Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жильцы ижевских общежитий не хотят остаться бездомными. Есть ли у семьи Стеблевских из Ульяновска надежда на собственное жилье? Против повышения тарифов жители Подмосковья борются на митингах, а жители Пятигорска - в суде. В Мордовии все труднее найти работу для инвалида. Самара: Когда люди привыкли к тому, что в их подъезде всегда грязно? Город Белово: Кто победит – власть или предприниматели? Кызыл: В чьих интересах установлен новый порядок работы маршрутных такси? Вятка: Жизнь Виталия Ревкина началась в концлагере. Челябинск: Погиб или не погиб офицер Константин Самохвалов. Нижний Новгород: Продавцы, покупатели и ОМОН


В эфире Ижевск, Надежда Гладыш :



Надежда Гладыш : (Речевка) Эта речевка стала фирменным знаком общественного движения «Ижевские общаги», которое, возникнув лишь осенью прошлого года, сейчас по своей массовости, сплоченности и результативности стало самым активным отрядом протестного движения в Ижевске. «Мы – не бомжи, бомжи – не мы» - так скандируют жители общежитий на акциях протеста. Поют частушки собственного сочинения. Но, несмотря на такой задор, проблемы у них очень серьезные.



Жительница : Я с тремя детьми осталась в общежитии. Многодетная – трое детей. Дети двойняшки. Мы с мужем проработали по 25 лет. В итоге остались. Я бюджетница.



Надежда Гладыш : Ладно бы еще только в тесноте, так ведь еще и в обиде.



Жительница : Знаете, сколько мы платим за квартплату? За квартиры люди столько не платят. 16 квадратных метров у нас комната. Коридоры приписывают к комнатам. Получается квартплату платим 1400 каждый месяц!



Надежда Гладыш : И это далеко не предел. В общежитии завода «Буммаш» плата доходит до двух тысяч трехсот рублей при зарплате в три тысячи.


Вообще, в индустриальном Ижевске более семидесяти жилых домов имеют статус общежитий. Причем лишь половина была передана промышленными предприятиями в момент их акционирования, как того требовал закон. Остальные и сейчас остаются ведомственными, а жители оказались в прямой кабале у хозяев предприятий.


Но и в муниципальных домах благотворительностью не пахнет. Спецдомоуправление, которое заведует теперь бывшими заводскими общагами (а собственником является администрация города), точно так же, как в ведомственных, жильцов вынуждают подписывать кабальный договор найма, в противном случае грозят выселением.


На акции протеста жители ижевских общаг поднялись от безысходности. Десять лет они обивали пороги чиновничьих кабинетов, добиваясь законом предусмотренного для них права приватизировать свои квадратные метры. А город их отдавать не хочет, потому что комнатами можно выгодно торговать.



Жительница : Статус общежития должен подписать постановление Буторин Николай Николаевич. Он занимает должность председателя Комитета муниципального жилья. Сейчас, когда наши общежитии переданы в муниципальное жилье, этим должен заниматься только Буторин Николай Николаевич.



Надежда Гладыш : О юридической стороне конфликта – депутат Гордумы Андрей Коновал.



Андрей Коновал : Эта проблема, очевидно, простая. Потому что тут совершенно очевидно, что с людьми плохо обошлись, несправедливо. Есть два юридических подхода: один в пользу людей из общежитий, а другой – против. Так вот, наши чиновники пока выбрали путь против. Я думаю, что депутаты должны эту ситуацию переломить.



Надежда Гладыш : Своими яркими, театрализованными шествиями и пикетами жители ижевских общежитий добились того, что представителей их движения включили в созданную при администрации рабочую комиссию. На днях в мэрии должны пройти слушания и по проблемам ведомственных общежитий.



Житель : У нас создан совет общежитий. На первом совете присутствовали представители 13 общежитий. Потом собирались еще раз в связи с пикетом, в связи с митингом. Собралось довольно большое число людей. Желание приватизировать у 100 процентов проживающих в общежитии. Крайняя мера, конечно, - это обращение в суд, подать иск в суд. Через суд будем принимать решение.



Надежда Гладыш : Людей вдохновляет пример Чебоксар и Казани, где совсем недавно были подписаны конструктивные документы по общежитиям. Ижевчане надеются на такой же исход, но натиска пока не ослабляют.



В эфире Ульяновск, Сергей Гогин :



В молодой семье Станислава и Натальи Стеблевских – трое детей. София, которой почти четыре года, родилась по плану, а двухлетние Юля и Оксана, если можно так выразиться, сверх плана: не ждали в семье пополнения, да еще двойняшек, но беременность решили сохранить. Все три девочки – здоровые, симпатичные, в общем, нормальные дети. Вот только – типичная история – жить многодетной семье негде. Снимали квартиру, но зарплаты мужа-автослесаря не хватало. Пришлось перебраться к родителям Натальи. Впятером заняли одну комнату.


Однажды Стеблевские услышали выступление губернатора области Сергея Морозова. Он говорил, что население Ульяновской области сокращается, поэтому государство будет помогать семьям с детьми. Поверив этому заявлению, Наталья Стеблевская пошла в общественную приемную губернатора прояснить свой квартирный вопрос. Там ей сказали: губернатор этим не занимается.


История молодой семьи попала в прессу. Прочитав статью, Сергей Морозов заявил, что семье надо помочь - дать материальную помощь и включить в программу доступного жилья. Это было в августе прошлого года.



Наталья Стеблевская : По мне бы лучше ничего не говорили.



Сергей Гогин : Так теперь думает Наталья Стеблевская, потому что матпомощи ей не дали, квартирный вопрос не сдвинулся с места, а вот муж Натальи был вынужден уехать в Москву на заработки. Стеблевская довольно долго сохраняла веру в умную справедливую власть, да и сейчас еще продолжает на нее надеяться.



