дворниками работают и клининговые компании. Это дороже, но качественнее. Кроме того, боевая готовность объявлена всем предприятиям и школам Екатеринбурга. Председатель Комитета по благоустройству города Сания Абашева недоумевает, почему не все заинтересованы в уборке своей территории.



Сания Абашева: Я, как житель, если я подхожу к какому-то магазину... вот два магазина рядом, где убрано и где не убрано, то, конечно, я зайду туда, где убрано.



Ирина Мурашова: Пример всем с метлами и лопатами в руках будут подавать чиновники. Разница лишь в том, что сотрудники администрации будут работать в субботу, а для обычных горожан субботник впервые пройдет в пятницу. Коммунальщики предполагают, что в предпасхальную субботу многие не выйдут на уборку. Зато в выходные на улицах появятся добровольные помощники благоустроителей – молодежные экологические организации. А им субботник – в радость.



- Может быть, стоит подумать о том, а что можешь сделать ты для того, чтобы изменить эту ситуацию. Если мы ленимся, то, соответственно, мы сами себя приговариваем к существованию в городе, в котором нам неуютно.



- Я считаю, что они поступают очень плохо, потому что они загрязняют природу. А у нас ее и так уже осталось очень мало.



- Бутылки, банки, газеты.



Ирина Мурашова: Екатеринбург обещают сделать чистым к майским праздникам. А пока грязь становится поводом для клеветы. Жительница Екатеринбурга сообщила в ГАИ, что ее с 5-летней дочкой на тротуаре сбил автомобиль, в результате чего они получили ушибы. Потом, правда, выяснилось, что на самом деле водитель «девятки» облил маму и девочку грязью, а женщина решила отомстить за это заявлением милиционерам.



Татьяна Канахина: Сегодня гость Екатеринбургской студии Радио Свобода – руководитель Некоммерческого партнерства «Комитет 101» Дмитрий Головин.


Дмитрий, доброе утро.



Дмитрий Головин: Доброе утро.



Татьяна Канахина: Дмитрий, согласны ли вы с мэром Екатеринбурга в том, что грязь неизбежна?



Дмитрий Головин: Ну, не во всем, так скажем. Конечно, последствия грязи можно уменьшить, и нужно уменьшать. Но в то же время в какой-то мере она, да, неизбежна. И как бы горожане ни протестовали против грязи, и действительно это мерзко, когда кругом грязь, но такой апрель у нас – все грязно и грязно. Но, тем не менее, вот это время между тем, как снег растает, и между тем, как начнут грязь вымывать уборочными машинами, оно все равно как бы неизбежно.



Татьяна Канахина: Дмитрий, вы создали проект «Зеленая линия». Насколько я знаю, вы один из инициаторов создания этого проекта. Назвали Экологической инспекцией – не очень громкое название или оно все-таки себя оправдывает?



Дмитрий Головин: Во-первых, этот проект не мы создали, а Всероссийское общество охраны природы выступило инициатором, а мы как бы поддержали его проект, и будем его продвигать дальше. Экологическая инспекция связана с тем, что совместно с Природоохранной прокуратурой... А в Природоохранной прокуратуре, как правило, работников не хватает, и они говорят: «Главная ценность для нас – это информация». И вот эту информацию и призван представлять ей вот этот проект.



Татьяна Канахина: Много ли поступает сигналов на пейджер? И на что в основном жалуются горожане?



Дмитрий Головин: На данный момент в основном жалуются на грязь. В данный момент около 100 сообщений было на пейджер. В основном все сообщения – это жалобы на грязь, на продукты жизнедеятельности собак, которые у нас во всех дворах, и на автопарковки, которые под окнами горожан, и горожан это не устраивает, и они справедливо жалуются на это. Все эти факты доводятся до сведения Природоохранной прокуратуры. А потом уже проводятся проверки.



Татьяна Канахина: Я приглашаю слушателей присоединиться к нашей беседе. Верите ли вы в чистое будущее российских городов? Нам интересно узнать ваше мнение по этому поводу.


Сигналы поступают ежедневно – люди жалуются, как вы говорите, на грязь и на несанкционированные автопарковки. Кто проверяет эти сигналы? Кто выезжает на место, чтобы убедиться в том, что информация соответствует действительности?



Дмитрий Головин: Эта информация доводится до сведения Природоохранной прокуратуры, и реагировать должна прокуратура, по идее. Но прокуратура может давать поручения милиции, нашего органа внутренних дел, то есть они могут проверять законность.



Татьяна Канахина: Информагентства сообщали о том, что к этой работе будут привлекать студентов.



Дмитрий Головин: Пока студенты не проверяют. То есть они будут привлечены. Будет что-то типа «Зеленого патруля» - то есть это группа быстрого реагирования, которая будет реагировать, - приезжать на место и фиксировать сам факт с помощью видеосъемки, с помощью аудиозаписей. Она будет фиксировать факты природоохранного нарушения, и уже эти материалы доводить до сведения Природоохранной прокуратуры и требовать исполнения законодательства.



Татьяна Канахина: С какого времени стартовала акция?



Дмитрий Головин: С 23 марта.



Татьяна Канахина: Уже есть какие-то результаты?



Дмитрий Головин: Государственная машина, она очень медленная. То есть она не пугает, а сразу давит что ли, так скажем.



Татьяна Канахина: Давит на кого?



Дмитрий Головин: Она давит на нарушителей закона. Но ее надо сначала заставить работать, а потом надо как бы направить ее против нарушений закона. Пока результатов нет... То есть я результатом считаю, например, если снят какой-то чиновник с должности или возбуждено дело об административном правонарушении – вот таких результатов пока нет. Но они обязательно появятся.



Татьяна Канахина: С оптимизмом смотрите в будущее.


Дмитрий, на днях вы выступили с инициативой брать с автовладельцев деньги за то, что они паркуют машины во дворах, а собранные средства направлять на благоустройство этих самых дворов. Получается, что, по-вашему, автомобилисты крайние, и это те, кто больше всего загрязняет дворы, получается так?



Дмитрий Головин: Ну, видите ли, у нас 85 процентов загрязнений от автотранспорта, и это факт. И тут без экскурса в законодательство не обойтись. Дело в том, что автомобилисты платят...



Татьяна Канахина: Они и так много всего платят уже.



Дмитрий Головин: Да. И они готовы платить. Они понимают, что «да, я поставил машину во дворе...



Татьяна Канахина: Да им просто деваться некуда. Что значит – готовы платить?



Дмитрий Головин: Да, им деваться некуда. Но проблема заключается в том, что в настоящий момент городская администрация отдала это на откуп двум организациям. Одна называется АНО «Ассоциация автопарковок», а вторая – МУП «Автостоянка».



Татьяна Канахина: То есть вот эти две организации в Екатеринбурге могут создавать автопарковки?



Дмитрий Головин: Обладают монопольным правом, да, на автопарковки. Причем они подписывают с администрацией... Я не знаю, конкурсы не проводятся, никто об этом не говорит. То есть они приходят в любой двор... Вот вчера было сообщение с улицы Пирогова, 6, по-моему, о том, что пришли какие-то непонятные люди в камуфляже, показывают соглашение с администрацией, и говорят, что здесь будет автопарковка. Для жильцов это явилось неприятной неожиданностью, и они сразу начали звонить нам. И вот эти соглашения, они незаконны.


В том случае, если в доме имеется товарищество собственников жилья или общее собрание жильцов дома говорит о том, что «мы не хотим здесь автопарковку на 100 машин, а мы хотим на 30 машин, и чтобы все были наши», - в этом случае вот это соглашение, оно вообще теряет силу, то есть соглашение о временном пользовании землей. И если товарищество собственников жилья, или общее собрание жильцов, обращается в Земельный комитет и говорит: «Нарежьте нам землю вокруг нашего дома», - Земельный комитет обязан это сделать бесплатно. И он делает это бесплатно. Конечно, он будет время тянуть. Но, тем не менее, после этого вопрос с автопарковкой решается только с согласия жителей дома.


А деньги, которые жители будут собирать с автопарковки, они могут быть направлены на благоустройство дома, они могут быть направлены на уменьшение ущерба от той же самой парковки.



