Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жесткий ответ Израиля на вчерашний теракт в Тель-Авиве


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Андрей Шароградский : Вчерашний теракт в Тель-Авиве привел к серьезному обострению ситуации на Ближнем Востоке. Израиль грозит масштабными ответными мерами; не исключается и уничтожение активистов группировки ХАМАС, которая сформировала новое правительство Палестинской Автономии. США и ООН призывают ХАМАС осудить теракт, а в это же самое время Россия (вместе с Ираном и Сирией) предлагает финансовую помощь властям автономии. Тему продолжит мой коллега Кирилл Кобрин.



Кирилл Кобрин : Израиль очень жестко отреагировал на теракт в Тель-Авиве - не только обычными рейдами на Западном берегу Иордана, но и заявлением о возможном ударе по сектору Газа. Целью такого удара могут стать руководители группировки ХАМАС - по совместительству чиновники палестинского правительства. Напомню, официальный представитель ХАМАС Сами Абу Зухри фактически поддержал вчерашнюю акцию экстремистов.



Сами Абу Зухри : Мы поддерживаем право нашего палестинского народа защищать себя. Эта операция является вполне естественной реакцией на непрекращающиеся преступления сионистов против палестинцев. Израильская оккупация несет ответственность за продолжение насилия. Наши люди находятся в состоянии самообороны и имеют полное право использовать все средства для защиты себя.



Кирилл Кобрин : Заявил представитель экстремистской группировки ХАМАС. О том, какие ответные меры готовит Израиль - наш корреспондент Ровшан Гусейнов.



Ровшан Гусейнов : В понедельник вечером комментаторы и обозреватели в один голос отметили, что сложилась принципиально новая ситуация: впервые официальное правительство Палестинской автономии не только не осудило теракт, но и высказалось в его оправдание. Такого не позволял себе даже «непредсказуемый» Ясир Арафат. В такой обстановке правительству Израиля предстоит выработать новую стратегию взаимоотношений с властями автономии.



Дан Гиллерман : Мы не можем пассивно наблюдать, в то время как человеко-бомбы, ракеты «катюша» или «кассам» вторгаются на нашу территорию, убивают граждан Израиля и угрожают нашему народу.



Ровшан Гусейнов : Заявил посол Израиля в ООН Дан Гиллерман. Гиллерман подчеркнул, что Иран и Сирия дают средства и убежище террористам ХАМАСа тем самым ведут войну против Израиля.


Генеральный штаб Армии обороны Израиля и Служба общей безопасности (ШАБАК) рекомендуют правительству жестко отреагировать на теракт в Тель-Авиве. По мнению военных, палестинская администрация должна быть официально признана враждебной по отношению к Израилю. Такая рекомендация была выработана на совместном заседании командования Армии и Службы общей безопасности (ШАБАК). Эксперты считают, что Израиль должен провести антитеррористическую операцию, направленную не только против «Исламского Джихада», взявшего на себя ответственность за взрыв, но и против ХАМАС, несмотря на то, что это движение стало правящей партией в Палестинской автономии.


Все это пока остается на уровне рекомендаций, и правительство еще должно решить, насколько они приемлемы. Однако силовики уже сейчас утверждают, что в ближайшие дни Армия обороны Израиля проведет ряд операций по точечной ликвидации лидеров «Исламского Джихада».



Эхуд Ольмерт : Мы знаем, как ответить на это должным образом и соответствующими средствами, и, конечно, будем продолжать использовать все, чем мы располагаем для предотвращения подобных инцидентов в будущем.



Ровшан Гусейнов : Обещал израильтянам глава правительства Эхуд Ольмерт.


Израиль предостерегает ХАМАС от покровительства терроризму.



Иегаль Тальморш : ХАМАС должен понять одно, что, проливая кровь, они ничего не добьются. Кровопролитие приведет их в никуда.



Ровшан Гусейнов : Заявил представитель МИД Иегаль Тальморш.