Наталья Стеблевская : Когда я узнала, что двойняшки родились, первая мысль – тяжело, вторая – теперь нам власть поможет! У нас же трое детей. Хорошо, что трое, а то было бы двое, нам бы было помочь некому. Морозов - дети на все золота, люди уезжают из Ульяновска. Здесь не только уедешь, тут бежать надо отсюда.



Сергей Гогин : Поначалу государство было готово дать Стеблевским по 25 тысяч рублей на каждого члена семьи – для первого взноса на квартиру. Но денег не дали, сказали, жилищная программа еще не заработала, а вдруг вы деньги потратите? Наталья продолжала донимать чиновников звонками и попала-таки на прием к министру областного правительства Игорю Тихонову – он курирует социальную сферу.



Наталья Стеблевская : Он меня спрашивает: «В чем проблема ваша?» Я говорю так и так. Тихонов говорит: «Да, надо как-то помочь семье. Что будем думать?» Все сидят. Тогда он говорит: «Давайте напишем на имя мэра. Пусть он решит их жилищный вопрос».



Сергей Гогин : То есть одним движением пера проблему переложили на муниципалитет. Действительно, предоставление социального жилья в компетенции города. Наталья Стеблевская говорит, что была бы рада любой старой квартире на окраине города на условиях социального найма, но на такое жилье в Ульяновске очередь длиной в тридцать с лишним лет.



Наталья Стеблевская: Мне сказали, вы знаете, если мы вам сейчас дадим квартиру, а очередник с 1974 года, который стоит, узнает об этом, он вправе подать в суд, и у вас отсудит эту квартиру.



Сергей Гогин : В мэрии города мне сообщили, что Стеблевские все-таки включены в предварительный список участников региональной программы «Обеспечение жильем молодых семей». По этой программе они могли бы претендовать на безвозмездную ссуду в размере 40 процентов стоимости квартиры. Но шансов на реальное участие в программе у Стеблевских практически нет. Почему? Объясняет начальник отдела областного комитета по молодежной политике Алексей Шишов.



Алексей Шишов : Их пять человек. Работает из них только один. Поэтому я очень сомневаюсь, что они смогут участвовать в этой программе. Семьи должны иметь возможность взять в банке ипотечный кредит. Смотрите сами. 18 квадратных метров на человека даже на четырехкомнатную квартиру. Сколько она стоит? В любом случае не меньше миллиона. Дали им там 300 тысяч. Не сможет семья Стеблевских взять 700 тысяч.



Сергей Гогин : В Ульяновске найти работу с зарплатой хотя бы 15 тысяч рублей при средней зарплате в городе в пять с половиной тысяч маловероятно. Говорит Наталья Стеблевская.



Наталья Стеблевская : Мы с мужем ответственно относимся к детям. У него не было мысли отлынить от работы, или не посидеть лишний раз с детьми. Мы сами встанем. Главное – на что встать.



Сергей Гогин : Чиновники утверждают, что ситуация Стеблевских типична для Ульяновска, да и для всей России тоже. В таком случае, она типично безнадежна.



В эфире Подмосковье, Вера Володина :



Митинги против Жилищного кодекса в рамках Всероссийской акции протеста в Московской области теперь ежемесячные – прошли в марте, продолжаются в апреле. Один из самых многолюдных состоялся в Электростали, собрав более 2 тысяч человек. Около 900 человек пришли на митинг в Балашихе. На сайте администрации Климовска, где митинг тоже собрал несколько сотен граждан, сообщается, что около 50 сотрудников правоохранительных органов обеспечивали общественный порядок на этом митинге. Там же, рассказывают уже очевидцы, была оказана медицинская помощь. Разволновавшуюся участницу митинга увезла «скорая».



Участника митинга : Женщине плохо. Лежит в машине.



Участница митинга : Она выступала и очень волновалась. С ней сразу стало плохо, и сразу свалилась. Мы все так выступили, как и она, но невозможно всем сразу выступить. Я все время плакала. Как только начался гимн Советского Союза, я сразу заплакала. Я и сейчас плачу. Потому что жалко мне все.



Вера Володина : Людоедским назвали на митинге Жилищный кодекс, и сделали вывод, что нынешняя квартплата – за молчание квартплата. Митинг закончился, исчезли микрофоны и динамики, но желание высказаться осталось, похоже, у многих.



Участник митинга : Вызываем, что там случилось. Приходит – платите деньги. За все платите деньги.



Участница митинга : Я уже ходила к представителю президента. Такой у нас закон. У нас специальная формула есть – 10 процентов мы должны платить от дохода нашего. Мы оба пенсионера, не работаем. Вот у нас пенсия 6300 на двоих, вот мы и платим 10 процентов. А где же моя субсидия? Мы должны почти тысячу рублей. Вот и посчитайте – за квартиру, за телефон, за электроэнергию. Тяжеловато, тяжеловато.



Участник митинга : С этой пенсии берут одно, другое, третье. Мы вообще не должны ничего государству платить. Государство нам должно платить. А получается, что из нас вытаскивают. Что такое – отменили льготы?! Бесплатные лекарства нам давали? Давали. Сейчас дают бесплатные лекарства, а его нет.



Участник митинга : Бесплатно дают. С тебя 450 рублей каждый месяц удерживают.



Вера Володина : Объясняет своим товарищам Иван Николаевич Максимов. Он много лет является председателем городского Совета ветеранов, традиционно активной общественной организации. Он считает, что люди против Жилищного кодекса, прежде всего, потому, что по нему капитальный ремонт ляжет на плечи жителей.



Иван Максимов : Против Жилищного кодекса, который предусматривает передачу жилья на плечи этих самых людей. А что это значит? Дома построены 30, 40, 50 лет. Износ коммуникаций составляет от 50 до 80 процентов. Как только создадутся эти товарищества, когда все это ляжет на плечи этих самых квартиросъемщиков, вот тут государство полностью уйдет в сторону. Оно не будет ничем заниматься.



Вера Володина : Иван Николаевич уже подсчитал, сколько денег потребуется на ремонт той же дырявой крыши или истлевших коммуникаций в подвале.



