Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве состоялся Международный форум "Охрана здоровья детей в России"


Программу ведет Михаил Фролов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ольга Беклемищева и Анна Колчина.




Михаил Фролов: В Москве на этой неделе состоялся международный форум, посвященный одному из самых спорных явлений современной психиатрии и медицинской психологии – синдрому дефицита внимания и гиперактивности у детей. Большинство врачей согласны, что мозг, как и любой другой орган, может иметь как грубые, так и малые расстройства. К малым или даже минимальным расстройствам и относят этот синдром врачи. Большинство же правозащитников считают этот диагноз попыткой грубого вмешательства в формирующуюся психику ребенка. Гражданская комиссия по правам человека проводит пикетирование форума.


О сути спора рассказывает наш медицинский обозреватель Ольга Беклемищева.




Ольга Беклемищева: 13-14 апреля общественная организация Фонд «Внимание» проводит Первый Международный форум «Охрана здоровья детей в России», посвященный синдрому дефицита внимания и гиперреактивности. Этот форум столкнулся с резкой критикой со стороны правозащитников.


Рассказывает наш корреспондент Анна Колчина.




Анна Колчина: Диагноз «синдром дефицита внимания с гиперактивностью» был введен в оборот на Съезде американских психиатров в 1987 году.




Роман Чорный: До этого как такового такого диагноза не существовало. Это были определенные психологические проблемы, которые, по мнению многих известных врачей, включая, например, известного калифорнийского детского невролога Фреда Эйбоумана-младшего, они являются просто психологическими проблемами, существующими у ребенка, и совершенно произвольно объединены в синдром.




Анна Колчина: Сказал исполнительный директор Гражданской комиссии по правам человека Роман Чорный.


Постановка этого диагноза влечет за собой назначение детям психотропных препаратов.




Роман Чорный: Почему многие врачи утверждают, что данный синдром не является болезнью, а является мошенничеством? Нет ни одной перепроверенной научной работы, в которой бы подтверждалось, что синдром дефицита внимания с гиперактивностью вызван какими-то биологическими причинами. Сторонники диагноза «гиперактивности» утверждают, что раз этот диагноз включен в МКБ-10, соответственно, и МКБ-10 сейчас является официальным документом, на основании которого работает наш Минздрав, то, соответственно, этот диагноз можно ставить. Следующий вопрос будет, что нужно вводить те схемы лечения, которые применялись в других странах. Другой вопрос, что во многих западных странах, в первую очередь в США, в Швеции, собственно говоря, и диагноз там себя дискредитировал, и какие-то фармакологические попытки изменения, скажем так, характера, изменения психики ребенка, они потерпели полное фиаско.



Анна Колчина: О форуме говорит Роман Чорный.




Роман Чорный: Одним из организаторов этого форума является Фонд «Внимание», международный фонд, который продвигает, по сути дела, вот этот вот диагноз.




Анна Колчина: Гражданская комиссия по правам человека планирует пикетировать форум в Москве сегодня и завтра. В Петербурге пикет против форума провели уже 9 апреля. Было собрано около тысячи подписей против продвижения в России этого диагноза.




Ольга Беклемищева: В данном случае мы имеем синдром страха перед психиатрами. Синдром дефицита внимания – это не новое заболевание, это новое название давно известного в неврологии диагноза «минимальной мозговой дисфункции». В Международном заявлении ученых по синдрому дефицита внимания говорится: «Синдром дефицита внимания – это не мягкое расстройство. Тем, у кого синдром есть, он создает опустошительные проблемы. Данные клинических исследований показывают, что они гораздо чаще, чем обычные люди, бросают школу, редко заканчивают вузы, плохо справляются с работой, втягиваются в антисоциальную деятельность, больше употребляют наркотики. Во взрослом возрасте 30 процентов таких детей страдают депрессиями и расстройствами личности… Однако, невзирая на эти серьезные последствия, менее половины этих людей получают лечение…» Подписали это заявление около 200 ведущих детских психиатров мира.


Но в России есть психологи, не признающие этот диагноз.




Владимир Панферов: Я отношусь резко отрицательно к такому диагнозу, потому что я считаю, что его в принципе не может быть. Диагноз – это болезнь, а, в общем-то, сами психиатры говорят, что у него есть такие-то проявления, но это еще не доказано, еще не проверено, это в стадии разработки. То есть фактически они собираются лечить не существующую болезнь. Я считаю, что это просто кому-то выгодно. Я знаю из опыта, что собирались, например, комиссии, когда ребенок слишком хулиганил в школе (иногда стекло разобьет или кого-то за косичку дернет достаточно сильно), собирали медико-педагогическую комиссию, там присутствовал врач, там присутствовал психолог, социальный работник, в общем, по-разному бывало. Но обычно бывает 3, 4, 5 человек, и дяди, тети, такие большие, взрослые, серьезные – перед ними выводили этого ребенка, и, конечно, он очень смущался, вел себя как-то неадекватно. И ему, конечно, приписывали этот диагноз.


По результатам оценки этот диагноз наблюдается у 3-7 процентов детей. Интересно было бы посмотреть сами исследования, документы, протоколы этого исследования, этого наблюдения. Потому что я считаю, что их значительно больше, таких детей. И я думаю, что это – веяние времени, веяние того, скажем, информационного времени, когда родителям просто некогда следить за своими детьми. У людей стало меньше времени, им нужно выживать, и самый, на их взгляд, простой способ – это дать ребенку таблетку, чтобы он не дергал тебя, успокоился. И он под действием этого наркотика ходит сонный и тебя не беспокоит.




Ольга Беклемищева: Страх перед психиатрией свойственен человеку. Однако разумная позиция состоит в требовании большей прозрачности и ответственности при постановке диагноза. Но уж если он поставлен, долг пациента и его родителей – пройти соответствующую терапию.


XS
SM
MD
LG