Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реформа военного образования в гражданских вузах


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимает участие директор Военного Института УГТУ-УПИ Леонид Хабаров



Светлана Кулешова: В суд на руководство своего ВУЗа подали студенты Уральского государственного экономического университета. Они хотят отсудить право учиться на военной кафедре. Похожий процесс в Туле на прошлой неделе завершился победой студента. Шансы на победу учащихся уральского вуза взвешивает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: В Екатеринбурге еще 15 лет назад было 8 военных кафедр. Сейчас их осталось 6. А с 2008 года останется вообще одна. Как и в Туле, защищать свои интересы начали студенты-экономисты. Ответчиком по делу выступает ректорат. Против активности учащихся проректор Сергей Брулев ничего не имеет.



Сергей Брулев: Это радует, значит, в нашем вузе хорошо поставлено патриотическое воспитание, значит, они лучше, считают, лучше думают. Я не могу их поддерживать как представитель ректората, потому что я как представитель ректората должен выполнять то решение, которое состоялось. Это некоммерческая кафедра, сегодня государство в лице Федерального агентства сказало нам, что набор приостановить. Мы, конечно же, выполнили это указание.



Ирина Мурашова: Поначалу районный суд отказался принять иск, объясняя, что конфликт находится вне сферы гражданского судопроизводства. Студенты опротестовали отказ в областном суде, и тот велел нижестоящей инстанции принять дело к рассмотрению. Второкурсник Илья Микулин говорит, что он с товарищами готов идти до конца.



Илья Микулин: Если все будут болтать, так ничего не добьются, не откроет никто ничего. Надо, чтобы хоть кто-то занялся этим. Будем бороться до последнего, пока есть возможность.



Ирина Мурашова: По мнению юристов, у студентов есть шанс выиграть дело, поскольку уже есть тульский прецедент, да и наличие военной кафедры было прописано в договоре при поступлении в ВУЗ. На военной кафедре, куда так рвутся студенты, их будут рады принять и обучить. Этим здесь занимаются уже 34 года. Курс занимает два с половиной года. В итоге перед студентом открываются блестящие перспективы – и в гражданской, и в армейской жизни, – говорит начальник военной кафедры УрГЭУ полковник Александр Шамич.



Александр Шамич: Даже президент сказал: «Сокращение военных кафедр не должно касаться тех, кто поступил в вузы до 2006 года». Суд решит – будем обучать, нет – будем являться сторонними наблюдателями. Но тем не менее, мы на стороне родителей.



Ирина Мурашова: Андрей Ляташинский с мнением своего преподавателя согласен. Ему повезло – он учится уже на четвертом курсе, и военную кафедру закончит.



Андрей Ляташинский: Получаем еще второе образование военное. В данный момент мы проходим войсковое хлебопечение и продовольственное обеспечение армии. Мало ли, может, я и останусь продолжать заниматься военным делом. Интересно и полезно.



Ирина Мурашова: Кстати, официальных документов по закрытию военных кафедр в России нет до сих пор. Инициаторы «на местах» руководствуются туманным объяснением: «по решению министра обороны страны». Сейчас в стране действуют 229 военных кафедр, на которых учатся около 180 тысяч студентов. С 2008 года в вузах России останется только 70 военных кафедр, выпускники которых не будут призываться в армию.



Светлана Кулешова: Леонид Хабаров, начальник Института военно-технического образования и безопасности Уральского государственного технического университета в Екатеринбург ской студии Радио Свобода. Доброе утро, Леонид Васильевич.



Леонид Хабаров: Доброе утро.



Светлана Кулешова: Леонид Васильевич, Военный институт – военная кафедра УГТУ-УПИ в 2008 году станут одними из 70 военных кафедр, которые остаются в России. Это так?



Леонид Хабаров: Да.



Светлана Кулешова: Почему? Почему все закрывают военные кафедры, военную кафедру Уральского технического университета не закрывают?



Леонид Хабаров: Я полагаю, что военная кафедра наша – это не военная кафедра, а у нас факультет военный в составе пяти военных кафедр, где хорошая учебная материально-техническая база, профессорско-преподавательский состав и уровень подготовки наших выпускников.



Светлана Кулешова: То есть ваш ответ таков: из-за того, что очень высокий уровень подготовки, поэтому остается военная кафедра?



Леонид Хабаров: Безусловно.



Светлана Кулешова: А в остальных вузах хуже готовят?



Леонид Хабаров: Не думаю, что хуже. Но по уровню подготовки факультет военного обучения нашего университета считается лучшим в России.



Светлана Кулешова: Вам, уважаемые слушатели, мы задаем такой вопрос: нужны ли, на ваш взгляд, в вузах военные кафедры?