Татьяна Канахина: Практика показывает, что деньги, которые собирают с автомобилистов, они как-то рассеиваются. Вот транспортный налог, который должен перечисляться на улучшение дорожной обстановки, он где-то застревает, и дороги у нас лучше становятся, но очень медленно. Вот не боитесь ли вы, что и эти деньги будут теряться в том случае, если они, скажем, будут перечисляться автовладельцами на благоустройство?



Дмитрий Головин: Они не перечисляются автовладельцами. Они сейчас отдаются наличными «мутным» личностям без всяких документов. То есть каждый день просто отдается все за то, чтобы ничего не вышло, так сказать.



Татьяна Канахина: Чтобы ничего не случилось с автомобилем, да?



Дмитрий Головин: Да, чтобы ничего не случилось с автомобилем.


В доме, в котором я живу, например, на моей памяти, а я там два года живу, четыре раза подходили с предложением устроить здесь автостоянку.



Татьяна Канахина: Лично к вам подходили?



Дмитрий Головин: Ну, на мне-то как раз вот эти все разговоры и заканчивались, потому что я все сразу объяснял, что называется «пробивал» номера автомобилей, сразу узнавал, кто передо мной. И они этого пугались и уходили. То есть это личности «мутные». После этого прокалывали шины у нескольких машин во дворе, причем почему-то не моим. И на этом все заканчивалось. Вот сейчас пока у нас закончилось тем, что мы написали заявление в Верх-Исетское РУВД о том, что нам причинен ущерб – прокололи порядка 20 шин во дворе. И пока вот у нас такое перемирие. То есть мы не хотим вставать под охрану, так скажем.



Татьяна Канахина: Дмитрий, еще такой момент. Горожане все-таки ежемесячно перечисляют некие средства на благоустройство территории. Вы, как некоммерческая организация, не пытались отследить, каким образом расходуются эти средства, куда они идут, и нет ли растраты? В принципе, поставить на общественный контроль деньги, которые расходует Служба благоустройства, это возможно?



Дмитрий Головин: В принципе, это возможно. Но это очень тяжело сделать. И этого не сделать без воли власти. Если власть захочет стать прозрачной и объясниться с горожанами, куда, действительно, уходят их деньги, тогда, да, возможно. А наша городская власть, она не хочет быть прозрачной ни при каких условиях.



Татьяна Канахина: Дмитрий, не считаете ли вы, что горожане, которые, в принципе, сами отчасти загрязняют дворы, могли бы проявлять более активную гражданскую позицию сегодня?



Дмитрий Головин: Понимаете, конечно, горожане могли бы проявлять активную гражданскую позицию. Но мне кажется, что недостаточно работает, прежде всего, муниципальная власть. Потому что есть многие горожане, которые сами подметают, сами не мусорят, сами кидают бумажки только в урны.



Татьяна Канахина: Дмитрий, вот вы говорите, что все-таки есть люди, которые неравнодушны к тому, что происходит в их дворах. Но вот взять, скажем, молодежь. Во дворах сидят целые компании, пьют пиво, там же бросают бутылки. Планируется ли какая-то работа с молодежью? Как их вовлекать в процесс наведения чистоты и порядка в городе?



Дмитрий Головин: Ну, молодежь вовлекать надо. Но это довольно сложно сделать.



Татьяна Канахина: Но есть какие-то мысли на эту тему у вас есть?



Дмитрий Головин: Мысли такие, что, во-первых, уборка территории должна быть прикольной. Вот сделайте ее прикольной каким-либо образом, нагнетайте обстановку по радио, на телевидении, рассказывайте об этом в университетах, в институтах, говорите о том, что «выпил пиво, и это будет хорошо, если ты будешь бросать бутылки туда, куда положено». Молодежь очень чувствует фальшь. И нельзя брать неверных нот в разговоре с молодежью, так скажем. Вот в этом основная трудность.



Татьяна Канахина: А ваш комитет или коллеги, которые работают с вами в этом проекте, не пытались выйти на Комитет по делам молодежи, вот как-то с ними поговорить?



Дмитрий Головин: Честно скажу...



Татьяна Канахина: Не дошли руки еще?



Дмитрий Головин: Не в пику Комитету по делам молодежи, но вот у нас, например, нет ощущения того, что они объединяют молодежь.



Татьяна Канахина: Вы считаете, что они не способны на это?



