Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В 2008 году на карте России появится новый субъект Федерации


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.



Кирилл Кобрин: Жители Усть-Ордынского Бурятского автономного округа и Иркутской области проголосовали за объединение этих субъектов Федерации. Согласно предварительным итогам, за это высказались почти 90 процентов избирателей, которые приняли участие в голосовании. Таким образом, с 1 января 2008 года на карте России появится новый субъект Федерации, который, по всей видимости, будет называться Иркутской областью.



Олег Кусов: Официальные итоги объединительного референдума в Иркутской области будут подведены 20 апреля, сообщил сегодня глава областной избирательной комиссии Виктор Игнатенко. По его словам, протоколы комиссий в абсолютном большинстве уже сданы. Не учтены лишь данные по 12 участкам. Они расположены на севере Иркутской области. Доставить документацию в Иркутск из посёлков Киренский и Мамы можно только на самолёте.


Но эти обстоятельства в любом случае уже не изменят общую картину. Почти 90 процентов принявших участие в голосовании избирателей высказались за объединение двух субъектов, около 10 процентов, соответственно, против. Все это официальные данные.


В Усть-Ордынском Бурятском округе голоса против объединения звучали накануне голосования гораздо чаще, чем в Иркутской области. Например, как сообщила местная пресса, шаманы из трех бурятских регионов провели весенний молебен, протестуя против намеченного референдума о слиянии Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа.


Своеобразную позицию занял глава Усть-Ордынского Бурятского округа Валерий Малеев. В беседе с журналистами он заявил, что отказался от предложения занять должность вице-губернатора будущего объединенного субъекта.


Сторонников объединения в регионе гораздо больше, чем противников. Однако аргументы последних требуют тщательного анализа, считает журналист, пишущий о проблемах Восточной Сибири, Виталий Камышев.



Виталий Камышев: Ликвидируется Бурятская национальная автономия. Сейчас начат процесс поглощения Читинской областью Агинского Бурятского автономного округа, кстати, экономически более сильного. Получается, что из трех национальных субъектов бурятского этноса останется только один - республика Бурятия. Естественно, бурятами это воспринимается неоднозначно.


Вторая группа противников референдума - это так называемые последователи сибирского областничества или сибирского автономизма, которые в последнее время активизировались в Иркутской области. Часть считает, что референдум полезен, потому что это этап на пути создания единого мощного сибирского субъекта, который потом может трансформироваться в государство Сибирь, которое будет существовать, может быть и отдельно от России. Другая часть менее радикальна, это как раз та часть, которая уже вошла в региональную элиту, - депутаты Законодательного собрания. Но, даже если они поддерживают это движение, некоторые из них, из конъюнктурных соображений, тем не менее, они понимают, что это соответствует настроениям людей.



Олег Кусов: Референдум существенно оживил общественную жизнь в регионе.



Виталий Камышев: Оживились прежде достаточно спокойные группировки в Бурятии, пробудились к жизни и сторонники сибирского автономизма в Иркутской области. Кроме того, прибавилась еще и экологическая проблема, которая всегда существовала, потому что на Байкале до сих пор работает целлюлозно-бумажный комбинат, там регулярно проходили протесты "Зеленых". Но именно в разгар агитационной компании по объединительному референдуму стало известно, что "Транснефть" фактически начинает строительство нефтепровода в 800 метрах от Байкала.


Все эти факторы сошлись, и последние недели перед референдумом проходили очень нервно. Хотя результат триумфальный, ни для кого не секрет, что тут большую роль сыграл административный ресурс. Но все-таки, на мой взгляд, не вполне просчитал федеральный центр, региональные власти те отдаленные последствия, которые будут. Люди активизировались и, несомненно, это протестные настроения. И на выборах новый региональный парламент объединенного субъекта Федерации, который будет уже достаточно скоро, возможно, через год. Я думаю, что тема местного патриотизма, тема антимосковская, она будет звучать



Олег Кусов: Укрупнение регионов - одна из составляющих новой региональной политики президента Владимира Путина. Говорит глава исследовательской группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин.



Дмитрий Орешкин: К счастью, мы в такое время живем, когда нельзя сказать, что этот шаг или целиком позитивный, или целиком отрицательный. Когда говорят о присоединении Коми-Пермяцкого округа к Пермской области, у меня возражений нет. Потому что Пермская область производит почти 2,5, а Коми-Пермяцкий в 100 раз меньше - 0,02 процента. К гиганту присоединяют карлика и это естественно и на самом деле даже оптимально для управления. То же самое можно сказать о праве присоединения Усть-Ордынского автономного округа к Иркутской области, гигантской Иркутской области и в размерах, и в промышленном потенциале, и в население. Присоединяют округ, в котором нет даже ни одного города, всего около двух десятков сельских поселений.


Гораздо труднее, и не уверен, что вообще возможно это было бы сделать в Тюменской области. Потому что Южная Тюмень, южная столица хотела бы командовать над двумя северными округами, которые добывают нефть и газ. А на самом деле, с экономической точки зрения и Ханты-Мансийский, и Ямало-Ненецкий автономный округ, они мощные, чем на самом деле Тюменская область. Вот когда "малыш" хочет поглотить гиганта, это уже выглядит противоестественно.



Олег Кусов: Цель концепции объединения регионов - растворение этнической суверенности народов.



Дмитрий Орешкин: Никто, естественно, не покушается на культурную идентичность людей. Но Москве и московскому руководству мешает государственная идентичность, потому что за этим всем маячит призрак национальной Федерации и национального сепаратизма.


Пока власть тренируется на сибирских маленьких округах, это мне представляется рискованной игрой, но допустимой, тем более, что она проводится с соблюдением формальных правил, вроде референдума. И рациональной с точки зрения экономических и социальных явлений. Когда начинается вопрос о растворении, например, даже маленькой Адыгеи в большом, огромном Краснодарском крае, который, кстати, со всех сторон ее окружает, то, учитывая, что это Кавказ, эта проблема может выглядеть гораздо сложнее, чем в Сибири. На самом деле здесь уже могут возникать трудности не просто трудные, тяжелые, а близкие к взрывоопасным. Потому что Адыгея сама по себе маленькая, но за ней очень внимательно следят в Карачаево-Черкесии черкесы, в Кабардино-Балкарии кабардинцы и другие родственные народы. И у нас в стране и, кстати говоря, за рубежом тоже.


XS
SM
MD
LG