Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия и Европейский Союз активизировали регулярный политический диалог


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Андрей Шарый: Вечером в пятницу в Москве завершились переговоры на высшем уровне между руководителями Европейской комиссии, то есть правительства Европейского Союза, и руководством России. Это была первая встреча в подобном формате после целой серии разногласий в отношениях между партнерами. Подробнее об итогах этих встреч корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Данила Гальперович: Эхо газового конфликта России и Украины словно звучало в тех помещениях, где чиновники Еврокомиссии и российские власти проводили встречи. Сначала это был Кремль, и президент Дмитрий Медведев, открывая встречу с главой Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу, сразу же вспомнил о теме энергетической безопасности.

Дмитрий Медведев: Последний газовый кризис показал, что в этом плане не все благополучно. Ситуация очень уязвима. Сколько бы мы не говорили о том, что такого рода проблемы должны решаться на двустороннем уровне, или должны решаться теми странами, которые находятся в конфликте, к сожалению, от этого страдают интересы третьих лиц. А раз это так, нам нужно подумать о том, чтобы создать полноценную международно-правовую систему защиты от подобных инцидентов. Потому что нынешняя система не срабатывает, я имею в виду, в том числе, и Энергетическую хартию.

Данила Гальперович: Уже позже, в доме правительства, премьер Владимир Путин после совместного заседания российских министров и чиновников Еврокомиссии также напомнил о совсем недавних событиях и попросил Евросоюз не снимать наблюдателей с газопровода.

Владимир Путин: Мы и раньше выступали за создание механизма контроля и просили бы его продолжать хотя бы до окончания первого квартала текущего года. Мне очень приятно, что господин Баррозу и наши коллеги отреагировали тоже позитивно. Вместе с тем, мы обратили внимание на то, что, к сожалению, до сих пор наши представители не были допущены ни на центральный диспетчерский, объединенный диспетчерский пункт в Киеве, ни на подземные газовые хранилища. До сих пор это, к сожалению, не исполнено.

Данила Гальперович: Также Путин и Баррозу обменялись мнениями по поводу строительства газопроводов «Южный поток» и «Северный поток», и сошлись на том, что строить надо. Впрочем, по словам официальных лиц с обеих сторон, обсуждался не только газ. Если верить членам делегаций, то были обсуждены и темы международной безопасности, и торговля, и пересечение границ, и даже глобальные изменения климата. Никаких конкретных договоренностей достигнуто не было, но такие обширные контакты - это уже хорошо, говорит председатель подкомитета Госдумы по связям с Евросоюзом, член фракции «Единая Россия» Андрей Климов, вспоминая то, что происходило в отношения Москвы и Брюсселя в последние полгода.

Андрей Климов: У нас в предшествующем году и в начале 2009 произошло несколько кризисов, которые испытывали на прочность наши отношения - России и Европейского Союза. Это кризис на Кавказе, это мировой финансовый кризис, это кризис с поставками газа в страны Евросоюза через Украину. В результате этих трех очень серьезных испытаний выяснилось, что, во-первых, наши страны не разбежались в такую бойцовскую стойку, а искали, в общем, совместный выход из положения, хотя разные были при этом сопровождения информационные, но все-таки... Я был участником и переговоров в Ницце, и других встреч и в Европейском парламенте, и на уровне еврокомиссаров, и на высшем уровне, в общем-то, каждый раз пытались найти такой реалистический подход, и некие конкретные шаги предпринять, а не просто обвинять, обличать или там убегать в какую-то философию. Несмотря на все эти кризисы, о которых я сказал, возобновлены переговоры по новому соглашению о стратегическом партнерстве. Его, правда, называют в Брюсселе несколько иначе, но мы-то имеем в виду, конечно, отношения о стратегическом партнерстве. Еще один намек немаловажный заключается в том, что сам Европейский Союз в 2009 году претерпит довольно серьезные изменения.

Данила Гальперович: Андрей Климов напомнил, что в недалеком будущем пройдут выборы в Европарламент, а количество еврокомиссаров сократится, а, кроме того, с большой вероятностью начнут действовать Лиссабонские соглашения. Таким образом, структуры Евросоюза получат большие полномочия, а его решения - большую обязательность. Среди основных трудностей, которые остаются между Россией и ЕС, Андрей Климов называет отсутствие нового договора о сотрудничестве.

Андрей Климов: Если бы у нас было это соглашение, может быть, было бы проще. Но пока, к сожалению, у нас даже нет представления о совместном, общем с Европейским Союзом о том, каким должно быть это соглашение. По мнению России, это должен быть такой компактный рамочный документ о стратегическом партнерстве, а к нему отраслевые соглашения. В Европейском Союзе до сих пор считают, что это должен быть более обширный документ, и не ставить слово "стратегическое партнерство". Это первый момент. Второй момент заключается в том, что в разных сферах у нас степень интересов о взаимных отношениях разное.

Данила Гальперович: Во время подобных встреч ЕС и Россия дипломатично заявляют о наличии как разногласий, так и общих ценностей. Но на пресс-конференции Баррозу и Путина глава Еврокомиссии выразил обеспокоенность убийствами в России журналистов и правозащитников и заявил, что он поднял эту тему в разговоре с Дмитрием Медведевым, а российский премьер не нашел ничего лучше, как просто посетовать на то, что об этом разговоре главы Еврокомиссии и президента России он, премьер, узнал лишь постфактум.
XS
SM
MD
LG