Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. 6 февраля – день памяти святой блаженной Ксении Петербургской


Андрей Шарый: А сейчас я представлю вам заключительную рубрику программы «Время Свободы» - «Сегодняшний факт».
6 февраля – день памяти одной из небесных покровительниц Петербурга, святой блаженной Ксении Петербургской, Христа ради юродивой. Она родилась в Петербурге в первой четверти XVIII столетия, несла подвиг добровольного безумия почти полвека и скончалась около 1803 года. К лику святых причислена в 1988 году на Поместном соборе Русской православной церкви. Рассказывает петербургский корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Ксения Петербургская родилась в начале XVIII века в богатой семье. В 18 лет вышла замуж за придворного певчего, полковника Андрея Федоровича Петрова. Они жили счастливо. Но когда Ксении было 26 лет, ее муж скоропостижно скончался, без покаяния. Это так потрясло молодую вдову, что она решила своим собственным подвигом вымолить у Бога для него прощение. В день похорон мужа она надела его одежду и стала говорить всем, что умер не Андрей Федорович, а его супруга Ксения Григорьевна. Действительно, в этот день она умерла для мира и понесла подвиг, издавна особо почитаемый на Руси – подвиг юродства Христа ради.
Когда она решила раздать свое имущество, родные и знакомые подумали, что она тронулась умом от горя, попросили даже разобраться бывших начальников мужа. Те разобрались - и нашли ее в абсолютно здравом уме. Так и стала она бродить по городу в мужнином мундире. А когда он истлел, нарядилась в лохмотья. От любой одежды отказывалась, брала иногда красную кофту и зеленую юбку или наоборот. Вероятно, в память о цветах все того же мундира. Если звали по имени – отзывалась неохотно. Говорила, что Ксенюшка умерла, а жив муж ее Андрей Федорович. Так блаженную и звали.
В это время на Смоленском кладбище строилась новая каменная церковь во имя Смоленской иконы Божьей Матери. И вот рабочие стали замечать, что по ночам кто-то помогает им – таскает на леса кирпичи. Оказалось, это блаженная Ксения. Поначалу городские мальчишки очень донимали ее, дразнили, бросались грязью, но потом горожане сами стали охранять Ксению. Ее приход в дом считался добрым знаком. Торговцы на рынке старались дать ей какую-то еду. И если она брала, товар в этой лавке быстро раскупался.
Был у нее дар прозорливости. Перед Рожеством 1726 года она ходила по городу и кричала: «Пеките блины. Завтра вся Россия будет печь блины». На завтра скончалась императрица Елизавета Петровна. По молитве Ксении больные выздоравливали, поссорившиеся супруги мирились, бедные получали работу. Когда она умерла, ее похоронили на Смоленском кладбище. К часовне над ее могилой люди идут и сегодня.
Образ святого юродивого очень органичен для русской культуры вообще, где любимый сказочный герой тоже Иван-дурак, то есть кажущееся безумие юродивого опровергает неправедную мудрость этого мира, оказываясь истинной мудростью.

Андрей Шарый: Из Петербурга передавала Татьяна Вольтская. О том, почему для русского общественного сознания так важен культ юродивых святых и почему именно Ксению так почитают в Петербурге, говорит петербургский священник, протоиерей Александр Степанов.

Александр Степанов: Не только Ксения Петербургская покровительница Петербурга. Прежде всего, это Александр Невский, мощи которого были положены Петром Великим в основание города. Среди тех святых, кого мы прославили в относительно недавнее время, не менее важной фигурой является Иоанн Кронштадт. Но если говорить о времени святости блаженной Ксении, то действительно она оказалась из жителей Петербурга, в общем, первой святой.
Город, который замышлялся Петром как город, безусловно, западный, безусловно, рационально продуманный, рационально устроенный в самом своем основании, Ксения, первая святая этого города, явила как раз такой чисто русский тип святости – юродство, как некоторое противопоставление духовного жизненного пути тому рационализму, который пытался внести в русскую жизнь Петр Первый.
Русская история, главным образом, дает нам образы такого деспотического правления. Выражение гласа народа всегда было довольно ограничено. Безусловно, этот глас народа должен был как-то прорываться до власти. Мне кажется, это в основном осуществлялось в формах юродства, такого эпатажа общественной жизни. Потому что, если человек пытался каким-то образом вступить в диалог с властью, то это заканчивалось, как правило, плачевно. А вот юродство было, наверное, единственной формой такого возможного диалога. Юродство подразумевает еще и определенную святость. Не просто донесение чаяний народа, это свидетельство о правде Христовой в том мире, в котором эта правда попирается. Как правило, она попирается властью.
Вот последние десятилетия нашей жизни показывают, что в основном все строится по принципу достаточно авторитарному. Понятно, что Западная Европа шла иным путем. Там получила широкое распространение практика общественного договора. Разные группы договаривались между собой. А у нас получилось иначе. Вероятно, что та практика гораздо более рациональна, целесообразна и дает лучшие результаты, что мы наблюдаем. Но почему-то у нас, по-прежнему, нет достаточно сильной такой политической воли, чтобы эту практику вводить в нашу жизнь. Вряд ли в этой парадигме верующие рассматривают служение святой блаженной Ксении. Хотя, мне кажется, это не за семью печатями, это довольно очевидно.

Андрей Шарый: Гостями рубрики «Сегодняшний факт» были петербургский священник, протоиерей Александр Степанов и моя коллега, корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская. 6 февраля – это день памяти одной из небесных покровительниц Петербурга, святой блаженной Ксении Петербургской, Христа ради юродивой.
XS
SM
MD
LG