Леонид Васильевич, давайте начнем издалека. Когда были созданы первые военные кафедры, и с какой целью они создавались?



Леонид Хабаров: Первые военные кафедры появились в 1926 году. В этом году мы будем отмечать 80-летие начала военного образования в граждан ских вузах. Что же касается непосредственно нашего университета, то военное обучение началось в 1934 году, а первый выпуск офицеров запаса был произведен 10 октября 1936 года.



Светлана Кулешова: А какие тогда цели ставились перед военными кафедрами в вузах?



Леонид Хабаров: Цели и задачи военных кафедр, как и в первые годы своего образования, так и сейчас имеют задачи подготовки офицеров запаса для вооруженных сил.



Светлана Кулешова: Вот задачи не изменились за 80 лет. Почему тогда принято решение закрывать военные кафедры? Что изменилось?



Леонид Хабаров: Наверное, мышление в высших эшелонах власти, я так полагаю.



Светлана Кулешова: Поподробнее, пожалуйста. Каким образом изменилось мышление в высших эшелонах власти?



Леонид Хабаров: Изменилось, потому что закрывают военные кафедры. А это, я считаю, мягко сказать, не государственный подход.



Светлана Кулешова: Расскажите, пожалуйста, об уровне подготовки офицеров на военных кафедрах граждан ских вузов. Насколько серьезной является подготовка?



Леонид Хабаров: Говоря о серьезности подготовки на военных кафедрах, хочется обратить ваше внимание на тот факт, что если бы подготовка была недостаточно хорошей, то Великую отечественную войну мы бы проиграли, поскольку в первые годы, в первые месяцы войны кадровые офицеры и личный состав быстро выходят из строя, но дают возможность развернуться, подготовить резерв из запаса.



Светлана Кулешова: Леонид Васильевич, менялось качество подготовки за эти 80 лет? Или как начали отличных офицеров готовить, так все годы и продолжают на этом же уровне?



Леонид Хабаров: Как понять, отличных или не отличных офицеров готовят? Здесь разница в чем? Понятно, что офицер, выпускаемый в военном институте, готовится 4-5 лет, он в стенах своего военного института находится в большом воинском коллективе. Придя в войска, наши выпускники и выпускники военных институтов чем отличаются? Наш выпускник, наверное, более глубже знает свою специальность, но меньше разбирается в психологии воинского коллектива. Но буквально проходит год-два, и эта разница незаметна.



Светлана Кулешова: Год-два – это как раз то время, которое служит в армии выпускник военной кафедры. То есть к концу службы только осознание приходит.



Леонид Хабаров: В общем-то, да. Где-то не в конце службы, но на втором году уже.



Светлана Кулешова: Каким образом строится учебная программа на военных кафедрах? Чего больше: теории, практики, спортивной подготовки?



Леонид Хабаров: Вы знаете, вообще, на обучение на военной кафедре дается в стенах университета 450 часов, и 154 – на военные сборы. К сожалению, спортивная подготовка по программе не предусмотрена. И занятия проводятся спортивной подготовкой, к примеру, у нас разведчики готовятся к соревнованиям в выходные дни – занятия по рукопашному бою. Естественно, под руководством преподавателей и только по желанию.



Светлана Кулешова: Леонид Васильевич, получается и по часам, и по уровню подготовки все-таки офицер, который закончил военный вуз, а не военную кафедру в граждан ском вузе, гораздо подготовленнее, лучше. Может, и не надо нам 180 тысяч офицеров после военных кафедр, как вы считаете?



Леонид Хабаров: Вы поймите, что военные кафедры предназначены для подготовки не кадровых офицеров, а офицеров запаса. Это резерв на случай войны. Чтобы не было у нас пушечного мяса, чтобы были офицеры подготовленные. В случае крупномасштабных боевых действий кадровый офицерский состав выходит из строя где-то в течение месяца-двух. Что дает возможность призвать офицеров запаса и подготовить этих ребятишек для крупномасштабных боевых действий. Вот для чего предназначено.



Светлана Кулешова: Леонид Васильевич, все-таки есть приказ Министерства обороны Российской Федерации о закрытии военных кафедр, или они закрываются по каким-то другим нормативным актам и соображениям?



Леонид Хабаров: Приказ есть, закрываются к 2008 году, они должны закрыться.



Светлана Кулешова: А институт, который существует при Уральском государственном техническом университете, останется.



Леонид Хабаров: Да.



Светлана Кулешова: Его специально создавали, чтобы пережить вот эту военную реорганизацию, или он создавался по каким-то другим причинам?



