Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Год назад кардинал Йозеф Ратцингер избран Папой Римским. Каковы успехи папы Бенедикта ХVI


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Вероника Остринская и ответственный редактор газеты
"НГ-религии", приложения к "Независимой газете" Марк Смирнов.



Андрей Шарый: Ровно год назад кардинал Йозеф Ратцингер взошел на папский престол, став первым Папой из Германии за последние тысячу лет. Сам Ратцингер, едва надев папскую мантию, признался, что до последнего момента просил бога избавить его от гильотины избрания. "Но бог меня не услышал", - заключил он. Готовился ли Ратцингер стать главой Римской Католической церкви? Каким был первый год его папства? Об этом корреспондент Радио Свобода в Риме Вероника Остринская.



Вероника Остринская : На площади Святого Петра в Ватикане проходит пасхальная месса. Тысячи тюльпанов, азалий и ирисов, цветущих веток вишни и радодендронов, специально присланных из Нидерландов по случаю католического праздника.


Десятки тысяч людей внимают Папе Ратцингеру, который в первый раз после избрания на пост викария Христа, обратился к верующим с традиционным посланием городу и миру. Слова Папы о прекращении насилия, уважении различий и внутренней свободе хорошо слышны каждому, кто пришел в минувшее воскресенье послушать нового Папу.


Бывший кардинал Ратцингер привлекает к церкви все больше молодых католиков. Сейчас на площади Святого Петра много молодых людей из разных уголков мира. Мой сосед справа священник из Вьетнама, принявший сан несколько месяцев назад.



Священник: Он очень изменился, когда стал Папой. Многие думали, что ему будет не так просто подойти как к Иоанну Павлу Второму, но потом убеждались, что он такой же открытый. За этот год Папа Ратцингер сделал немало в плане продолжения направления, избранного Папой Иоанном, и создания своего положительного имиджа. Хотя он пока еще ничего не изменил, многим кажется, что он бездействовал в течение этого года, на самом деле, он использовал это время, чтобы осознать себя в роли Папы, следующего за Иоанном Павлом Вторым.


Что важно, он продолжает традицию Папы Иоанна в смысле обращения к молодежи. Каждую среду он общается с молодыми католиками, наставляет и дает советы. Пока сам Папа понимаем важность поддержания связи с молодым поколением церкви, она продолжает развиваться.



Вероника Остринская : Тем не менее, по мнению наблюдателей, развитие церкви при новом Папе пока коснулось лишь самой церкви. Увеличение числа верующих католиков не наблюдается, и дехристианизация Европы остается одной из самых насущных проблем Ватикана.


Многие итальянцы в пасхальные дни предпочли отправиться в отпуск, а итальянские газеты пишут о том, что Пасха в Ватикане привлекает больше туристов, чем верующих.


За год, проведенный на папском престоле, бывший кардинал Ратцингер не обращал на себя особого внимания, объявив сразу после избрания, что его задача - поддерживать инициативы предшественника Папы Кароля Войтылы, и пообещав удовлетворить просьбы верующих относительно его канонизации.


Первая энциклика нового Папы, по которой судят о выбранном им направлении и дальнейшем развитии Католической церкви, тоже не стала сюрпризом. Папа написал о любви, назвав свое как никогда краткое творение "Бог есть - любовь". Ни тон энциклики, ни ее содержание не вызвали ни критики, ни особого восторга. Опубликованная через целых восемь месяцев после избрания первая энциклика нового Папы подтвердила мнение многих религиоведов ватиканистов, которые считают Папу Ратцингера скорее блестящим интеллектуалом церкви, чем вдохновителем масс, каким был его предшественник Иоанн Павел Второй. Говорит религиовед Фабрицио Макьоне.



Фабрицио Макьоне : Бывший кардинал Ратцингер не стремится удивить, он не соревнуется с предыдущим Папой, избрав скорее роль его близкого друга и ревностного почитателя. Заметьте, Ратцингер использует каждую возможность, чтобы восхвалить своего предшественника. Именно этим он завоевывает все больше симпатий.


Что касается его первой энциклики об истинной любви, она хоть и не содержит в себе ничего нового и не столь остра, как первая энциклика Иоанна Павла Второго, но она лаконична, в отличие от предыдущих творений Ратцингера и не похожа на нормативный документ. Это скорее глубокий философский текст, открывающий читателю один из самых острых умов современной Католической церкви.



Вероника Остринская : Другим событием Ватикана, попавшим в прессу, стало назначение 15-ти новых кардиналов в конце марта. Причем, трое из них католические архиепископы из Азии. Значимым стало назначение кардинала из Гонконга, который активно боролся за расширение религиозных свобод в Китае.


Папа Ратцингер избрал для себя имя Бенедикт XVI . По традиции каждый новый Папа берет себе имя того предшественника, в данном случае Папы Бенедикта XV , дело которого собирается продолжать. Бенедикт XV неутомимо и безуспешно пытался остановить Первую мировую войну. Его называли одиноким миротворцем. Похоже, Папа Бенедикт XVI считает целью своего папства - не допустить развитие религиозных конфликтов и противостоять их силовому решению. В подтверждение этого Папа уже посетил синагогу в Кельне, и в ходе своего визита в Германию в августе прошлого года встретился с лидерами мусульманской общины ФРГ.


Стремился ли кардинал Ратцингер занять самый высокий пост в Католической церкви? По его собственным словам, он старался этого избежать, но решение конклава было логичным и ожидаемым. Ратцингер более 20 лет возглавлял Конгрегацию доктрины веры, влиятельный орган, охраняющий традиционные нормы христианской морали. На этом посту кардинал Ратцингер усмирял либералов от католицизма и противостоял реформам внутри церкви. Таким же консерватором, но при этом сильной харизматической личностью был Папа Иоанн Павел Второй, для которого Ратцингер был непросто другом, но и самым вероятным продолжателем консервативной политики Католической церкви.


Подводить итоги первого года папства бывшего кардинала Ратцингера отважились лишь немногие католические издания. Большинство представителей церкви от комментариев воздерживаются. По их мнению, судить о деяниях нового Папы слишком рано. За него пока нужно только молиться.



Андрей Шарый: Об итогах первого года пребывания на Святом престоле Папы Бенедикта XVI я беседовал с журналистом и религиоведом Марком Смирновым.


Марк, складывается впечатление, что Папа Ратцингер не такой яркий, как его предшественник Иоанн Павел Второй. Как вам кажется, это отражение натуры нового Папы, его понимания своей миссии или это просто такое стечение обстоятельств?



Марк Смирнов: Я думаю, что здесь целый комплекс и личных свойств, и, конечно, особого консерватизма, который присущ нынешнему Папе. Не зря его даже называли "Папа танк". Конечно, определенные тенденции консерватизма, которые сейчас, можно сказать, нарастают в Римской Католической церкви. Он сам довольно известный богослов, при этом естественно теоретик, а не администратор церкви. Оказавшись на престоле Святого Петра, он вынужден принимать ответственные и очень важные решения не только по богословским вопросам, где он специалист, а по политическим, международным. В конце концов, он глава государства Ватикан. А здесь он не проявляет какой-то особой активности. Каких-то новых заявлений, скажем, по Ираку, по ситуации с Ираном мы так и не услышали в его пасхальном выступлении.


Долгие годы он выступал как богослов, довольно серьезный богослов-теоретик, при этом сторонник такого жесткого католицизма, даже не побоюсь этого слова, воинствующего католицизма, который был присущ еще средневековью. Третий компонент - это то, что Папа, как бы взяв линию покойного Папы Иоанна Павла Второго, тем самым, в общем, где-то пошел на ревизию второго Ватиканского Собора, который принес церкви, так называемое, обновление, дух реформ. Постепенно еще при Иоанне Павле Втором, но и за последний год мы видим, как при новом Папе церковь становится более консервативной и отходит от экуменических своих обязательств, которые были декларированы этим Собором.



Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Марк, на ваш взгляд, это осторожность нового понтифика или блеклость и бесцветность его?



Марк Смирнов: Представьте себе профессора университета, который уверенно себя чувствует на кафедре, и если его сделано главой государства, но также будет бесцветен. Потому что это не его харизма.



Андрей Шарый: Есть внешняя сторона жизни церкви, которую можно увидеть по телевизору, можно увидеть на площади Святого Петра в Риме, о ней можно прочитать в газетах. Есть ее внутреннее такое духовное развитие. В этом отношении сколь серьезные надежды возлагаются на нынешнего Папу Римского? Способен ли он этим надеждам соответствовать?



Марк Смирнов: Я думаю, что сегодня мнения в церкви как-то разделились. Потому что одни ждали еще большего консерватизма. Думали, что нынешний Папа будет таким бронебойным снарядом, который будет жестко все осуждать, всех проклинать, то есть великий инквизитор. А вдруг увидели, на самом деле, такого безобидного немецкого профессора, одетого в белую сутану.


Другие люди, которые, в общем, наоборот, ждали, что все-таки избрание этого Папы это определенный компромисс с либеральным крылом церкви, ждали, естественно, и каких-то таких либеральных подвижек. Нет. Их тоже не произошло. Поэтому сегодня, когда, например, даже вдруг церковь так открыто и полномасштабно стала совершать богослужение на латинском языке, от которого отказались в прошлом уже 20 и больше лет тому назад, это свидетельство такого, в общем, некоторого законсервированного состояния. Мне кажется, что определенное крыло, либеральное крыло Римско-Католической церкви, духовенство и епископат, особенно в Латинской Америке, где ждут перемен, в общем, немного разочаровано.



Андрей Шарый: Марк, с одной стороны, Папа Римский наместник Святого Петра, с другой стороны, он обычный смертный, да еще и политик. Судя по тому, что вы говорите, нынешний Папа Римский, если не плохой, то, по крайней мере, пока еще неискушенный политик. Насколько велика возможность, что этого короля будет играть свита? Обострилась или, напротив, успокоилась борьба в окружении понтифика за этот год?



Марк Смирнов: Конечно, короля, действительно, играет свита. Папа, в общем, активно вокруг себя создает определенное такое окружение. Это было свойственно и Иоанну Павлу Второму, который, будучи поляком, окружал себя поляками. А нынешний Папа приближает немцев и тоже людей, которые разделяют его такие жестко консервативные взгляды. Так что, я каких-то перспектив и каких-то особых надежд на этот понтификат вообще не возлагаю. Я считаю, что он переходный.


Понимаете, церковь сегодня показала, что среди иерархии нет людей, которые были воспитаны уже заранее и готовились к тому, чтобы стать политиками в церкви. Они остаются богословами. Сегодня ведь современный мир нуждается не в каких-то прописных и, в общем-то, старых истинах, которые даже говорятся новым языком, современным языком, а нуждается в каких-то изменениях. А вот этих изменений нет, и я не предвижу, что они скоро будут.



Андрей Шарый: Когда этот Папа всходил на престол, он обронил фразу о том, что он всего лишь скромный работник в винограднике Господнем. Понятно, что имя Бенедикт XVI - это верность традициями Папы Бенедикта XV , главным лозунгом которого был борьбой против Первой мировой войны. Верно ли полагать, что Бенедикт XVI тоже будет Папой-миротворцем или, судя по первому году его понтификата, этого не скажешь?



Марк Смирнов: Скорее всего, это и будет каким-то характерным, наверное, для это понтификата. Тема миротворчества она наиболее удобная. Она как бы самая несложная и бесконфликтная - призывать людей к миру, к решению иранской проблемы, скажем, мирным путем, переговорами. Любой политик или крупный иерарх, собственно, не только католический, но и православный высказался бы точно также.



XS
SM
MD
LG