Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московский дом скульпторов передают "рогам и копытам"


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.

Евгения Назарец: Более года московские художники и Фонд гуманитарного сотрудничества стран СНГ вели ожесточенную борьбу за старинное здание в Спасоналивковском переулке. В течение нескольких десятков лет и до недавнего времени здесь располагался Московский дом скульптора. О том, что так будет и впредь в ходе конфликта неоднократно заявляли государственные чиновники уровня министра. Теперь выяснилась, что цена обещания министра ниже цены недвижимости в центре Москвы. На днях в известный художественный центр пришли судебные приставы и представители Росимущества, после чего Московский дом скульптора практически перестал существовать.

Лиля Пальвелева: Для скульпторов их Дом всегда был больше, чем просто дорогая недвижимость в центре Москвы. Более 30 лет назад они собственными руками восстановили руинированное здание, чтобы затем проводить здесь выставки и прочие творческие мероприятия.
Не удивительно, что когда на особнячок стала претендовать вновь созданная структура (а именно - фонд, призванный крепить творческие связи на постсоветском пространстве), художники восприняли это очень болезненно. И чего они только не испробовали! Помимо бесконечных переговоров с чиновниками разных рангов, помимо судебной тяжбы, проводили митинги, даже голодовки устраивали. В декабре возникло ощущение, что мытарствам скоро придет конец. Рассказывает искусствовед Наталья Дубровина, ученый секретарь Московского союза художников.

Наталья Дубровина: 12 декабря состоялась встреча руководителя Московского союза художников Ивана Казанского с заместителем министра экономического развития Левицкой Александрой Юрьевной, в чьем ведении находится Росимущество, и на этой встрече была достигнута договоренность о том, что совместно с Министерством культуры России будут подготовлены документы о сохранении Московского дома скульптора за творцами. То есть Минэкономразвития готово к тому, чтобы Дом скульптора сохранялся за нами. Но вот некое звено чиновников очень торопливо и очень суетливо, и небрежно в юридическом отношении провело вот эту акцию.

Лиля Пальвелева: И вот к нам, на Радио Свобода, приходит письмо с заголовком "Московский дом скульптора уничтожен", и в этом письме рассказывается о том, что тех, кто находился долгие десятилетия в этом помещении, выгнали на улицу. Это правда?

Наталья Дубровина: Это правда. 4 февраля явились судебные приставы второго межрайонного отдела ЗАО и привели в исполнение решение арбитражного суда города Москвы от 15 сентября 2008 года. Это все было сделано с рядом вопиющих правовых нарушений. Документы у приставов оформлены ненадлежащим образом. Более того, они в настоящее время не имеют права выгонять нас из этого дома, поскольку еще идут суды - мы подали ряд встречных исков. Московский дом скульпторов находится среди тех памятников культуры, за которые еще идет спор между федеральной властью и московской властью. Он был в списке тех зданий, которые федералы передают Москве.

Лиля Пальвелева: В собственность?

Наталья Дубровина: Да, в собственность Москве, а Москва, в общем, не имеет ничего против того, чтобы Дом скульптора занимал это место, Москва нас поддерживает в этом смысле.

Лиля Пальвелева: Сейчас Дом скульптора опечатан и те, кто до сих пор считает себя его владельцами, не имеют права и возможности попасть в помещение. Вслед за этим - сообщает известный скульптор Александр Цигаль - в Московском союзе художников прошло экстренное собрание.

Александр Цигаль: Собрание было довольно бурное - что нужно писать Путину, Господу Богу, Медведеву и так далее. И действительно, решили, что мы будем посылать телеграммы. Ребята пошли на общественный совет к Юрию Михайловичу Лужкову. В общем, мы будем что-то предпринимать, бороться, хотя, честно говоря, все это очень отвратительно.

Лиля Пальвелева: Кроме того, я думаю, скульпторов уже измотала эта борьба.

Александр Цигаль: И это так. Дело в том, что у нас очень малоорганизованные люди, это связано с профессией. Мы сидим в мастерских. Мы работаем. Ну, мы там можем собраться, что-то обсудить, но у этого работа, у этого работа, у того заказ. Иван Павлович - просто страшно смотреть все время было, ну, просто он сказал, что "я в полном отчаянии, я раздавлен, я не знаю, что делать".

Лиля Пальвелева: Вы имеете в виду Казанского, руководителя Московского союза художников?

Александр Цигаль: Да, Ивана Павловича, который, вообще нужно сказать, все это время вместо того, чтобы делать творческие работы... он замечательный скульптор, он академик, он делал огромное количество очень серьезных и важных работ. Нужно сказать, что он один из ныне существующих скульпторов, который, например, в Третьяковской галерее несколько лет тому назад сделал огромное панно скульптурное, это очень редкий случай - там висят мастера прошлого, в старом здании Третьяковской галереи. Но состояние какой-то абсолютно бессильности перед произволом.

Лиля Пальвелева: Между тем, в декабре со многими чиновниками были достигнуты обнадеживающие договоренности. К этим чиновникам вы собираетесь сейчас обращаться за помощью?

Александр Цигаль: Обязательно. Мы были на приеме у нового министр культуры, когда он пришел. Мало того, что он обещал поддержку, он сказал, что вообще пора прекращать весь этот бардак и принимать политическое решение. Абсолютно однозначно, что это, конечно, должно быть все-таки не в пользу этих рогов и копыт, непонятной совершенно структуры, а в пользу художников. Он нам обещал поддержку. После этого что ему там нашептали и что ему наговорили, мы не можем сказать.

Лиля Пальвелева: Московским скульпторам протянул руку помощи Центральный дом актера, который недавно сам был в аналогичной ситуации. 17 февраля здесь пройдет расширенное собрание столичных художников. Будут решать, что делать дальше.
XS
SM
MD
LG