Леонид Хабаров: Ну, вы понимаете, из истории создания. У нас сначала образовалась кафедра, потом кафедра трансформировалась в 1993 году в военный факультет в состав пяти кафедр, и в 2004 году уже в военный институт. Эта трансформация, наверное, произошла сама собой, по мере развития учебной материально-технической базы, уровня подготовки профессорско-преподавательского состава. Ну, и как в народе говорят, спрос рождает предложение.



Светлана Кулешова: О спросе мы поговорим чуть позже. У нас есть телефонный звонок.



Слушатель: У меня военная кафедра граждан ского института. Причем дополнительная специальность относительно граждан ской. Граждан ская – «автоматика, телемеханика», а военная – «электрооборудование летательных аппаратов». Потом призвался добровольно, окончил Академию Дзержинского, третье образование. Так что не только кругозор, но и по граждан ской специальности колоссальнейший опыт и знания. Поэтому отменять военные кафедры ни в коем случае нельзя.



Светлана Кулешова: Спасибо, нам понятно ваше мнение. Нельзя, говорят наши слушатели, отменять военные кафедры.


Леонид Васильевич, вы сказали: спрос рождает предложение. Насколько серьезен спрос на офицеров-выпускников военных кафедр в воинских частях?



Леонид Хабаров: В воинских частях острая нехватка сейчас в звене - командир взвода, командир роты. Мы уже до того досокращали эти военные училища, что офицерский состав – острейшая нехватка в войсках. Поэтому призывают офицеров запаса.



Светлана Кулешова: Давайте ответим на еще один телефонный звонок.



Слушатель: Мне кажется, что в данном случае, сокращая военные кафедры, государство расписывается в своей беспомощности. Оно не может организовать работу военных кафедр должной подготовкой военных специалистов на них и затыкает дыры. Вот что мне кажется, потому что я – свидетель, как проходит обучение на военных кафедрах. Это просто из рук вон, хорошо бы, чтобы их проинспектировали для начала и попытались там что-то наладить. Потому что военные специалисты при должной организации военных кафедр выходят очень хорошие. Это практика показывает. Я с этой практикой знаком.



Светлана Кулешова: Леонид Васильевич, комментируйте мнение нашего слушателя.



Леонид Хабаров: Вы правы, конечно. Но это надо реально подходить. Если нормально идет учебный процесс, хорошая материально-техническая база, грамотный профессорско-преподавательский состав, как говорят в народе, такой кафедре и карты в руки. Ну, а если эта кафедра создана в вузе только для престижа, естественно, что там не организован ни учебный процесс, нет ни базы материально-технической. Такие кафедры, разумеется, надо закрывать и не готовить суррогат.



Светлана Кулешова: Вы не переживаете, что после того, как останется одна по сути военная кафедра на весь Екатеринбург , молодые люди будут стараться поступать именно в УГТУ-УПИ, чтобы не ходить потом в армию и чтобы иметь военную специальность в дополнение? Два варианта выборы существует.



Леонид Хабаров: Престиж, конечно, имеется, что в университете функционирует военный факультет, сейчас факультет безопасности жизнедеятельности. Так что выбор для молодых людей большой. Наверное, да, наверное, вы правы, что все же существует какой-то интерес молодых людей и в этом плане.



Светлана Кулешова: Как строится военное образование за рубежом? И был ли где-нибудь за границей опыт военных кафедр при граждан ских вузах?



Леонид Хабаров: В большинстве стран Запада в вузах есть аналогичные военные кафедры, на которых обучаются резервисты. Например, в Соединенных Штатах Америки обучаемые после поступления экипируются за счет Министерства обороны парадной, повседневной, полевой, рабочей формой одежды, необходимым снаряжением. При этом один раз в неделю и в дни национальных праздников он должен посещать университет в парадной форме. Широко развита система поощрений наградными знаками, за обучение в университете также платит Министерство обороны.



Светлана Кулешова: А там нет сейчас сокращения военного образования?



Леонид Хабаров: Нет, конечно.



Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Я из Москвы. Я в свое время окончил МИИТ, и была у нас военная кафедра. Когда надо было производить испытания железнодорожной техники в Ильино, я как офицер запаса производил испытания. Причем кафедра в МИИТе давала нам определенный кругозор военный. И с учетом технических знаний, которые я получил в железнодорожном институте, я легко на время командировки стал военным офицером. То есть многие, кто заканчивал МИИТ, многие прошли двухгодичную офицерскую службу, причем были неплохими офицерами и легко вливались в вооруженные силы. И поэтому мы сейчас с водой выплескиваем ребенка. У нас Министерство обороны никаких цифр не представило, сколько нужно во время боевых действий выхода этих резервистов. Так просто: захотим – сократим, захотим – выкинем. Какой-то идет высший волюнтаризм. Они абсолютно выкидывают военную историю нашей страны.