Дмитрий Головин: Ну, может быть, и способны. Может быть, мы будем разговаривать не только с ними, так скажем. То есть мы предлагали вообще присоединиться всем людям доброй воли, кому надоели грязные улицы.



Татьяна Канахина: Дмитрий, кстати говоря, кто в основном сигналит вам на пейджер? Это не только пенсионеры?



Дмитрий Головин: Нет, не только пенсионеры. Иногда сообщения приходят без подписи, иногда с подписями. Кто-то подпишется «Василий» - и не известно, кто это.



Татьяна Канахина: 60 лет Василию или 20.



Дмитрий Головин: Да. То есть не понятно. Ну, сообщение пришло и пришло.



Татьяна Канахина: У нас есть телефонный звонок. Доброе утро.



Слушатель: Здравствуйте. Владимир Иванович, Москва. Вообще-то говоря, рассуждая насчет веры, то, конечно, в этой стране очень тяжело во что-то поверить. Это мое мнение.


А по поводу охраны окружающей среды, то должен быть закон. Вот у вас в Екатеринбурге есть завод «Уралмаш». И я так понимаю, что на общественное мнение должна быть вынесена информации о средствах, которые затрачиваются на охрану окружающей среды и на ликвидацию последствий от промышленных действий. Это должно быть. Не знаю, есть это или нет.


И вот я хочу сказать, что, например, меня за бесплатно вообще ничего не заставишь делать в этой стране. И вот общая тенденция... В «Новостях» передавали по поводу службы в армии. Я возмущен: на каком основании бесплатно все должны служить? И почему-то бесплатно кто-то должен что-то делать. Спасибо за внимание.



Татьяна Канахина: Дмитрий, Владимир Иванович говорит именно о материальной заинтересованности. Каким-то образом можно стимулировать финансово тех, кто по собственной, скажем, инициативе будет убирать дворы?



Дмитрий Головин: Ну, материально стимулировать... я не знаю, как бы сложно об этом говорить. Тут надо будет деньги искать. Понимаете, люди идут туда, где им интересно. И не обязательно, что от материальной заинтересованности это зависит.



Татьяна Канахина: Но грязь убирать во дворе – это не очень интересное занятие, так скажем.



Дмитрий Головин: Извините, но я вам напомню слова Эммануила Канта, пятое доказательство существования Бога: человек в своей деятельности руководствуется не только материальными мотивами. И это Кант рассматривал как доказательство существования Бога. И, действительно, это так. То есть люди не все делают за деньги и ради материальной выгоды.



Татьяна Канахина: Но, видимо, таких людей очень мало у нас пока, раз у нас так грязно во дворах.


Дмитрий, как вы оцениваете работу служб благоустройства? Они очень бойко рапортуют о том, сколько и чего они вывезли за зиму. Но чистота – это понятие относительное. Чего не хватает, по вашему мнению, службам благоустройства – рук, денег, техники, мозгов?



Дмитрий Головин: По моему мнению, им не хватает поддержки населения, им не хватает прямого обращения к жителям города со словами: «Вот здесь и здесь мы сделаем то-то и то-то, и сделаем это к такому-то числу». Не хватает объяснения, «почему, допустим, мы это делаем сейчас, почему мы это сделаем через неделю, когда растает весь снег, что мы пустим поливальные машины, они все это промоют». И не хватает обращения: «Уважаемые жители, надо, чтобы вы сделали вот то-то и то-то, чтобы вы вышли на субботники. Вот мы все промоем. Все это надо собрать на тротуар, надо собрать в кучи и вывезти». Вот что делать конкретно, а не так: «Выйдите и просто уберите что-нибудь вокруг себя». Обращение должно доходить до каждого жителя города. В конце концов, распечатайте листовки, обратитесь через радио, через телевидение, через газеты. Дойдите до каждого, скажите, что ему надо делать, донесите это до людей.



Татьяна Канахина: Автомобилисты не единственные, кто, так или иначе, загрязняет окружающую среду. Радиослушатель говорил о предприятиях города. В этом смысле, как комитет пытается или работает с городскими предприятиями, с такими гигантами, как завод «Уралмаш»? Есть ли какое-то взаимопонимание здесь?



