Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Крупнейшие американские газеты балансируют на грани убыточности. Их тиражи падают. Нужно ли спасать лидеров медиа-рынка или печатная пресса безнадежно устарела? Об этом размышляет обозреватель Радио Свобода Александр Генис.

Экономический кризис усугубил проблемы, которые могут кардинально изменить американское газетное пространство. "Нью-Йорк Таймс" и "Уолл стрит Джорнэлл" переживают серьезные финансовые трудности. Но лидеры медиа-рынка еще в хорошем положении среди своих не менее уважаемых собратьев, которые вынуждены были объявить банкротство.

– Собственно, американские газеты умирают давно. За последние сорок лет число их подписчиков уменьшилось вдвое. Но нынешний кризис грозит добить газетную индустрию. Ведущие газеты страны, такие, как "Чикаго трибюн" и "Лос-Анджелес Таймс", объявили банкротство. Говорят, что "Бостон глоб" вот-вот закроют. И, наконец, в тяжелом положении находится сама "Нью-Йорк таймс". Газета даже заложила редакцию – роскошный, всего около года назад построенный небоскреб, - рассказывает обозреватель Радио Свобода Александр Генис.

– При всем моем уважении к "седой леди печати", на "Нью-Йорк таймс" свет клином не сошелся.

– Ох, не скажите. Я без нее страдаю от информационного дефицита. Всякий раз улетая домой из Москвы, я покупаю на последние рубли в киоске Шереметьева всю выставленную на прилавке прессу. Терпение, однако, у меня кончается задолго до аэропорта Кеннеди. Особенно, когда читаю, как это случилось в последний приезд, что в голодомор "украинцы пострадали от недоедания". Это все равно, что написать "немало хлопот доставил евреям Освенцим". Зато вернувшись, я впиваюсь в "Нью-Йорк Таймс", как
Выпускать ту же "Нью-Йорк таймс" стоит 200 миллионов в год. Дешевле, чем содержать футбольную команду
штепсель в розетку. Знаете, если бы каждое утро на моем пороге не появлялась свежая "Нью-Йорк таймс", то и вставать бы не стоило.

– Многие, однако, не видят трагедии в газетном крахе. Они утверждают, что бумажную прессу все равно уже заменила электронная.

– Интернет действительно удобен – как водопровод, но нелепо думать, что из него потечет шампанское. Не зря Эрик Шмидт, один из лидеров компании Google, назвал Интернет "свалкой фальшивых фактов". Только газеты и спасают нашу информационную среду от разложения. Бесплатный (!) сайт "Нью-Йорк Таймс" посещают 20 миллионов в месяц, и я не понимаю, почему этого не делают остальные. Газеты питают Сеть, почти ничего не получая взамен: интернет-реклама покрывает лишь 20 процентов расходов. Понятно, что долго так продолжаться не может.

– Самый простой способ спасения газет – продать их на аукционе, рассчитывая на то, что новый хозяин и рынок вернет ей рентабельность.

– По-моему, продать "Нью-Йорк таймс" – все равно, что продать Лувр или Эрмитаж. Уж лучше превратить серьезные газеты в бесприбыльные общественные организации, что-то вроде университетов. И рассчитывать на доброхотов. Выпускать ту же "Нью-Йорк таймс" стоит 200 миллионов в год. Дешевле, чем содержать футбольную команду.

– Даже это не упразднит главного противоречия: бумажная пресса просто устарела как средство массовой информации.

– А она им больше и не является. Газете уже нет нужды нас информировать – мы и без нее все знаем из более оперативных источников. Не верна и та часть формулы, что упирает на массовость газеты. Многомиллионные тиражи – участь печатного мутанта-таблоида. Эти картинки с подписью не являются газетами вовсе. Настоящая газета берет не числом, а влиянием. Все мы окружены ненужными сведениями, бессмысленными фактами, посторонними подробностями. И это опасно, ибо, как сказал Ницше: "лишнее – враг необходимого". Чтобы отличить одно от другого, нужна талантливая газета. Ее задача – не снабжать читателя информацией, а защитить от нее.

– Ну, как раз с этим хорошо справлялись еще советские газеты.

– Что, надо сказать, помогало. Функцию отбора брала на себя власть: важным было все, что она прятала. Правду, однако, можно сказать только тогда, когда ее скрывают. В открытом обществе свободу прессы должна смирять сама пресса. Она обязана обладать таким умом и ответственностью, чтобы мы делегировали газете свое право знать о мире то, что о нем стоит знать. Вставляя факты в систему, газета придает царству общих идей форму, соразмерную человеку – но не всякому, а интеллигентному, способному жить в демократической стране и ответственно выбирать свое правительство. Поэтому напуганная перспективой остаться без газет Америка вспомнила урок Томаса Джефферсона: правительству без прессы он предпочитал прессу без правительства.


Полный текст и звук рубрики "Сегодня в Америке"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG