Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вильнюс готовится стать культурной столицей Европы 2009 года


"Вильнюс — это хор сельской природы, костелов, усадеб, монастырей, тесных улочек и аристократических дворцов"

"Вильнюс — это хор сельской природы, костелов, усадеб, монастырей, тесных улочек и аристократических дворцов"

Решением Еврокомиссии Вильнюс объявлен культурной столицей Европы 2009 года. Городские власти недавно обнародовали программу подготовки Вильнюса к этому событию. Она включает не только амбициозные проекты, но и образовательную программу. Направленную на просвещение горожан в фундаментальных вопросах европейской культуры и истории.


По словам мэра Вильнюса Артураса Зуокаса, программа популяризации исторического и художественного наследия стран Европы, начнет воплощаться уже в нынешнем сентябре, когда в Вильнюсе пройдут традиционные Дни города. Предполагается сосредоточиться на культурной тематике, в частности, на распространении занимательных сведений об историческом прошлом Вильнюса. «Предположим, — заявил мэр журналистам, — вы сидите в кафе, окна которого выходят на старинное здание или площадь — и находите на своем столике специальную открытку с информацией об истории именно этого места. Или, представьте, — часть троллейбусов и автобусов в Вильнюсе украшены портретами Баха или Чюрлениса, а в салоне звучит произведение композитора».


Научиться отличать Чюрлениса от Сабониса


Первой реакцией журналистов на это был вопрос: «Как будет сочетаться утонченная музыка с таким троллейбусом, в час пик заполненным разношерстной публикой?» Мэр противоречия не видит и считает это подходящим современным способом, что называется, нести культуру в массы: «Знаете, если мы хотим стать настоящей культурной столицей Европы, то должны говорить не только об элитной культуре. Мы должны приложить усилия, чтобы каждый горожанин, несмотря на его доходы и статус, имел доступ к культурным ценностям, получая информацию в то время, когда, в принципе, он ничего не делает. К вам подъедет "троллейбус Баха" с его портретом, а внутри будет звучать его музыка; в следующем троллейбусе может ему встретиться Моцарт, Чюрленис, Чайковский. Это даст более приятную, интересную поездку».


Но как разделить понятия — коммерция и культура? Недавно я общалась с коллегами, приехавшими из Вены, где они посещали мероприятия, связанные с юбилеем Моцарта. Все понравилось, рассказывали они, но юбилей слишком коммерциализирован: портрет и имя Моцарта повсюду - на салфетках, чуть ли не на туалетной бумаге. Однако Артурас Зуокас уверяет, что в его городе планируется иной проект: «Мы как раз не стараемся, чтобы это было частью какой-то коммерческой деятельности. Выбраны такие методы, чтобы вы не могли пройти мимо, чтобы везде вы получали информацию».


Мэр Вильнюса предполагает, что после поездки в музыкальных троллейбусах, горожане смогут с легкостью отличать музыку Вивальди от музыки Чайковского. «А значит, все они приобщатся к культуре», — заключает он.


Сразу вслед за этими высказываниями посыпались критические комментарии со стороны тех, кто считает подобный путь упрощенным и призывает не подменять понятие «культура» степенью доступа к информации. «Не путать Чюрлениса с Сабонисом, — иронизируют они, — это и есть необходимый уровень культурной грамотности?»


«Вильнюс — вечный город»


Глубже вникнуть в уникальность истории и культуры Вильнюса предлагает публицист Пранас Моркус, вспоминающий, как несколько лет назад Литве и не верилось, что на её столицу в каком-нибудь 2009 году будет смотреть вся Европа: «Сначала была робкая мечта, потом — более смелая, потом — многие бумаги, потом — решение комиссии, что все-таки да! Решение это означало, что наконец, после стольких веков Вильнюс снова принят в благородное общество столиц нашего континента. Задача возникла не из легких, потому что рассовать деньги по разным мероприятиям просто, а вот осознать, к чему обязывает титул, — в случае Вильнюса отчасти и невозможно. В середине прошлого века город постигла судьба Кёнигсберга — он остался без прежних хозяев. Весь его культурный слой был начисто смыт геноцидом, экспатриацией, сталинским террором, послевоенными сносами исторических зданий, кострами из библиотечных книг. Литовцы робко съезжались в незнакомый и неуютный — как многие тогда определяли — русский город. Но он не был русским. Он был никакой. Даже полвека спустя Чеслав Милош в своей книге написал такие слова — "останки города". А уж он-то как этот город любил и прославил на весь свет! Многие поколения новых хозяев тут выросли, ведать не ведая, что хранят уцелевшие стены и изгибы улиц. Новейшее поколение, правда, более открыто и без отторжения принимает сведения о поляках, евреях, русских, белорусах, наконец, тех, кто творил и возводил эту красоту и поддерживал её дух за многие столетия до нас. Некогда певец нашего города, фотограф Ян Булгак написал: "Вильнюс — это хор сельской природы, костелов, усадеб, монастырей, тесных улочек и аристократических дворцов". В век массовой коммерческой культуры хорошо бы, наперекор всему, воссоздать аристократичность этого города, избегая простецкости и дешевизны. Вильнюс не был просто столицей советской Литвы, он всегда оставался вечным городом».


По мнению Пранаса Моркуса, осознание этого и будет главным достижением, которое может принести 2009 год. К тому же это — и год празднования тысячелетия первого исторического упоминания о Литве. И может быть, тогда, считает публицист Моркус, мы поймем, какой подлинной жемчужиной восточной Европы владеем, почувствуем, что окружающее нас и является теми «священными камнями Европы», о которых некогда говорил Федор Михайлович Достоевский.


XS
SM
MD
LG