Иван Максимов : Где эти деньги взять? А если туда к низу копнуться, еще больше. Получается так – или мы будем выселены из квартир, потому что не в состоянии будем выплачивать, или же будем жить, а на нас будет капать сверху, а снизу подпирать фекалий. Вот в чем суть вопроса.


Народ не хочет этого кодекса, потому что этот кодекс целиком и полностью направлен против человека труда. «Единая Россия», как только пришла к власти, начала антинародные законы принимать. А мы все-таки и сейчас продолжаем за нее голосовать, вот ведь как странно. Посмотрите, в регионах выборы проходят. Пожалуйста, «Единая Россия» опять на первом месте.



Участник митинга : В партии «Единая Россия» одни капиталисты, которые все ограбили. Вот что такое «Единая Россия».



Иван Максимов : Мы считаем, что мы решаем, но удивление. Почему же так? Я, например, голосовал, знаю за кого. Он также голосовал, а получается, наоборот. Может быть, эти самые избирательные комиссии фальшивят? Их покупают за большие деньги, и они делают то, что надо государству.



Вера Володина : Но к той же «Единой России», к правительству, к президенту направили они резолюцию своего митинга, в частности, и с такими требованиями.



Участница митинга : От властей всех уровней мы требуем – отменить принятый «Единой Россией» и жириновцами варварский Жилищный кодекс, позволяющий людей выбрасывать на улицу, установить суммарный размер оплаты жилых помещений и коммунальных услуг не более 10 процентов совокупного дохода семьи.



Вера Володина : Резолюция и звуки старого гимна не стали финалом этого митинга. В финале прозвучало другое – подметальная машина зашуршала своими щетками по Октябрьской площади, как будто разгоняя, но не пыль, а кучки пожилых людей.



Участник митинга : Вон митинг коммунистов. Выступили, закончили и пустили машину с очень красивой щеткой, которая подмела всю площадь. Самое настоящее политическое действие – разогнать народ.



В эфире Пятигорск, Лада Ленедева :



28 марта в Пятигорске начался самый масштабный за всю историю гражданского судопроизводства в городе процесс. 180 человек решили одновременно оспорить коммунальные тарифы. Рассказывает один из инициаторов иска, юрист, правозащитник, заместитель председателя регионального отделения Российской партии Пенсионеров Анатолий Голец.



Анатолий Голец : Рассматривается иск о признании недействительным нормативно-правовой акт, то есть решение Думы, решение главы города Пятигорска о тарифах на услуги ЖКХ. По нашему мнению, тарифы были приняты незаконно, о чем мы будем просить суд, чтобы отменили незаконное постановление. Иск коллективный – 180 граждан города Пятигорска, жильцы микрорайонов Энергетик, Ромашка, Квартал и центр города.



Лада Ленедева : Говорит один из истцов, глава местного отделения концептуальной партии «Единение» Александр Череповский.



Александр Череповский : В данном случае в городе Пятигорске мы имеем нарушения в процедуре по назначению местных тарифов на обслуживание жилищного хозяйства. Пошла цепочка неправомерных постановлений администрации, Думы, всех органов, которые имеют к этому отношение. А, как понимаете, один неправильный шаг ведет к последующим неправильным шагам. Если мы платим, допустим, рубль, то этот рубль непосредственно не вкладывается в конкретное выполнение каких-то услуг или задач, за которые мы платим. Они полностью не выполняются. Мы платим 100 процентов. Поэтому мы решили обратиться в суд, и в суде уже доказать свою точку зрения.



Лада Ленедева : 70-летнюю Юлию Семеновну привело в суд не праздное любопытство. Заплатив в прошлом месяце за коммунальные услуги больше половины своей пенсии, женщина решила поставить подпись под коллективным заявлением в суд.



Юлия Семеновна : У меня пенсия 2 тысячи, а за квартиру я заплатила сейчас 1100 рублей. Вы представляете! И еще с нас октябрь, ноябрь и декабрь сняли субсидии. Какие деликатесы! Мясо только два раза в месяц. Творог, молоко, хлеб, картошка. Вот такое… Мяса нет, колбасы нет.



Лада Ленедева : Ежемесячный бюджет Нины Кузьминичны складывается похожим образом.



Нина Кузьминична : Пенсия 2300, а 1300 я плачу, у меня остается тысяча, а у некоторых 700-600 остается. Некоторые получают 1,5 тысячи, отдают за коммунальные услуги, а жить не на что. Купи молочка, хлеба, а одеваем – что есть донашиваем. Овсянку с яблочком, орешка покушала и пошла.



Лада Ленедева : Виктор Николаевич Консаутов также подписался под иском. Кроме того, он намерен отстаивать права - свои и соседей - на капитальный ремонт жилья.



Виктор Консаутов : Вот мы с 1968 года, как военкомат мне выдал квартиру, и по настоящее время нам капитального ремонта дома не делают. Обращались и в ЖЭК, и в Ставрополь к Черногорову, и в администрацию города. Но нам лапшу вешают на уши. В 2005 году сообщили, что выделили огромные деньги на капитальный ремонт дома. Однако за эти деньги они сделали ремонт частному магазину. Все. Нигде правды не добьешься.



Лада Ленедева : Жителей сгоревшего полгода назад дома по улице Соборной в суд привел все тот же квартирный вопрос. Многие из них до сих пор не имеют крыши над головой и ютятся у друзей и знакомых.



Жительница : Ничего не обещают, не делают.



Жительница : Я полгода с тремя детьми (многодетная мать) на улице. После того, как я писала всем – Путину, Черногорову – для вас, говорят, у нас жилого фонда нет.



Лада Ленедева : Ашот Наокмов - четверокурсник одного из пятигорских юридических вузов. Он и его однокурсники пришли в суд в качестве наблюдателей.



Ашот Наокмов : Это невыгодно, я думаю, нашим властям затрагивать столь жизненно важный вопрос. Потому что за этим вопросом стоит не один миллион рублей. Властям, естественно, невыгодно затрагивать данный вопрос. Потому что все жители города Пятигорска, естественно, направят все свои силы на уменьшение и узаконивание ценообразование на тарифы.