Дмитрий Головин: Ну, комитет не работает с заводом «Уралмаш», сразу скажу. Не только потому, что вот у меня, например, лично есть представление о том, что завода «Уралмаш» как такового больше нет, а там множество предприятий, и практически не осталось ничего от былой славы и мощи этого гиганта. То есть сказать, что завод «Уралмаш» очень загрязняет воздух... ну, это очень сомнительно. То есть цифре – 85 процентов загрязнения от автомобилей – я верю ей сразу и абсолютно. То же самое с большими заводами, например, Верх-Исетский. Здесь есть проблема в их расположенности в городской черте. Областное правительство и городская мэрия, они как бы между собой дерутся по этому поводу. И как-то встревать в эту драку... У нас весовая категория не та. И потом будут обвинять в ангажированности. В общем, мы как бы от этого... ну, это просто не наш вопрос, так скажем.



Татьяна Канахина: То есть вы работаете только с горожанами?



Дмитрий Головин: Да, мы работаем только с общественностью и с горожанами.



Татьяна Канахина: Поговорили об автомобилистах, о предприятиях, о молодежи. Что у нас с собаками? Ведь собаки тоже у нас загрязняют активно дворы и территорию вокруг домов.



Дмитрий Головин: С собаками у нас просто ужас. Даже выдвинут мною слоган «Заводите детей, а не собак». Дети хотя бы в туалет, извините, ходят. А сейчас мы ходим по остаткам жизнедеятельности собак и разносим их. А потом это все высохнет под весенним солнцем, поднимется весенним ветерком в воздух, мы все это будем вдыхать и это будет попадать в глаза.



Татьяна Канахина: Но собаки ведь тоже не виноваты. Дело в том, что нет у нас цивилизованных мест выгула животных.



Дмитрий Головин: Да. А почему нет? Потому что городская администрация, которая должна заниматься созданием инфраструктуры для жизни, не занимается этим. Из поля зрения городской администрации выпали площадки для выгула собак. И при проектировании новых районов городская администрация, а конкретно Главархитектуры, который очень следит за наружной рекламой, например, в нашем городе, и почему-то не обращает внимания на то, что площадок для выгула собак нет, площадок для пробежки и спортивных занятий нет. Ему на это наплевать. И это не нормальная ситуация.


И «Комитет 101», например, предлагает такую схему. Как говорили: за любовь надо платить. Так вот, за любовь к собакам надо платить. Обязать всех владельцев собак платить некий городской сбор, какую-то денежку за то, что они владеют собакой. На эти деньги покупать им пакеты гигиенические и совочки для сбора собачьих экскрементов. Причем давать независимо от того, пользуется он этим или не пользуется. И давать на протяжении года, условно говоря. То есть человек просто платит деньги – и ему за это выдают пакеты: «Раз ты собаку держишь, вот тебе пакеты. Можешь выбросить». А за этот год построить площадки для выгула собак. А после этого уже ввести на городском уровне какие-то санкции, как мы, например, предлагаем, в районе 1 тысячи рублей. Если собачка присела не там – все, вам штраф.



Татьяна Канахина: Но это пока только ваша идея? Или она уже как-то документально оформлена, она уже куда-то в виде инициативы подана?



Дмитрий Головин: Она сейчас готовится в виде инициативы в Городскую Думу для того, чтобы эту проблему начали хотя бы обсуждать.



Татьяна Канахина: У нас есть телефонный звонок. Доброе утро.



Слушатель: Доброе утро. Это Анатолий из Москвы. Я бы хотел привести пример чистого города, правда, он раньше был таким городом, и как там была организована чистота. Это Севастополь. Там было так: на каждом углу, на каждой остановке стоит урна, и народ кидает мусор исключительно в урну. И из этих урн регулярно убирают мусор. Это было, правда, давно. А сейчас перестали ставить там урны – и стала такая же грязь, как и у нас. Обратите внимание, что на остановках, да и во дворе, нет ни одной урны вообще. Поэтому народ, естественно, мусор с собой не таскает, а просто бросает на улице.



Татьяна Канахина: Анатолий, а вышли бы вы добровольно убирать территорию своего двора по призыву коммунальных служб?



Слушатель: Я считаю, что это глупость. Если бы была регулярная уборка, а мусора ведь не так много, то было бы чисто.



Татьяна Канахина: Понятно. Дмитрий, хватает у нас в Екатеринбурге урн?



Дмитрий Головин: Их количества всегда недостаточно, так скажем.



Татьяна Канахина: Как сделать так, чтобы их было больше? То есть это опять все в деньги упирается?



Дмитрий Головин: Тут ведь надо не просто урны устанавливать, а надо еще ведь и мусор из них выгребать. То есть у нас урны-то могут установить, я знаю, что иногда они стоят, но они забиты битком.


Все-таки я думаю, что пропагандировать надо больше. Например, об отношении горожан к окружающей среде говорит вот что. Когда стоишь на перекрестке, а сейчас снег стаял, и заметьте, все обочины дорог, они окурками покрыты. Это те окурки, которые водители из окошек выбрасывают, когда они ждут проезда на зеленый свет. И вот когда этих окурков не будет, это будет означать, что мы полюбили свой город.


С другой стороны, я еще хотел бы сказать о том, что где-то я читал, что России страшно не повезло с почвами. То есть у нас какие-то кислые, подзолистые почвы. Я не почвовед, может быть, я их неправильно называю. Во всем остальном мире большинство городов расположены на песчаных почвах, и как таковой грязи там нет. То есть даже если машина съехала с проезжей части, проехала по грунту – то песок как бы смывается водой.



Татьяна Канахина: Получается, что во всем виноваты почвы?



Дмитрий Головин: Но у нас они кислые. То есть проехали по земле – все, после этого черный, жирный след остается. Почва не во всем виновата, но во многом... Просто не повезло так. Ну, сделайте высокие бордюры, чтобы машины вообще не заезжали на газоны ни при каких условиях.



Татьяна Канахина: В рейтинге виноватых, кроме городской администрации, появилась у нас еще и почва.


У нас есть еще один телефонный звонок. Доброе утро.



Слушатель: Здравствуйте. Вопрос следующего порядка. Россия по своей территории очень велика. А население, проживающее в ней, очень мало. И вот это население, которое проживает в очень большой стране, оно загрязняет очень большую территорию. И оно физически не может ее убрать. И поэтому всегда эта страна будет в грязи, в варварстве и в свинстве. Спасибо за внимание.



Татьяна Канахина: Дмитрий, то есть здесь встает вопрос еще об улучшении демографической обстановки. То есть чем больше у нас будет народонаселение, тем, видимо, будет проще убирать территорию.


К вопросу о привлечении гастарбайтеров к уборке. Как вы считаете, городская администрация достаточно проводит мероприятий по привлечению вот именно приезжих, иногородних к уборке?



Дмитрий Головин: Ну, там как бы имеются определенные трудности, связанные с миграционным законодательством. Я сейчас не вижу других людей, которые бы убирали улицы, кроме гастарбайтеров. То есть это люди, которые приехали нам помогать из дальнего зарубежья.



Татьяна Канахина: Сейчас стало очень модно создавать некие комитеты, органы по пропаганде тех или иных ценностей, предположим, здорового образа жизни. Может быть, объявить какую-то общегородскую кампанию по пропаганде чистоты во дворах и подъездах, и опять же с привлечением коммерсантов?



Дмитрий Головин: Ну, это было бы великолепно. Этим надо заниматься. То есть пропаганда от власти должна идти непрерывно. То есть если вы не занимаетесь пропагандой, то вот это место в мозгах у людей, которое раньше занимала марксистско-ленинская идеология, а потом попытались заменить ее идеологией золотого тельца, оно остается просто пустым, и это нехорошо.



Татьяна Канахина: Дмитрий, в предстоящую субботу в Екатеринбурге будет общегородской субботник. По вашим прогнозам, много ли горожан выйдут на него? И будете ли вы лично среди этих горожан?



Дмитрий Головин: Лично я обязательно буду среди этих горожан. Но как бы ситуация усугубляется с каждым годом. Я надеюсь, что в этом году выйдет горожан больше, чем в прошлом. А в будущем году выйдет больше, чем в этом году. Надеюсь, что эти проблемы будут задевать все большее и большее количество людей, и как бы люди потянутся к уборке улиц.



Татьяна Канахина: Спасибо за участие в программе.


XS
SM
MD
LG