МИД также против того чтобы Израиль силовыми методами способствовал эскалации насилия, которая могла бы «разрушить единый фронт», сформировавшийся, по словам израильских дипломатов, против правительства ХАМАС. Как известно США и ЕС заморозили экономическую помощь Палестинской автономии после прихода ХАМАС к власти.



Кирилл Кобрин : Продолжим тему. Сообщение о теракте появилось вчера на новостных лентах почти одновременно с информацией о том, что Россия - вместе с Сирией и вслед за Ираном - готова оказать финансовую помощь Палестинской автономии. Сегодня стало известно, что Москва переводит в Палестину 10 миллионов долларов. Насколько двусмысленно в этих обстоятельствах выглядит российская политика на Ближнем Востоке, ведь президент Путин неоднократно заявлял, что Россия является одним из главных участников международной коалиции по борьбе с терроризмом? Я спросил об этом Федора Лукьянова, главного редактора журнала «Россия в глобальной политике».



Федор Лукьянов : В этом контексте политика России, к сожалению, выглядит достаточно односмысленно как раз таки. А Россия заняла позицию, если не поддержки правительства Палестины ХАМАС, то, по крайней мере, позицию того, что нельзя загонять эту администрацию в угол. Прием делегации ХАМАС в Москве полтора месяца назад и нынешнее решение, в общем, они вполне последовательно вмещаются в эту линию. К сожалению, так получилось, что несмотря на все заявления российского руководства - и министра Лаврова, и других официальных лиц - о том, что все действия России по контактам с ХАМАС согласованы с другими участниками квартета, пока создается впечатление прямообразное, что как раз таки другие участники квартета, включая в том числе и ООН, взяли курс на изоляцию ХАМАС до принятия ею каких-то заявлений об отказе от насилия, Россия же оказалась в компании арабских стран, которые готовы взять на себя финансирование автономии.


Во-первых, это, на мой взгляд, некоторая избыточность поддержки. Я еще могу согласиться с аргументами, что принять ХАМАС и как бы обеспечить некоторый канал для переговоров это могло принести пользу. Но что касается финансовой поддержки, то зачем Россия это делает - мне неясно. Тем более что это жест исключительно символический, то есть он содержит большой символический потенциал и малый материальный. Потому что Россия дает, по-моему, 10 миллионов, это, конечно, в несколько раз меньше, чем другие страны Лиги арабских государств. Тут именно принципиальный жест, что мы поддерживаем эту администрацию. Политически понятно, что это несколько отчуждает Россию от других участников квартета, а кроме того вообще принцип международной помощи Палестинской автономии при помощи уж больше 10 лет (главным донором всегда выступал Евросоюз, который за этот период в общей сложности в разных формах, если я не ошибаюсь, дал палестинцам 5 миллиардов долларов), так вот принцип этой помощи кажется очень сомнительным. Потому что получается, что абсолютно нежизнеспособная администрация или даже образование, каковым является Палестинская автономия, из политических соображений финансируется извне, при этом перспектив урегулирования даже не политического, а экономического, то есть перспектив превращения ее в такой жизнеспособный субъект, в общем-то, нет. До тех пор пока, тем самым, финансированием сдерживалось како-то насилие или, по крайней мере, делали вид, что сдерживают насилие, наверное, это хоть как-то было оправдано. Сейчас совершенно непонятны цели этого. Предотвратить катастрофическое развитие событий? Может быть. Хотя при относительно работающей администрации Арафата, как признают все, оказывавшие помощь, проконтролировать использование этих средств было невозможно. Теперь, я думаю, это тем более непрозрачно. Совершенно нет никаких гарантий, что эти деньги не пойдут на какие-то военизированные цели.



Кирилл Кобрин : Я беседовал с Федором Лукьяновым, главным редактором журнала «Россия в глобальной политике».



XS
SM
MD
LG