Лада Ленедева : И участники процесса, и наблюдатели твердо уверены в том, что смогут отстоять свои права в суде. Год назад они уже выиграли подобный процесс. В мае минувшего года прокуратура Пятигорска провела проверку обоснованности коммунальных тарифов и внесла в городскую Думу предписание об устранении выявленных нарушений законодательства. Дума никак не отреагировала на предписание прокуратуры, тарифы отменил лишь суд. В результате, жители Пятигорска в течение месяца оплачивали услуги ЖКХ по ценам 2002 года. Однако после этого коммунальные расценки были проиндексированы уже трижды, все три раза - на 10 процентов. Если суд и на этот раз отменит тарифы, услуги ЖКХ для пятигорчан снова подешевеют примерно на треть.



В эфире Мордовия, Игорь Телин:



Найти работу людям с ограниченными возможностями в столице Мордовии становится все труднее. Работодатели под тем или иным предлогом отказывают в рабочих местах инвалидам, не помогают никакие законы и государственные местные программы по квотированию рабочих мест. За последний год из более чем шестисот инвалидов, зарегистрированных на бирже труда, работу смогли найти лишь сто пятьдесят человек. Лариса Козина в число этих счастливчиков не попала.



Лариса Козина : Как узнают, что вторая группа – не нужна. Потому что часто болеем, часто больничные. Это никакому начальству не надо.



Игорь Телин : 15 лет проработала Лариса на одном из заводов Саранска. Имела высокую зарплату, получала премии, дипломы и грамоты за свое мастерство. Все закончилось в тот день, когда заболела гриппом. Болезнь дала осложнение на сердце. Итог – вторая степень второй группы инвалидности. На прежнем месте трудиться она уже не могла, пришлось уволиться. Новое место работы за полтора года найти так и не удалось. Есть ли у Ларисы какой-то шанс в ближайшем будущем? – вопрос Галине Смирновой, специалисту службы трудоустройства.



Галина Смирнова : Что такое инвалид второй группы у нас на бирже? Это человек, у которого очень сильные ограничения в труде. То есть программа реабилитации его рассчитана на индивидуально созданные условия. Сами понимаете, на сегодняшнем рынке труда устроить такого инвалида практически невозможно.



Игорь Телин : Несколько лет назад в Мордовии был принят закон о квотировании рабочих мест для инвалидов. От двух до четырех процентов работников на каждом предприятии должны составлять люди с ограниченными возможностями. Но оказалось, что инвалидов, желающих работать, больше, чем выделяется им рабочих мест.



Галина Смирнова : Получается так, что все предприятия квоту у нас соблюдают. Почему? Потому что у них работает уже определенное количество инвалидов. Они уже давно работают. Но новые места создать для инвалидов они практически не могут из-за того, что сейчас происходит. Практически сегодня работодатель не готов принять на работу инвалида или создать для него какие-то рабочие места.



Игорь Телин : Особенность последнего времени: все больше в службу занятости обращается молодых инвалидов. И еще одна: резко увеличилось количество инвалидов по зрению. Кто-то родился уже слепым, кто-то потерял зрение из-за травмы. В Саранске только одно предприятие, где работают незрячие – завод "Искра". В штате здесь около двухсот человек, и в последнее время они большую часть времени, признается инженер Михаил Коновалов, сидят без работы.



Михаил Коновалов : Работы по существу нет. Есть временная давальческая такая, разовая. Такие как, например, мы сейчас собираем розетки, удлинители с проводом. Но опять какой-то коммерсант даст нам заказ, мы делаем.



Игорь Телин : Люди с ограниченными возможностями могли бы заниматься частным бизнесом – работой на дому. Но для начала любого дела необходимы денежные средства. Приличных собственных накоплений у инвалидов обычно нет, взять кредит тоже невозможно – таким людям банки обычно отказывают.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Апрель самарцы по традиции называют месяцем весеннего благоустройства. Однако рабочие коммунальных служб не скрывают, что чистота сохраняется ненадолго – слишком сильна среди самарцев традиция жить на «помойке», когда в квартире – чистота и порядок, а на лестничной клетке – грязь и бедлам. В этом году психологи самарского университета провели исследование, попытавшись ответить на вопрос: как привить горожанам чувство уважения к местам своего обитания? Рассказывает психолог Ирина Киселева.



Ирина Киселева : В начале советской власти, еще, когда были какие-то корни старого живы, теплились. Вот я знаю, я жила на Искровской улице, эта улица закрывалась. Ворота были. Цветы были, улица подметалась. Ходили всякие уполномоченные – проверяли чистоту улиц, дворов. А потом со временем исчезла эта традиция. Все традиции должны поддерживаться как-то. Просто вот не думали об этом.



Сергей Хазов : Чем можно объяснить привычку людей жить на «помойке»? Психолог Ирина Киселева продолжает.



Ирина Киселева : Я думаю, это все-таки с нашей бедностью связано. С большими традициями бедности. Настолько бедность всегда была, присутствовала в том или ином варианте, что я думаю, с этим и связано. И наплевательское отношение, и бедность. И потом – многие страшно заняты. Если найдется лидер в такой ситуации – пойдут.



Сергей Хазов : Алексей Максимов говорит, что чистота подъездов, дворов и прочих общественных мест напрямую зависит от культуры людей.



Алексей Максимов : Просто не хватает дисциплины. Нужно ужесточить меры всякие. Подключить к этому милицию. Штрафы здесь не помогут. Никак с этим бороться нельзя.



Сергей Хазов : «Сегодня подъезды жилых домов превратились в помойку из-за образа жизни людей», - убеждена уборщица Надежда Лосева.



