Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Джейми Шей: «НАТО останется в Афганистане сколько потребуется»


Афганцы пока не могут обеспечить безопасность собственными силами

Афганцы пока не могут обеспечить безопасность собственными силами

НАТО готовится расширить свое присутствие в Афганистане на южные провинции страны. Сейчас войска союза, участвующие в международной миротворческой операции, контролируют всего половину территории Афганистана. В последнее время ситуация в стране лишь ухудшается. Происходит все больше террористических актов с участием террористов-самоубийц (президент Хамид Карзай обвиняет в них пакистанское руководство: дескать, на самоубийство идут только экстремисты из арабских стран, природе афганцев это не свойственно, а арабы проникают через территорию Пакистана). Недавнее исследование аналитической группы Senlis Council показало, что попытки уничтожить в стране производство наркотиков лишь прибавляют поддержки талибам и «Аль-Каиде». Как в этих обстоятельствах будет вести себя НАТО ? Об этом мы беседует с советником генерального секретаря Организации Североатлантического договора, директором планирования политики НАТО. Джейми Шей дал это интервью Радио Свобода в ходе заседания неправительственной организации «Зальцбургский семинар».



- Талибы, которые стоят за терактами, уже не способны ни взять под контроль ни одни из городов страны, ни утвердить свою власть. Единственное, что им остается – посылать террористов-самоубийц. Они уже не вернутся к власти, [но все еще] представляет опасность для войск НАТО, для афганских граждан и для правительства страны. По мере того, как президент Карзай пытается распространить власть центрального правительства на юг Афганистана, это становится для него большой проблемой.


Что же касается нас (НАТО - РС), то мы понимаем, что юг не будет похож на север страны. Потребуется намного больше усилий и затрат, правила операций будут более жесткими, наши вооруженные силы должны быть к этому готовы. Нам нужно будет больше вертолетов, больше поддержки с воздуха.


Положительный момент состоит в том, что ухудшение ситуации в Афганистане не остановило Североатлантический альянс, мы не ушли восвояси. Великобритания решила дать серьезное подкрепление в ближайшие два года, Канада. Парламент Нидерландов проголосовал за отправку своих войск. Расширение миссии НАТО на юг страны уже неизбежно. Соединенные Штаты заявили, что примут участие в операции НАТО, когда она распространится на восточные районы Афганистана. Я не пытаюсь приуменьшить проблемы и трудности, но мы знаем о них.


Юг страны надо усмирить, чтобы неправительственные организации и службы по восстановлению гражданской инфраструктуры могли вернуться туда и работать.


- Сейчас там практически не присутствуют международные гуманитарные организации.


- Именно поэтому НАТО расширяет миссию. Необходимо создать безопасную атмосферу, в которой могло бы проходить восстановление страны. Афганская армия еще не в состоянии справиться в одиночку с этой задачей, ей необходима помощь НАТО. Мы создали программу сотрудничества в области безопасности. Она включает совместное с афганцами патрулирование границы, совместные операции по уничтожению производства наркотиков (поскольку есть явная связь между наркопроизводством и экстремизмом и терроризмом). Мы помогаем оснастить и обучить афганскую армию, чтобы она постепенно могла взять на себя ответственность за безопасность страны. Министр обороны Афганистана [ Абдул-Рахим ] Вардак недавно был в НАТО и заверил нас, что афганцы смогут взять на себя это обязательство лет через пять.


- А НАТО готова оставаться в Афганистане пять лет?



"Мы извлекли урок - нет ничего невозможного, но для всего требуются терпение и воля. Знаете, до того, как мы начинаем новую операцию, в альянсе всегда много споров; зато когда операция начата, то все внутри НАТО понимают, что мы делаем и зачем, ради чего мы входим в ту или иную страну".

