Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Роль организаций, объединяющих родственников жертв трагедии в Беслане


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие политолог Владимир Прибыловский.



Андрей Шарый: Теперь о другом аспекте той же важной политической теме. О роли в нынешнем российском обществе организаций, объединяющих родственников жертв трагедии в Беслане, я беседовал с известным московским политологом, директором Интернет-сайти "Антикомпромат.ру" Владимиром Прибыловским.


Владимир, вот эти несчастные женщины, объединенные в комитеты "Бесланские матери", "Голос Беслана", "Правда Беслана" это, пожалуй, единственное, что напоминает о трагедии Беслана через месяцы и годы, прошедшие после теракта. По вашему мнению, это можно считать сколько-нибудь заметным общественным фактором в нынешней жизни России или нет?



Владимир Прибыловский: Поскольку нынешняя общественная жизнь не балует особенным разнообразием, то на безрыбье и рак рыба. Вот эти комитеты, как со своими инициативами, так и со своими распрями и скандалами представляют некоторое явление.



Андрей Шарый: У вас есть ощущение, что в чьих-то интересах дискредитировать это движение? Понятно, что члены этих комитетов могут быть не всегда и не совсем психологически стабильными, поскольку они все-таки потеряли детей, близких во время этой ужасной трагедии. Однако постоянно вспыхивающие вокруг них разговоры, постоянные расколы этого движения - это все стихийный процесс, на ваш взгляд, или он кем-то направляется, кому-то это выгодно?



Владимир Прибыловский: Я думаю, что в тот момент, когда бесланские матери выступили с серьезными претензиями к органам следствия, прокуратуры, вплоть до президента, их слегка подтолкнули к расколу. Не обязательно подсунули им Грабового. Грабовой и сам горазд везде появиться. Но тут достаточно маленького толчка и такого присмотра, чтобы в случае чего, в случае необходимости внести очередное зерно раздора. А так, в общем, это в значительной степени стихийный процесс. Несчастные женщины без политического опыта. Я думаю, что большая часть происходит естественным образом, но иногда может и кем-то подталкиваться.


Первый самый раскол, который произошел, кто там больше всего пострадал от этого? Я не думаю, что там президент Путин особенно озаботился. А вот претензии к следственным органам были очень серьезные, вообще, ко всему процессу следствия. Надо было их отвлечь. Они слишком начали глубоко копать. Тут, я думаю, что тут было легко, а дальше они встали в сторонке и с удовольствием наблюдали.



Андрей Шарый: По вашему мнению, вот это альтернативное движение, которое пытается как-то влиять на ход расследования, пытается как-то обнародовать свою позицию, отдельную от позиции властей, связанную с трагедией Беслана, набирает силу, или идет на нет, или остается более или менее стабильным?



Владимир Прибыловский: Из всех этих групп у меня наибольшие симпатии вызывал "Голос Беслана". Эта группа казалась наиболее адекватной. Кроме того, она как бы действительно смотрела в корень. Но вчера она тоже раскололась. Поэтому говорить о том, что оно усиливается нельзя.



Андрей Шарый: Какие-то перспективы - общественные или политические - у этого движения есть, на ваш взгляд?



Владимир Прибыловский: Я думаю - нет. Я думаю, что все будет затухать.



Андрей Шарый: Иногда складывается впечатление, что главными критиками нынешнего политического режима в России становятся не политики, которых все меньше становится на общественной сцене, а вот такие общественные движения людей, объединенных общим горем, общей проблемой. "Бесланские матери", "Солдатские матери", кажется, они наиболее активные, наиболее востребованные нынешними общественными настроениями. Вы здесь видите какую-то политическую закономерность, или это только случайность?



Владимир Прибыловский: Нет, в этом есть закономерность. Я думаю, что такие организации и группы будут неизбежно возникать. У людей возникают проблемы, которые им никакие политические партии даже в нормальном обществе не могут помочь, а у нас, где политические партии зажаты в угол, тем более. Все-таки есть люди, способные к самоорганизации. Они не истреблены на генетическом уровне. Они неизбежно возникают, и будут возникать.



Андрей Шарый: Владимир, вы считаете, что политики как "Единой России", так и какие-то противники нынешней власти, пытаются использовать такого рода движения для того, чтобы набрать политические очки?



Владимир Прибыловский: "Единая Россия", я даже думаю, что она не сама использовала это дело Щербинского, а ей кураторы подсказали. Из администрации позвонили и сказали, что мужика все равно освободят, давайте, подключайтесь, чтобы слава была и у вас тоже.


Что касается оппозиционных партий, то для них это естественно использовать все промахи власти, все недовольство населения и групп населения. Я бы сказал, что они это делают недостаточно, но, возможно, они делают достаточно, просто информация не доходит даже до меня, человека, следящего за всем.



Андрей Шарый: Владимир, вот эти нотки цинизма, которые я сам чувствую и в своих словах, и в ваших ответах, вызванные темой, на которую мы говорим, это национальная особенность России, или так во всех странах, на ваш взгляд?



Владимир Прибыловский: Политика и даже наблюдение за ней располагают к цинизму.


XS
SM
MD
LG