Надежда Лосева : От нас зависит это все, от народа. Мы живем на лестничной площадке, и мы же здесь пакостим. Народ такой наглый стал. Пожилые сейчас не так наглеют, как молодежь. Я иногда даже расстраиваюсь, что мы пропадаем – живем. Сейчас мир такой прекрасный и живем в грязи. Пьют, курят везде. Сейчас иду я, а девчонки идут, и все пьют с банками и бутылками, и бросают. Даже утром здесь, в полседьмого, даже здесь – у Белого Дома шампанские бутылки и из-под водки стоят. Это что такое? Почему у нас так стало? Это сейчас общество такое стало.



Сергей Хазов : Привычка россиян жить на «помойке» - последствие жизни при советской власти, когда все было ничье, рассказал Андрей Евграфов.



Андрей Евграфов : Вечный вопрос, наверное. Никуда не делись эти советские привычки. По-прежнему, менталитет же не изменился за семьдесят лет. В России, я думаю, ничто не изменит такое положение вещей. Для этого нужны годы. Так просто не сделать. Для этого нужно, чтобы человек почувствовал, то, что это уже него, что это уже не общее. Боюсь, тут с рецептами будет непросто.



Сергей Хазов : Другое мнение у инженера Елены Белозеровой.



Елена Белозерова : Я думаю, это не скорее не советского периода, сколько вот этих пятнадцати лет. Пятнадцать лет воспитанием молодежи никто не занимался. Родители были заняты тем, что бегали по нескольким работам и зарабатывали на пропитание. А детьми никто не занимался. Учителям за их гроши не до этого. И поэтому просто-напросто эта культура исчезла. Ну, вот нам недавно покрасили стены, потолки побелили. И тут же, не прошло несколько минут, черной красочкой написано – Ваня.



Сергей Хазов : Люди перестанут мусорить и превращать места своего обитания трущобы, когда поймут, что только от них самих, а не от дворников зависит чистота в городе, поделился самарец Алексей Меньшов.



Алексей Меньшов : Нет уважения к собственности, к частной собственности. И очень мало людей у нас в стране являются собственниками. При советской власти семьдесят лет отучали – если не мое, значит, ничье. Надо оформить подъезд в том числе, в коллективную собственность. Посредством создания ТСЖ. Когда люди владеют собственностью, платят с нее налоги, они относятся по-другому к ней – как к своей собственности.



Сергей Хазов : Сегодня в Самаре активно создаются Товарищества собственников жилья. В городе действуют уже более двух десятков ТСЖ. Эти организации, объединяющие жителей, по-своему подходят к решению проблемы чистоты в общественных местах. Так, в одном из товариществ собственников жилья, жители самого чистого подъезда не только экономят на уборщице, которой собственно, просто нечего там убирать, но и получили от дирекции ТСЖ возможность льготной оплаты за лифт и за работы по благоустройству дома.



В эфире Кемерово, Наталья Гузева :



Мартовской сессии Горсовета города Белово Кемеровской области местные предприниматели ждали с замиранием сердца. Они уже знали, что на сессии должен утверждаться прогнозный план приватизации муниципального имущества, и те здания, где сейчас они арендуют площади, будут выставлены на продажу. Накануне были письма представителей малого бизнеса в различные структуры и организации, вплоть до Кремля. Но на народных избранников мнения избирателей не произвели никакого впечатления. Несколько зданий в центре города будут выставлены на продажу, а помещение, что занимают сейчас бунтовщики-жалобщики, в первую очередь. Предприниматели с этим не согласны, о чем и заявил на сессии директор правового агентства «Вералекс» Александр Любич.



Александр Любич : Я считаю, что идет лоббирование интересов определенных граждан. Всем известно, что есть законопроект об особенностях участия субъектов малого предпринимательства в приватизации арендованного муниципального имущества. Там предусматривается и первоочередное право выкупа, рассрочка и так далее. Предприниматели не просят им подарить арендуемые объекты, они готовы их выкупить по реальным ценам и на реальных условиях. Поэтому деньги, о которых так вы, уважаемые депутаты, печетесь, они в любом случае будут получены. Они будут получены, но при этом вы, господа депутаты, сохраните свое доброе имя.



Наталья Гузева : Аргументы депутатов просты – закон предписывает избавиться от муниципального имущества, и бюджету нужны деньги. По мнению депутата Разживина, отсрочка, о которой просят люди, не оправдана.



Депутат Разживин : Какой из предпринимателей, который сейчас занимает эти помещения, захочет продаваться в 2006 году? Я со 100-процентной уверенностью скажу, что никакой. Все хотят в последнюю очередь, на последний год. Давайте, рассуждать по-другому. Что, хорошо, давайте пойдем навстречу и перенесем всех на 2009 год. Что у нас получится? У нас получится практически бардак.



Наталья Гузева : Почему сейчас на продажу выставляются действующие предприятия, приносящие доход? Ответа на этот вопрос пыталась добиться от коллег администрации города депутат Валентина Галянкина.



Валентина Галянкина : Я вношу тоже предложение – гостиницу «Юность» оставить на 2008 год. Там 40 человек! Мы их выбросим. Это организация, которая приносит прибыль, прибыльная организация, которая платит налоги. Прошу всех депутатов, когда мы баллотировались, мы всем обещали, что помощь с нашей стороны, кто к нам обратиться, будет. Сейчас почему-то мы все за то, чтобы все продать.



Наталья Гузева : Председатель Комитета по управлению муниципальным имуществом города Белово Василий Жуков ответил, что в первую очередь будут проданы те здания, на которые готовы документы. Это вызвало еще более резкий протест предпринимателей. Ведь в декабре прошлого года КУМИ предложил им заключить долгосрочные договоры аренды – оформить все нужные документы и, тем самым, отсрочить продажу помещений. Вот что рассказывает предприниматель Елена Пивченко.



Елена Пивченко : Получается так, что нашими руками администрация просто подготовило помещение на продажу. Вот и все, что получилось. И теперь нас будут продавать отдельными магазинчиками с готовыми документами. Кстати, нас просто обманули.



Наталья Гузева : Но малый бизнес собирается бороться до конца.



Александр Любич : Основаниями для отзыва депутатов Беловского городского совета могут служить только его конкретные противоправные решения. Я не боюсь сказать, что уже подготовлено коллективное исковое заявление в суд, под которым подписались сотни граждан города Белово. С ходатайством обратиться инициативная группа в горсовет, и будут собраны подписи граждан в установленном порядке. Потому как нейтралитет в этой ситуации, на мой взгляд, нельзя соблюсти, потому как слишком большая цена заплачена предпринимателями за эти помещения. Деньгами эту цену не измерить.



Наталья Гузева : Предприниматели говорят



Предприниматель : Выживем, конечно, выживем.



Предприниматель : Найдем мы что-то. Но понимаете, отношение их к нам… Выбрали их, и они, как царьки.



Наталья Гузева : Малый бизнес и в самом деле выживет, но на следующих выборах люди крепко задумаются – за кого отдать свой голос.



В эфире Кызыл, Александр Филатенко :



Многие жители Кызыла все чаще стали опаздывать на работу. Например, 12 апреля проживающим в отдаленных микрорайонах пришлось по часу дожидаться на остановках на холодном ветру маршрутных такси. Из-за выпавшего накануне в горах снега по утрам в Кызыле прохладно – до минус 12-ти градусов. И именно в утреннее время – с 7 до 9 часов - владельцы маршрутных такси проводят предупредительные забастовки: не выводят авто на линии.


А предыстория такова. Мэрия Кызыла решила упорядочить пасажироперевозки в столице и разработала новые условия конкурса на право оказания услуг по осуществлению регулярных перевозок пассажиров. Положение о конкурсе на право заключения договоров было принято Кызылским городским Хуралом. Рядовых водителей новые условия конкурса не устроили. Вот что говорит один из них – Владимир Кузьмин.



Владимир Кузьмин : Администрация под себя маршрут хочет подмять и с этого «доить» деньги. Она хочет раздать частным лицам маршруты, и они будут ими пользоваться, а мы будем их работниками на свои машинах. Кому это понравится, если к вам в карман полезут, вы будете молчать?!



Александр Филатенко : По неофициальным данным, в Кызыле частным извозом занимаются более 700 «маршруток». Это много, считают городские власти. По расчетам, проведенным транспортной инспекцией, для Кызыла с населением в 315 тысяч человек, достаточно вдвое меньше, то есть 350-360 маршруток. Вот что говорит депутат Кызылского хурала представителей Владимир Симчит.



Владимир Симчит : Есть автомобили, которые без лицензии, без ничего, без согласования города ездят по городу, отстегивая работникам ГИБДД по 50 – 100 рублей, чтобы их не останавливали.



Александр Филатенко : Новые условия конкурса, по мнению властей, как раз и помогут избавиться от таких нерадивых водителей. В конце марта были приняты заявки на участие в конкурсе от 127 предпринимателей, занимающихся частным извозом. Из них 17 заявок были отклонены из-за несоответствия транспортных средств необходимым требованиям. Тот, кто прошел конкурс в апреле, подписал договор о том, что будет перечислять ежемесячно в городскую казну по 1000 рублей на ремонт дорог.



Владимир Кузьмин , водитель маршрутного такси: Они свои требования выдвинули, которые нас задавливают, а мы как рабы должны все исполнять. Конкурсная основа, во-первых, незаконна, а во-вторых, она в корне нам не подходит. Половину машин снять, людей оставить без работы. А ведь люди семьи на них кормят. Другой работы у нас в городе нет…



Александр Филатенко : Владельцев маршрутных такси поддерживают рядовые пассажиры.



Кызылчанка : Некоторые маршрутники квартиры свои продали, чтобы купить ГАЗели, чтобы как-то зарабатывать, и семью свою прокормить. А сейчас их оставят без работы. Они останутся без крыши над головой, без работы. А на что дальше им существовать?



Александр Филатенко : Следующий тур конкурса намечен на 2 мая, в котором, как предполагают власти Кызыла, примут участие 250 владельцев маршрутных такси. Если эти 250 человек пройдут жесткие условия конкурса, то за бортом, то есть без работы, останутся еще не менее 300 водителей, о которых чиновники городской мэрии вообще забыли. Вот как прореагировал на предупредительную забастовку маршрутников вице-мэр Кызыла Игорь Грейсеров.



Игорь Грейсеров : Тут ничего страшного нет. Ну, решили люди выразить свое недовольство какое-то, ну, молодцы, выразили.



Александр Филатенко : И ни слова о том, что лишили рабочих мест сотни людей. Ну а рядовым кызылчанам, похоже, еще не раз придется оправдываться перед начальством за то, что из-за отсутствия транспорта они опоздали на работу.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Виталий Ревкин : Сидит Гитлер на заборе,


Плетет лапти языком,


Чтобы вшивая команда


Не ходила босяком.


Увидали гансы, фрицы,


Что советский танк идет,


Похватали чемоданы


И за Геббельсом бегут.


60 лет прошло, а эти частушки я помню.



Екатерина Лушникова : Шестьдесят лет прошло с тех пор, как Виталий Ревкин был освобожден из концлагеря Целенциг, что под Лейпцигом. Лагерь размещался в здании бывшей школы, окруженной со всех сторон колючей проволокой.



Виталий Ревкин : Школа немецкая была двухэтажная. Окна были забиты, проволокой колючей обнесена. Прожектора стояли. А мужчин куда-то погружали в машины, их увозили в другой лагерь. Евреев тоже увозили. В основном, оставляли там с детьми.



Екатерина Лушникова : 7-летний Виталий Ревкин вместе с матерью пробыли в лагере долгих четыре года.



Виталий Ревкин : Мама моя работала на ферме. Остальные – кто на заводах, кто на фабриках. Некоторых били. А кормили каким-то супом-баландой – что-то накрошено, не помню. Но хлеб был с отрубями. Мама мне кусочки сахарка, когда пирожка принесет.