- Мы извлекли урок – нет ничего невозможного, но для всего требуются терпение и воля. Мы остаемся в Боснии уже 9 лет – с момента заключения Дейтонских соглашений. И мы останемся там столько, сколько потребуется - чтобы оказывать помощь боснийской армии, которая, наконец, начинает создаваться из трех старых армий(боснийских сербов, хорватов и мусульман – РС) под единым командованием. Никто не мог себе даже представить подобного 10 лет назад. Благодаря новой конституции Боснии сейчас они все-таки смогли продвинуться вперед.


Другой пример – Косово, где мы находимся уже 7 лет. Наконец начались переговоры по статусу провинции, к концу года будет принять какое-то решение. В Афганистане мы три года и тоже не собираемся оттуда уходить.


Знаете, до того, как мы начинаем новую операцию, в альянсе всегда много споров ; зато когда операция начата, то все внутри НАТО понимают, что мы делаем и зачем, ради чего мы входим в ту или иную страну. В данном случае, в Афганистане, к нам присоединились и одиннадцать государств-партнеров [ НАТО ] , включая Австралию и Новую Зеландию. Никто не собирается уходить из Афганистана, особенно после того, как там прошли свободные и честные выборы и в стране появились зачатки демократии. И давайте говорить откровенно: в противном случае там опять появятся тренировочные лагеря «Аль-Каиды», наша операция там – отнюдь не благотворительность. Мы понимаем, что она связана с нашей собственной безопасностью.


- Вы сказали, что расширение операции в Афганистане потребует от НАТО дополнительных усилий и иных операционных возможностей. Что это значит ?


- Операция будет носить более жесткий характер. Войскам потребуется более тяжелое снаряжение, чем при обычной миротворческой операции. Эта часть страны сильно заминирована, так что будет нужна бронетехника. Нам потребуется более детальная разведка, чтобы предупреждать возможные угрозы. А это значит – поддержка с воздуха, спутниковое наблюдение, вертолеты, способность быстро реагировать, мобильность. Именно поэтому мы будем развивать то, что на нашем жаргоне мы называем синергией с американской контртеррористической операцией (вооруженные силы США действуют в Афганистане вне рамок санкционированной ООН операции НАТО - РС). Задачи и цели [ двух ] операций будут разные, но разведка и командные структуры будут взаимодействовать.


- Является ли Пакистан помощником в решении проблемы борьбы с терроризмом?


- Он помогает. Пакистан благодарен НАТО за помощь после прошлогоднего землетрясения, доставка гуманитарных грузов по воздуху тоже была организована НАТО. Наши грузы могут свободно доставляться через пакистанскую территорию. Но перед Пакистаном стоит очень серьезная проблема – терроризм внутри самой этой страны, так сказать, доморощенный терроризм. Вы видите, что пакистанская армия проводит операции на северо-западе страны, в [ так называемой ] зоне племен, при ее проведении гибнут пакистанские военнослужащие.


Конечно, когда мы продвинемся на юг Афганистана и приблизимся к пакистанской границе, диалог между нами станет более оживленным.


- Вы хотите сказать, что заявления афганского руководства о том, что поддержка террористов идет из Пакистана или через Пакистан, не имеют под собой почвы?


- Все мы хотели бы прекратить теракты раз и навсегда. Но граница между двумя этими странами довольно длинная. Невозможно постоянно вести наблюдение за каждой тропинкой, пересекающей горы. Террористы перемещаются небольшими группами, их не так легко обнаружить. Это не моторизованная колонна, которую сразу видно с воздуха. Так что мы понимаем все трудности, с которыми сталкивается Пакистан. И еще раз подчеркну: у нас хорошие рабочие отношения с Пакистаном. Президент [ Первез ] Мушарраф заявил, что борьба с терроризмом – часть его государственной политики. Пакистан выдал Соединенным Штатам не одного и не двух членов «Аль-Каиды», которые были задержаны на его территории. И мы будем успешно совместно работать, у меня в этом нет никаких сомнений.


XS
SM
MD
LG