Светлана Кулешова: Леонид Васильевич, может быть, действительно, только нам, людям от этого достаточно далеким, неизвестны официальные цифры? Может быть, вам, людям, которые профессионально занимаются военной подготовкой, Министерство обороны озвучило, сколько действительно реально необходимо офицеров в сегодняшней армии Российской Федерации?



Леонид Хабаров: К сожалению, нет. Это решение высшего руководства.



Светлана Кулешова: Решение только сократить. А сколько нужно – неизвестно. Известно, что воинских частях нехватка офицеров, и известно, что сокращаются военные кафедры.



Леонид Хабаров: Абсолютно правильно.



Светлана Кулешова: Других данных нет. Я все жду, но пока не дождалась, ни разу не прозвучало у вас такое словосочетание, как «геополитическая обстановка». Меняется все-таки ситуация и политическая, и опять же меняются методы ведения войны. Если раньше мы понимали, что нужна большая армия, сейчас вроде как большая армия и не нужна. Или военные считают иначе?



Леонид Хабаров: Нужна высокопрофессиональная армия, обученная армия.



Светлана Кулешова: Насколько многочисленной она должна быть?



Леонид Хабаров: Армия должна отвечать требованиям безопасности государства. Но в данном времени она не отвечает никаким требованиям.



Светлана Кулешова: Расскажите, что делает институт, существующий на базе Уральского государственного технического университета, для того, чтобы ваши офицеры отвечали требованиям нового времени?



Леонид Хабаров: Идет обучение, идет обучение курсантов, подготовка офицеров. То, что наши выпускники ценятся в войсках, об этом говорят отзывы от командиров воинских частей, соединений, начальников управлений родов войск и служб до Генерального штаба.



Светлана Кулешова: А насколько изменилась программа, по которой готовили 10-20 лет назад, и нынешняя программа обучения?



Леонид Хабаров: Она абсолютно аналогична.



Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Это из Томска звонят. Эти военные кафедры имеют огромное воспитательное значение для молодежи. Если их закрыть, сейчас наркомания, пьянство. И на случай каких-то действий, эти парни-наркоманы и алкаши пойдут защищать родину?



Светлана Кулешова: Леонид Васильевич, есть ли действительно такое нравственное влияние военных кафедр?



Леонид Хабаров: Да безусловно.



Светлана Кулешова: А как это можно оценить?



Леонид Хабаров: Идет не только обучение своей военной специальности, идет нравственное воспитание человека на этих военных кафедрах. Поднимаются вопросы, обсуждаются вопросы истории, и человек получает хорошую базовую подготовку не только как специалист, но и как воспитатель.



Светлана Кулешова: Каким образом? Как воспитатель – это как человек, который будет вести политинформацию в армии?



Леонид Хабаров: Нет, не только. Как воспитатель коллектива. Так как человек, закончивший вуз, в будущем будет являться воспитателем какого-то рабочего, воинского коллектива. У нас много примеров. Нашими выпускниками являются сейчас командующий группировкой вооруженных сил в Приднестровье генерал-майор Борис Николаевич Сергеев, также мэр нашего города Екатеринбург а полковник запаса Черневский Аркадий Михайлович.



Светлана Кулешова: Но ведь уровень патриотичности нельзя оценить высотой занимаемых должностей.



Леонид Хабаров: Я считаю, что нет.



Светлана Кулешова: Леонид Васильевич, насколько я понимаю, сейчас гораздо острее стоит проблема подготовки будущих контрактников-офицеров, нежели офицеров запаса. Какие действия предпринимает ваш военный институт в этом направлении?



Леонид Хабаров: С прошлого года на военном факультете началась подготовка кадровых офицеров. Это не значит, что только кадровых. Это параллельно с подготовкой офицеров запаса. С прошлого года – на танковой кафедре, уже поступили курсанты, идет подготовка. И в этом году дополнительно еще на трех кафедрах: на инженерной кафедре, на кафедре ПВО и на кафедре специальной разведки.



Светлана Кулешова: Если говорить цифрами, сколько вы таких офицеров подготовите?



Леонид Хабаров: Госзаказ – 100 человек в год.



Светлана Кулешова: Вы идете к этой цифре? Уже сейчас 100 офицеров готовится?



Леонид Хабаров: Нет, но только первый набор был в прошлом году на одну кафедру. В этом году уже на четыре кафедры будет.



Светлана Кулешова: Сколько лет они потом должны будут прослужить в армии?



Леонид Хабаров: Пять лет.



Светлана Кулешова: По контракту?



Леонид Хабаров: Пять лет по контракту, пойдет служба, как говорится, - с Богом, не пойдет – у него будет диплом нашего университета, граждан ская специальность.



Светлана Кулешова: А они получают и граждан скую, и военную специальность?



Леонид Хабаров: Да. Одна специальность граждан ская – радиотехника, и это у курсантов факультета кафедры разведчиков и ПВО, а граждан ская специальность – многоцелевая колесно-гусеничная машина – будет у танкистов и у инженеров.



Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: По поводу геополитической безопасности Анохин очень хорошо выступал. Он как раз подчеркивает, что общая тенденция уничтожения безопасности в нормальном состоянии государства продолжается. И вот сокращение военных кафедр – это только маленький штришок. А большие такие штришки – это как пенсионеров обобрали, по 50-60 тысяч не заплатили по продовольственному пайку. Поэтому престиж офицерской службы и армейской снижается осознанно для того, чтобы страну разоружить. А мотивы и тенденции очень простые: все это исходит от руководства. Как известно, на Руси есть поговорка: в семье не без урода.



Светлана Кулешова: Вот такая точка зрения.



Леонид Хабаров: Да я на 100% разделяю ее.



Светлана Кулешова: Я думала, вы как военный человек не будете комментировать такую точку зрения. Вы в каком звании находитесь?



Леонид Хабаров: Полковник в отставке.



Светлана Кулешова: Несколько месяцев назад в Екатеринбург е прошла всероссийская конференция «Подготовка кадровых офицеров в системе граждан ских вузов». О чем шла речь?



Леонид Хабаров: О подготовке офицеров в граждан ских вузах.



Светлана Кулешова: А чего же об этой подготовке говорить, если принято решение сократить практически все военные кафедры в граждан ских вузах?



Леонид Хабаров: Порядок открытия специальностей, по которым будут готовить кадровых офицеров. В этом плане она и проводилась.



Светлана Кулешова: Полезной была конференция, результативной, или так собрались?



Леонид Хабаров: Это, наверное, руководству лучше задать вопрос.



Светлана Кулешова: Ну, с вашей точки зрения, с точки зрения практика?



Леонид Хабаров: Как практик я уже открыл эту специальность, я уже занимаюсь. Это, наверное, все видно на расстоянии. Посмотрим – как будут развиваться события в России, как будут открываться специальности на других военных кафедрах, факультетах.



Светлана Кулешова: Какие специальности сейчас востребованы? Какие были востребованы раньше?



Леонид Хабаров: Вы какие имеете в виду?



Светлана Кулешова: Военные специальности.



Леонид Хабаров: Командирский лучше востребованы, их не хватает, командирских вусов (военно-учетных специальностей). Но командирские военно-учетные специальности, как правило, готовят военные институты, а граждан ские вузы обязаны готовить технические специальности, инженерно-технические специальности, поскольку более сильна техническая база.



Светлана Кулешова: Вот вы готовите даже разведчиков, кафедра военной разведки существует.



Леонид Хабаров: Да.



Светлана Кулешова: Сколько разведчиков вы готовите в год? Насколько большим успехом пользуется эта специализация?



Леонид Хабаров: Наверное, по количеству я не скажу вам, а насколько важна потребность – велика.



Светлана Кулешова: Вообще, когда человек приходит обучаться в военный институт, имеет право выбора, где хотят учиться? Или вы сами отбираете: вот этот будет танкист, этот будет разведчик?



Леонид Хабаров: Нет, как правило, по своим родственным специальностям своих родных факультетов. Если химико-технологический факультет, металлургический, что связано с химической промышленностью, он идет на кафедру радиационно-химической и биологической защиты. Если он связан с техникой, то он идет на танкиста. Если он связан с электроникой, он идет на ПВО. А разведка специального назначения – это отбор со всех факультетов, и по большому конкурсу.



Светлана Кулешова: По большому, если не секрет, по какому?



Леонид Хабаров: От трех до пяти на место.



Светлана Кулешова: О ближайших планах института, пожалуйста, несколько слов.



Леонид Хабаров: Институт развивается. Как я уже сказал, два факультета, сейчас уже, с 2004 года начал функционировать факультет безопасности или специальный факультет в составе пяти кафедр: это пожарная безопасность, защиты в чрезвычайных ситуациях, защита информации, подготовка специалистов для Интерпола и подготовка специалистов таможенной службы. А на военном факультете подготовка кадровых офицеров параллельно с подготовкой офицеров запаса.



XS
SM
MD
LG