Екатерина Лушникова : В 1945 году, когда советские войска стали наступать, фашисты решили взорвать лагерь вместе с заключенными. Людей загнали в здание, заложили взрывчатку и стали ждать приказа командования.



Виталий Ревкин : И вот я перед расстрелом уже по легкому сходить. Смотрю, повесилась бабушка, и висит. Потому что не кормили, и уже знали, что дело готовится к расстрелу.



Екатерина Лушникова : От расстрела маленького Виталика, его маму и еще тысячи заключенных спас неизвестный русский солдат, успевшей перерезать проводок взрывного устройства.



Виталий Ревкин : Этот солдат перерезает провод, идущий в подвал. Двери выломили, доски выломали, и к нему ползут старухи, кто уже не мог ходить. Ему ноги целуют, руки и говорят: «Ты наш освободитель».



Екатерина Лушникова : Освобожденных узников на подводах решили отправить в Минск, в первую очередь, детей.



Виталий Ревкин : Командир говорит: «Мы в первую очередь отправим маленьких. А родителей мы, может быть, задержим на денек.



Екатерина Лушникова : День растянулся на годы. На военной дороге мать и сын потеряли друг друга. Только через два года Лидия Ревкина нашла сына и увезла в далекий Киров. О том, что были на оккупированной территории, Ревкины старались никому не рассказывать – за такие рассказы можно было угодить в другой лагерь – уже советский.



Виталий Ревкин : У меня сосед, у которого радио. Что-то там сказали - «дурак», а сосед взял и сказал, что это сказали про Сталина. Человека забрали.



Екатерина Лушникова : После перестройки Виталий получил 1000 долларов компенсации от правительства Германии как малолетний узник концлагеря. А вот собственное русское правительство все льготы для узников отменило.



Виталий Ревкин : Льготы сейчас отменили. Нам вот добавили 1500.



Екатерина Лушникова : А санаторное какое-то лечение?



Виталий Ревкин : Все отменили.



Екатерина Лушникова : Сейчас Виталию Ревкину 72 года, но события тех военных лет он помнит, словно все случилось вчера. О детстве в концлагере он мечтает снять фильм.



Виталий Ревкин : Мне хочется создать фильм об узниках концлагерей.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Даже спустя пять лет после смерти сына в одной из воинских частей чета Горевых не уверена, что похоронила своего ребенка. В 1999 Константин успешно окончил военный вуз, женился, взял фамилию жены, Самохвалов, и по распределению поехал в Читинскую область. Все складывалось хорошо: парень получил квартиру, был в ладах с начальством, часто звонил домой и рассказывал, что всем доволен. Но 23 июля 2000 года случилось непредвиденное. Утром Константин поздравил по телефону свою маму с днем рождения, а вечером внезапно пропал без вести. Говорят родители Константина Виктор и Наталья Горевы.



Виктор Горев : Войсковая часть 33670, командир роты Карась. А он был в должности командиром взвода.



Наталья Горева : Версии никакой. Прислали телеграмму, что он пропал без вести. Причем в тот же вечер, когда он поговорил с этим Карасем. Они говорили о своих делах. Полдвенадцатого ночи его видели около подъезда дома и все. Это был последний случай, когда его видели.



Александр Валиев : После получения о пропаже сына Виктор Федорович срочно выехал в Читу, но поездка никаких результатов не дала. Командир сказал ему, что будет сам искать Костю, попросил не мешать. Спустя 2 месяцы на настойчивые обращения родителей Константина им сообщили, что их сын теперь в федеральном розыске. Однако родители засомневались, ищут ли их сына в действительности. И оказалось, что в Челябинск, например, данные на поиск Константина Самохвалова не поступали. Прошел год, и самые худшие опасения подтвердились. Его изуродованное тело было найдено в дымоходе котельной той самой части. Впрочем, потом выяснилось, что за некоторое время до обнаружения тела дело об исчезновении лейтенанта Самохвалова было передано в гражданскую прокуратуру.



Виктор Горев : Почему? Тем более что он был в воинской части не просто солдат, а офицер. Как они определили в первый день, хотя тело пролежало год в котельной. Опознать его визуально было очень сложно.



Александр Валиев : Теперь Горевых стали уверять, что тело нашли не на территории части, а где-то на железнодорожной станции, мотивируя, таким образом, то, что делом занимается гражданская прокуратура. Тело лейтенанта Самохвалова привезли в Челябинск в закрытом гробу. В Чите останки описывал врач-патологоанатом, ему позвонил из Челябинска Виктор Горев.



Виктор Горев : «Я могу с ним поговорить?» «Можете, конечно». «Опишите мне, что и как, в чем был одет?» Одежду он описал ту же самую, что они писали. Он назвал рост и состояние зубов совсем разные, которые не соответствуют параметрам нашего сына. Я говорю: «Так это не наш сын». «А мне какая разница. Мне под какой фамилией привезли, я под такой его и обследую».



Александр Валиев : В Челябинске родители Константина Самохвалова провели экспертизу по идентификации останков, которые им пришлось хоронить под именем собственного сына. Экспертиза показала, что это именно Константин. Но документ с результатами анализа был не подписан главврачом учреждения, проводившего экспертизу, кроме того, на нем отсутствовала гербовая печать. Косвенным доказательством того, что им привезли останки другого человека, для родителей стала бумага, адресованная читинскому прокурору и по ошибке отправленная в Челябинск вместе с одной из отписок начальством военного гарнизона, в котором служил Константин. В ней сообщалось, что в мае 2001 года на территории все той же части 33670 был обнаружен труп рядового Сергея Метелева, призывавшегося из Читинской области. Юношу воспитывала двоюродная тетя. Прикованная к постели в результате автокатастрофы, женщина отказалась забирать тело родственника. С тех пор родители Константина подозревают, что им предоставили тело этого солдата, выдав его за останки сына.



