Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Формула кино. Болливуд и рассказы о кино и актерах Георгия Данелии и Евгения Весника


Мумин Шакиров: Индийское кино – редкое явление в Голливуде. Впрочем, американским картинам так же сложно конкурировать на полуострове Индостан. Бомбейские студии ежегодно выпускают около 800 картин в год. Как и 10, 20 и 40 лет назад, индусы отдают предпочтение своему кинематографу. Голливудская киноиндустрия также не терпит конкурентов на своем поле, но всегда готова следовать моде или новым веяниям, приносящим дополнительные дивиденды прагматичным заокеанским продюсерам. О том, как Голливуд намерен попробовать свои силы в Болливуде, рассказывает журналист из Лос-Анджелеса Сергей Замащиков.



Сергей Замащиков: Главной новостью последних дней в деловых кругах Голливуда стало заявление президента американского медиа-холдинга «Виаком» Тома Фрестона о том, что он собирается снимать кино в Индии. Сенсационным в этом заявлении был не выбор страны для съемок, в Индии Голливуд уже снимал и до этого. Глава крупнейшего кино- и медиа-гиганта, в состав которого входят студии «Парамаунт», «Дрим Уоркс», телеканалы MTV и «Никилодиум», собирается не просто заниматься продажей своих фильмов, он собирается совместно с индийскими продюсерами снимать фильмы для индийского зрителя.


Это неожиданное заявление американского киномагната было с энтузиазмом воспринято как в Болливуде, как называют столицу индийского кинобизнеса, так и в финансовых кругах, которые давно присматриваются к гигантской киноиндустрии Индии. А индустрия эта по количеству фильмов давно оставила позади Голливуд. В Болливуде ежегодно снимается около 800 фильмов. Причем в последние годы индийский коллега американского Голливуда переживает настоящий бум, подстегиваемый бумом экономическим. Именно это и заставило руководство «Виакома», который в последние годы пережил болезненную реорганизацию, обратить свои взоры к неосвоенному им индийскому кинорынку. По словам Тома Фрестона, его компания видит в Индии самый большой в мире кино- и телерынок с 700 миллионами зрителей в возрасте до 35 лет, а это в два раза больше, чем все население США.


С оценкой шефа «Виакома» соглашаются и экономисты, которые предсказывают Болливуду более чем двукратное увеличение сборов к 2010 году. Время покажет, увидим ли мы Тома Круза или Джулию Робертс в традиционных индийских костюмах или же звезды Болливуда появятся на американских киноэкранах. Злые же языки уже начинают пугать голливудских профсоюзников и агентов тем, что пресловутый аутсорсинг приведет к тому, что весь Голливуд просто плавно переедет в Болливуд.



Мумин Шакиров: Кино – искусство синтетическое, - сказал кто-то из классиков. С этим никто не спорит. В производстве картины заняты сотни людей, представляющие десятки профессий. Каждый из них вносит свою лепту в создание фильма. За творческий процесс несет ответственность режиссер, но без подсказок и мудрых советов со стороны коллег ему не обойтись. Комедиограф Георгий Данелия – один из тех, кто часто прислушивается к членам съемочной группы. Такие контакты почти всегда приносят пользу. К примеру, в знаменитой картине «Мимино» благодаря актрисе, которая исполняла роль сестры главного героя картина, Валико Мизандари, Георгию Данелии удалось избежать смысловой ошибки в эпизоде с вертолетом.



Георгий Данелия: «Мимино». Стоят дед, сестра и мальчик. Он – в вертолете. Мальчик подбегает, запирает замок, который цепью приковывает вертолет и бежит обратно к дедушке. И все стоят смотрят. Тот помахал рукой, и вертолет полетел, цепь оборвалась. Это я все снял, а мне актриса говорит: «Как-то странно…» А поскольку мы снимаем не по порядку, то как мальчик побежал и привинтил, запер замок – сняли последним. Она говорит: «Вы меня простите, а я видела, как он это замок?.. Я же смотрю». Я говорю: «Да». – «Ну и что, я промолчала? Ведь я же деревенская женщина, я же не знаю, что вертолет намного сильнее, что он порвет цепь. Я же подумаю, что сейчас разобьется мой брат». Права на 100 процентов! Никому и в голову это не пришло, кроме нее, потому что она-то вошла в этот образ. И пересняли. Замок надо запереть обязательно для этой картины, поэтому он запер, когда они отходили, поменяли мизансцену, то есть они были спиной. Когда заработал мотор, они отошли, чтобы ветер не так сильно на них дул.


Или, скажем, финал «Осеннего марафона» - это придумал художник. Не было финала. Крупный план Бузыкина, который говорит: «Да, и все несчастны вокруг». Он говорит: «А пусть сейчас придет этот немец, и они побегут». Я говорю: «Ну, как же немец придет, когда уже вечер, а они бегают по утрам?» - «Какое это имеет значение?» И для меня, чтобы они ночью бежали… Но он настаивает: «Нет, они должны побежать». Художник Геван Шенгелия. И они бегут, и получится финал прекрасный. И то, что они бегут ночью, как раз всем, действительно, наплевать, что ночью, а вот то, что он бежит, когда он не хочет, об этом-то весь фильм и был, что он все делает, что он не хочет, чтобы не отказывать другим. Я считаю, что кино – это коллективное творчество.



Мумин Шакиров: Великие иллюзии, невероятные и правдивые истории из жизни кинематографистов. Популярный актер Евгений Весник продолжает серию своих занимательны рассказов о тех, с кем ему пришлось работать на сцене и на съемочной площадке. Судьба свела его с великими артистами прошлого: Алексеем Грибовым и Михаилом Яншиным.



Евгений Весник: Я никогда не забуду, как Грибов всегда отдыхал в Щелыково, бывшим поместье великого Островского, и у меня была с ним такая беседа. «Алексей Николаевич, какая роль самая сложная, по-вашему, у вас в жизни?» Он в жизни очень быстро говорил, как Меркурьев. Он говорит: «Пожалуй, Хлынов в «Горячем сердце». Все-таки 40 страниц текста, очень сложно». – «А вот Собакевича в играли – разве это не сложно?» - «Ну, это легче было, 18 страниц текста. Легче, легче…» Я говорю: «Алексей Николаевич, ну, перестаньте, вы же играли Ленина». – «Ну, это ерунда, там две реплики». Вот такой был человек. Но это гениальный был, конечно, артист.


Яншин был само обаяние. Например, Яншин наблюдал в буфете, как я ем. Мне говорили, что я аппетитно ем. И Яншин говорит: «Эй, Женечка, пойдемте в ресторан, я вас вызываю на соревнование. Условия такие: кто больше съест, то выиграет». Я говорю: «Ну, попробуем». А я был голодный, я получал мало денег, и я решил так: пускай я умру, но я его переем. Я так решил. И дальше происходит следующая вещь. Мы садимся в «Минске», заказываем шашлык и бутылку кахетинского вина, это была бутылка 0,8. Один шашлык, одна бутылка, вторая бутылка, третья, четвертая. Четыре бутылки! И я еле живой, и он заказывает пятый шашлык. Ну, порции были не очень большие, но пятая бутылка кахетинского! Пять на восемь – четыре литра. Несут пятый шашлык, я еле живой, но я замечаю у официанта, что близкая ко мне порция на подносе с жиром. Я вижу жир, и я успеваю взять дальнюю порцию, которая без жира, а Яншину достается эта порция. Мы едим, я еле живой, я теряю сознание. Было еще условие – в туалет не ходить одному, чтобы свидетели были. А Яншин доходит до этого жирного куска и говорит: «Я больше не могу, я сдаюсь, я проиграл. Плачу». Он заплатил за обед, и он мне говорит: «Женечка, поедемте на воздух, на бега, подышим, посмотрим, как лошади бегают». Приезжаем на бега, он меня устраивает около забора, и я ничего, кроме ног и испражнений конских не вижу, и вдруг через два заезда 20 минут перерыв, вдруг рука Яншина на моем плече и текст: «Женечка, я немного выиграл, пойдемте в ресторан, похлебаем солянки. Мне плохо».


Этот рассказ выслушал заслуженный мастер спорта Андрей Старостин, знаменитый наш футболист. И он мне сказал: «Женя, вы наивный мальчик. То, что вы съели в ресторане «Минск», это легкая закуска для Яншина перед обедом на бегах. Он решил вас угостить, но красиво, сыграв человека, который проиграл этот спор». Вот какая вещь…


XS
SM
MD
LG