Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве вручена театральная премия "Золотая Маска"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.



Андрей Шароградский : Накануне на Новой сцене Большого театра прошла церемония награждения лауреатов российской национальной театральной премии "Золотая Маска". На церемонии побывала моя коллега, обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева.



Марина Тимашева : Прошлый сезон был не особенно урожайным. Однако опасения подтвердились только в номинациях балет-современная хореография и драматические спектакли большой формы (то есть те, что идут на большой сцене). Послушаем балетного обозревателя газеты "Коммерсант" Татьяну Кузнецову.



Татьяна Кузнецова : Конкурс не очень сильный. Но ценно то, что представлены новые балеты - и "Болт" свежий балет, и "Анна Каренина" свежий балет, и "Реверанс" Дэвида Доусона, и "Ромео и Джульетта". Но все они не могут претендовать на то, чтобы это было таким событием, которое останется в памяти на долгие годы.



Марина Тимашева : И премии распределились так: лучшим спектаклем признали "Сон в летнюю ночь" (старая постановка Джона Ноймайера перенесена в Большой театр), и за роль Пэка в ней наградили Яна Годовского, лучшим хореографом назвали Дэвида Доусона, специально сделавшего "Реверанс" в сторону Мариинки. В спор академических театров удалось вмешаться исполнительнице партии Анны Карениной в балете Бориса Эйфмана Марии Абашовой.


В оперном конкурсе "Золотой Маски", как водится, Мариинский театр соперничал сам с собой. Без призов осталась поэтичная и тонко стилизованная под японские гравюры пермская версия "Соловья" Стравинского в постановке Татьяны Багановой. По всем статьям превзошло ее, по мнению жюри, шутливое, прелестное и изящное "Путешествие в Реймс" Россини, которым дирижировал Валерий Гергиев - зрелище, похожее на модное дефиле или на театрализованное концертное исполнение. Оно награждено, как лучший оперный спектакль, да еще и за режиссуру Алена Маратра.


Второй раз Валерия Гергиева увидели, когда он дирижировал "Тристаном и Изольдой" Вагнера. Но вот незадача: еще до начала "Маски" Валерий Гергиев снял свою кандидатуру из номинации "дирижер". Его поведение благородно. Он освободил дорогу другим, но ситуация не переломил. "Маску" дирижеру решено было не присуждать вовсе, зато специальным призом жюри все равно отметило невиданный музыкальный уровень постановки. И, естественно, лучшей оперной актрисой за партию Изольды признали Ларису Гоголевскую.


Теперь обратимся к драматическим спектаклям большой формы. На мой взгляд, здесь был единственный достойный претендент на награду - "Три сестры" Петра Фоменко. Мое мнение разделяет член жюри фестиваля, актриса театра Самарт Роза Хайруллина.



Роза Хайруллина : Поначалу мне казалось, что, вообще, картина такая ужасающая. Было просто такое желание написать заявление и уйти из профессии. Я даже такое письмо стала сочинять: "Дорогой, милый дедушка! Вчера была в театре. Меня все время били по голове - то музыкой, то какими-то штучками, дрючками, то аттракционами". Вот такое письмо сочинилось. Я все время вспоминала слова Рихтера: "Все нашли, а человека потеряли". Это замечательно, что в последний день "Маски" появился Фоменко и расставил все на свои места.



Марина Тимашева : Заранее можно было предсказать имя обладателя "Маски" за мужскую роль, а именно Василия Бочкарева - Флора Прибыткова в "Последней жертве" Малого театра. Традиционно самая сильная борьба ведется именно в номинации "мужская роль". Хороших актеров в России стало много больше, чем хороших актрис. Объяснить природу этого феномена довольно сложно.


Но именно в прошлом сезоне две не нуждающиеся в представлениях актрисы - Марина Неелова и Алиса Фрейндлих - сыграли грандиозные роли в спектаклях "Шинель" и "Оскар и розовая дама". Причем, по существу, это моноспектакли, в которых актрисы играют роли мужчин или мальчиков. Марина Неелова для этой работы изменила всю себя. А ведь это страшно отказаться от надежных опор бесконечной женственности и сексуальности, ото всех годами наработанных приемов и быть неузнанной зрителями.


Перейдем к «Оскару и розовой даме» театра «Ленсовет» в режиссуре Владислава Пази и в исполнении Алисы Фрейндлих. Драматург Шмитт написал мелодраму, в ней умирающий от лейкемии мальчик встречает пожилую женщину. Она учит его писать письма Богу. Алиса Фрейндлих мелодрамы бежит, и плакать не заставляет, она заставляет сопереживать. Она играет сначала Розовую маму, которая перечитывает письма после смерти ребенка. Потом уже Розовая мама показывает, как он говорил, ходил, жестикулировал, потом образы разделяются, и Фрейндлих играет мальчика, Розовую Маму, а также его товарищей по несчастью, других маленьких пациентов. Розовая мама предлагает Оскару игру: каждый день его жизни считать за 10 лет. По этим правилам, умрет в 120 лет, пройдя через первую любовь, долгую жизнь с возлюбленной, разлуку с ней, усталость от жизни. Играя, Оскар проживет долгую жизнь, играя, Алиса Фрейндлих проживет ее вместе со своим героем.


Заурядную мелодраму превратили в спектакль о спасительной силе игры и воображения. Он завоевал приз зрительских симпатий, а жюри вручило "Маску" Алисе Фрейндлих, как лучшей актрисе.


"Шинель" тоже не обидели: лучший спектакль на малой сцене и лучший художник Александр Боровский.


Отлично выглядели на "Золотой Маске" кукольные спектакли: "Гадкий утенок" петербургского театра "Бродячая Собачка", "Поющая стрела" бурятского театра Ульгер и все тот же "Оскар и розовая дама", сыгранный хакасским театром. Жюри решило раздать всем сестрам по серьгам (а что ему было делать): за "Утенка" наградили художника Алевтину Торик, за "Оскара" - режиссера Евгения Ибрагимова, за спектакль и работу актера - театр из Улан-Удэ.


Самая жестокая конкуренция сложилась в этом году в номинации "Новация". В нее обычно попадают спектакли неопознанного жанра. На сей раз: шедевр "Смерть Полифема" театра "Тень", спектакль Виктора Рыжакова "Бытие номер два", якобы основанное на письмах, полученных актером и драматургом Иваном Вырыпаевым от пациентки психиатрической лечебницы. У нее будто шизофрения и раздвоение сознания. Но выражается оно в том же, в чем у многих здоровых - она хочет понять, существует ли Бог, и если нет, то в чем смысл жизни. Третий спектакль-претендент называется "Недосказки" и сделан Дмитрием Крымовым со студентами-сценографами. Это жутковатые образы, навеянные, если не русскими народными сказками, то толкованием их у Проппа. Но "Маска" досталась спектаклю Формального театра "Между собакой и волком". Роман Саши Соколова переложил на язык театральных образов Андрей Могучий, удивительно точно сознающий, что проза Саши Соколова есть чистая поэзия.


"Что есть счастье и что есть несчастье? Милые вы мои, не пасуйте. Ответ незатейлив. Счастье - это когда оно есть".



XS
SM
MD
LG