Виктор Горев : Мы получили письмо из тамошней прокуратуры, из Читинской, что, дескать, при обнаружении тела при нем было обнаружено свидетельство об окончании Челябинского военного автомобильного института. Они об этом сообщили только через 5 лет после обнаружения трупа. А сначала были письма, что при нем ничего не было обнаружено.



Александр Валиев : Между тем, следствие по факту смерти Константина приостановлено за неустановлением лиц, совершивших данное преступление. Так написал в Челябинск из Читы следователь. С тех пор, как Костя пропал, прошло 6 лет. И до сих пор родители не знают, жив он или нет, если да - то где он, если погиб - при каких обстоятельствах и почему никто не ищет виновных. В ответ на многочисленные запросы в инстанции приходят отписки и общие фразы. И потом. Если военнослужащий погиб, то его родные имеют право на выплату страховой суммы. Однако Виктор и Наталья Горевы никаких денег не получали. В оформлении бумаг им взялся помочь Владимир Степанов, военком Металлургического района Челябинска, в котором они проживают.



Владимир Степанов : То, что от нас зависело, мы все сделали. По заявлению и мамы, и папы нами были собраны документы, которые мы смогли собрать, и направлены в Военно-страховую компанию. Почему они еще до сих пор не получили возмещение. Дело в том, что часть войсковая, где проходил службы лейтенант Самохвалов, она уже расформирована. Часть, которая стала преемницей части, материалами по факту гибели, по факту прохождения службы Самохвалова не располагает.



Александр Валиев : Итак, часть, в которой служил Константин Самохвалов, расформирована. Теперь разобраться во всей этой истории будет еще сложнее. Военно-страховая компания, которая должна произвести выплаты по смерти военнослужащего, на очередной запрос, ответила, что ждет разъяснений по поводу обстоятельств смерти лейтенанта от Штаба Сибирского военного округа. Родители тоже ждут. Уже 6 лет.



В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:



Нижегородское начальство распорядилось ликвидировать уличную торговлю, а предпринимателям взамен ларьков, павильонов и киосков предложили скупать первые этажи жилых домов и оборудовать и оборудовать торговлю там. Хотят ли этого сами предприниматели и, тем более, жители этих домов - такими проблемами начальство не озаботилось. Ситуацию комментируют юрист Екатерина Козлова и депутат Александр Бочкарев.



Екатерина Козлова : Переводить их сейчас на первые этажи, я думаю, что ни один предприниматель сейчас не сможет предоставить все условия, которые будут удовлетворять нормальному человеку и человеку-инвалиду.



Александр Бочкарев : Скажите, пожалуйста, а жители будут счастливы этих домов? Это раз. Второе. А у всех есть деньги, чтобы купить первые этажи? Все богатые такие?



Олег Родин : Теперь еще под угрозой уничтожения десяток продуктовых рынков. Чиновники заявляют, что нижегородцы обязаны всё покупать в супермаркетах и универсамах. Глава Канавинского района Николай Сатаев еще и пытается убедить протестующих жителей микрорайона "Мещерское озеро", что в магазинах все дешевле и качественнее, чем на здешнем продуктовом рынке, который чем-то очень помешал властям.



Николай Сатаев : Отношение старушек, которые здесь покупают продукты, что качество и стоимость здесь продуктов ненамного ниже, чем в тех торговых объектах, которые имеют место здесь.



Олег Родин : А жители не согласны с ликвидацией рынка, они привыкли покупать всё рядом с домом, здесь возможность выбора и даже в долг дают знакомым покупателям.



Жительница : У людей должен быть выбор. Кто хочет – идет покупает на рынок, кто хочет – идет покупает в супермаркет.



Жительница : Такой микрорайон нереально оставлять без рынка. Здесь у нас, практически покупать продукты питания (я как мать двоих детей говорю), что негде. Это единственное место, где можно купить свежие и качественные продукты.



Жительница : Мы здесь живем. У нас рядом дом.



Олег Родин : Но власти с мнением граждан считаться никак не желают. Кому-то очень приглянулось это место под застройку то ли супермаркета, то ли развлекательного комплекса, то ли гостиницы и рынок оказался обреченным, якобы ввиду того, что он расположен в водоохранной зоне, хотя в этой же зоне и гаражи, и автозаправки имеются.



Жительница : Власти должны прислушаться к народу.



Жительница : Они не хотят с нами даже разговаривать. Хотим, чтобы нам дали место для рынка, хотя бы небольшую площадку, лишь бы только остался рынок.



Жительница : Сказали, что все снесут.



Олег Родин : Глава районной администрации Николай Сатаев считает, что здесь нужнее боулинг, но люди с ним не согласны.



Николай Сатаев : У нас на Мещерке нет места, чтобы можно было культурно отдохнуть. Нет. Возьмите любой район. Я не буду брать Нижегородский. Возьмите Советский. Боулинг нужен для нашей молодежи?



Жители : Нам не нужен!



Николай Сатаев : Молодежи нужен? Вам он не нужен, а нужен людям.



Олег Родин : Люди с ним не согласны, это и жители микрорайона, и продавцы, которые теряют работу и средства к существованию.



Продавец : Мы уходим на улицу. Меня покупатели спрашивают, где вы будете? Я плачу. Мы не знаем, где мы будем.



Олег Родин : Глава администрации предлагает старушкам за помощью к нему лично обращаться. Но люди ему не верят и требуют губернатора.



Жители скандируют : Шанцева! Шанцева!



Олег Родин : Но губернатор не приехал, тогда жители вместе с предпринимателями возвели баррикады и перекрыли две автомагистрали.



Житель : Перекрываем дорогу, и пусть никто не проедет отсюда и ни сюда.



Олег Родин : Однако прибыл ОМОН в полном облачении, и протестующих разогнали.



Жительница : Они наплевали, а люди не то, что на дорогу, скоро вообще неизвестно что будет! Скоро начнутся крестьянские бунты, с вилами пойдем! Вы дождетесь этого!



Олег Родин : Несмотря на протесты - рынок снесли бульдозерами. Весенняя очистка Нижнего Новгорода продолжается.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG