Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На месте одного из скверов Бутырского района будет построена автозаправочная станция


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марина Катыс.



Кирилл Кобрин: Группа жителей Москвы вместе с экологами продолжает упорную борьбу за сохранение одного из скверов в Бутырском районе города. Сквер власти уже несколько раз пытались снести, чтобы застроить это место. Несколько раз сквер удавалось отстоять, последняя битва за него началась в декабре прошлого года.



Марина Катыс: Сквер на Бутырке возник стихийно из брошенных садов после того, как в связи со строительство метрополитена были расселены старые деревянные дома. Люди, живущие вокруг, неоднократно подавали заявления о благоустройстве этого сквера, но им отвечали, что вблизи вентиляционной шахты метрополитена любые работы недопустимы.


Однако в 1998 году вышеназванные обстоятельства не смутили московские власти, когда те приняли решение о строительстве автостоянки. Жильцы дома выступили против и написали жалобы в Москомприроду и префектуру. Вскоре пришел ответ: строительства не будет, поскольку по заключению Москомприроды в этом месте оно недопустимо с точки зрения экологии.


Однако в 2000 году в местной прессе прошла информация о намерении "Бритиш петролеум" построить на месте сквера автозаправочный комплекс: заправка, автостоянка, автомагазин.


После серии жалоб от жильцов, Москомприроды и Москомархитектуры предложили план действий по "компенсационному озеленению". В результате разрешение на строительство автозаправочного комплекса было приостановлено распоряжением Комитета охраны окружающей среды при правительстве Москвы. На спорном участке земли было высажено 52 дерева.


Но в январе 2005 года наиболее крупные из высаженных деревьев были спилены, а остальные выкопаны и увезены. В декабре 2005-го в сквере начали копать траншеи.


О том, что сегодня происходит вокруг сквера на Бутырке, и чем закончилось пикетирование места строительства АЗС, я попросила рассказать лидера инициативной группы граждан, борющихся за сохранение сквера, Елену Воробьеву.



Елена Воробьева: Пикетирование закончилось твердым решением продолжать борьбу, потому что народ понял, что в стране, где в первую очередь царят деньги, все-таки существует разум и существует сила, которая в состоянии противостоять власти денег.



Марина Катыс: Но это очень общие слова. А если конкретно, было передано письмо корпорации "Бритиш петролеум"?



Елена Воробьева: Мы с корпорацией "Бритиш петролеум" в переговоры не вступаем, потому как считаем это на данный момент не совсем правильным. Мы пытались с ними разговаривать до начала строительства, в 2002 году мы предпринимали не одну попытку связаться с представителями "Бритиш петролеум" и призвать как бы к разумному решению. Есть, наверное, участки земли, которые не на такой близости к домам расположены и не рядом с линией метрополитена. Я понимаю, что лакомый кусочек земли, это почти что центр Москвы, ближе у "Бритиш петролеум" автозаправок нет к центру, мы первые.



Марина Катыс: Но, с другой стороны, как так могло получиться, что на территории сквера, где были специально высажены деревья, вдруг принято решение строить автозаправочную станцию?



Елена Воробьева: Мы сами не находим этому каких-либо ответов, хотя департаменты, которые несут ответственность за вырубку деревьев, предлагают нам забыть о том, что на этом участке земли были высажены более 60 деревьев и плюс еще где-то около 30 было старых деревьев. Они говорят, что вырублено всего-навсего 7 деревьев.



Марина Катыс: А на самом деле?



Елена Воробьева: На самом деле вырубка деревьев началась в январе 2005 года, тогда было уничтожено 40 деревьев. Строительство началось с января 2006 года, именно осваивание участка, и были уничтожены все остальные деревья.



Марина Катыс: Тем не менее, что значит "забыть о том, что деревья были уничтожены"? Ведь есть же Москомприроды, есть, в конце концов, городские власти, которые обязаны защищать интересы жителей района.



Елена Воробьева: Я обращаюсь именно к этим организациям с запросами и просто с просьбами коленопреклонно, чтобы они услышали и поверили нам, что здесь были деревья, что мы не обманываем, и не мы должны охранять деревья, которые посажены в Москве. Но выходит так, что жители знают об этих деревьях, а в Москомприроды не знают.



Марина Катыс: Но такого же быть не может, деревья не могли быть посажены без участия Москомприроды.



Елена Воробьева: Не могли. Но сегодня выгодно сделать таким образом для Москомприроды, сделать вид, что они не знают об этом и не видели этих деревьев, потому что они дают в своих письмах ответ, что никаких нарушений на этом сквере не произошло.



Марина Катыс: А какую часть сквера планируется занять автозаправочной станцией?



Елена Воробьева: Планируется занять ровно половину, на второй половине они планируют построить еще дополнительно административно-выставочный центр. Будем лишены вообще какого-либо места для прогулок. Это в районе, где абсолютно уже экология настолько загрязнена: третье транспортное кольцо, железная дорога, метрополитен и плюс начало Дмитровского шоссе.



Марина Катыс: Довольно трудно поверить, что городские власти не способны услышать жителей, особенно на фоне всех заявлений, которые делают представители мэрии по поводу озеленения, по поводу благоустройства города, по поводу необходимости вынести вредные производства за пределы города. Вы не обращались лично к мэру Лужкову?



Елена Воробьева: Мы обращались лично к мэру Лужкову, начиная с 2000 года, в 2000 году было отправлено ему три письма, и на протяжении всех этих лет неоднократно, последнее письмо мы написали две недели назад, еще одно письмо с просьбой разобраться в этой ситуации, которая, на наш взгляд, кажется противозаконной.



Марина Катыс: И каков ответ?



Елена Воробьева: Никаких ответов не было вообще. Ни одного ответа из мэрии не последовало.



Марина Катыс: А жители не пробовали обращаться в суд?



Елена Воробьева: Сейчас мы готовим документы для суда, хотя понимаем, что суды ангажированы, зарплату они получают от тех же самых организаций московских, куда мы обращаемся, от того же правительства Москвы. Но, тем не менее, мы верим все-таки в то, что, возможно, пройдя через суды, мы все-таки добьемся отмены этого незаконного решения.



Марина Катыс: Но пока строительство идет полным ходом.



Елена Воробьева: Строительство идет полным ходом, они очень торопятся, потому что их пугают, видимо, те действия, которые мы предпринимаем, каким-то образом благодаря московскому депутатскому корпусу. Именно депутаты реагируют на наши обращения и присылают свои собственные проверки на эту территорию. Больше проверок, по-моему, никто не присылает.



Марина Катыс: Тем не менее, когда вы планируете передать документы в суд?



Елена Воробьева: Я так думаю, что документы в суд у нас будут к концу месяца, а может быть даже раньше. Потому что сейчас предоставляется юридическая поддержка, наверное, раньше даже.



XS
SM
MD
LG