Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госдума России приняла постановление об анмистии и обсудила поправки в законодательство, связанное с предупреждением терроризма и борьбы с терроризмом


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Андрей Шарый: Сегодня Государственная Дума России приняла постановление об амнистии, приуроченное к 100-летию парламента. Документ был принят практически единогласно. На свободу выйдут около 15 тысяч заключенных и подследственных. Под амнистию не подпадут те, кто совершил тяжкие или особо тяжкие преступления. В Государственной Думе работал корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович: За честь быть авторами принятого постановления об объявлении амнистии в связи со 100-летием Государственной Думы в парламенте России соревновались четыре фракции со вполне предсказуемым результатом. Павел Крашенинников из "Единой России", представлявший документ, который в итоге и получил голоса почти всех депутатов Госдумы, сначала рассказал, сколько людей сейчас будут освобождены.



Павел Крашенинников : По нашим подсчетам, данная амнистия коснется лиц, которые находятся в местах лишения свободы, это как следственные изоляторы, так и колонии. Это примерно 2-3 тысячи граждан. Что касается тех лиц, которые находятся под следствием, под судом, либо наказание условно-досрочное, то здесь цифра от 10 до 12 тысяч граждан.



Данила Гальперович: При этом, по словам Павла Крашенинникова, милосердием злоупотреблять не надо. Освобождаться будут лишь социально-язвимые и просто нуждающиеся в сострадании заключенные.



Павел Крашенинников: Амнистия должна распространяться на не широкую категорию лиц: а именно - на несовершеннолетних, на совершеннолетних лиц, которые совершили преступления в возрасте до 18 лет, на женщин, имеющих несовершеннолетних детей, женщин, имеющих нетрудоспособных детей, на беременных женщин, женщин старше 55 лет и мужчин старше 60 лет.



Данила Гальперович: Как раз о том, что российская власть милосердием вообще не злоупотребляет, говорил с думской трибуны Андрей Савельев, депутат одной из частей разделившейся на двое фракции "Родина". Он призвал депутатов проявить милосердие к большему количеству заключенных, памятуя о том, что от тюрьмы и сумы зарекаться не надо.



Андрей Савельев : В последнее время за тяжкие, особо тяжкие преступления осуждают, согласно оценкам экспертов, до 70 процентов лиц, привлеченных к ответственности. До 70 процентов! Это значит, что правоохранительная система сместилась в область репрессивную. Те преступления, которые раньше оценивались мягче, сегодня оцениваются жестче. Поэтому мы должны быть милосердны и к тем, кто попадает под эту давящую силу правоохранительных органов, которые в ряде случаев теряют всякий стыд и используют правоохранительную систему вовсе не для борьбы с преступностью, а для расправы.



Данила Гальперович: Депутат из другой части бывшей единой "Родины" Сергей Глотов предал юбилейной амнистии международный аспект. Он сказал, что, по его мнению, для меньшей скученности в российских тюрьмах их население можно размещать в старых армейских бараках, и сослался на опыт балтийских стран.



Сергей Глотов : Я приведу пример из личной практики. Когда в начале 90-х годов мне удалось побывать в Риге в одном из исправительных учреждений, где отбывал наказание Альфред Рубикс, я увидел, что такое их система наказания, когда казармы советской армии были переоборудованы для этого.



Данила Гальперович: Но, пожалуй, самый экстравагантный подход к амнистии продемонстрировали сторонники Владимира Жириновского. Депутат из его фракции Владимир Овсянников заявил, что вообще-то изначально поводом для гуманного движения души ЛДПРовцев было не 100-летие образования российского парламента, а юбилей любимого шефа.



Владимир Овсянников : Фракция ЛДПР, в лице авторов проекта постановления, вносила постановление в начале февраля 2006 года с названием "Об объявлении амнистии в связи с 60-летием Владимира Вольфовича Жириновского и 100-летием учреждения Государственной Думы России", но затем изменила название. Выражаю признательность, что в том числе фракция "Родина" и "Единая Россия" поддержали инициативу нашей партии и внесли свои проекты постановлений.



Данила Гальперович: Депутаты рассматривали амнистию долго, примерно вдвое дольше запланированного. Многие из них делились своей радостью, что вопрос, имеющий серьезное популистское значение, удалось так подробно и красочно обсудить. Многие из них были уверены также в том, что председатель Госдумы Борис Грызлов на предстоящих празднованиях 100-летия Госдумы в Санкт-Петербурге не преминет упомянуть тот факт, что в честь праздника многие получили свободу.



Андрей Шарый: Сегодня у депутатов Госдумы выдался напряженный день. Помимо амнистии, они обсуждали некоторые поправки и в законодательство, связанное с предупреждением терроризма и борьбы с терроризмом. Сейчас в прямом эфире Радио Свобода Данила Гальперович расскажем нам, как проходило это обсуждение.


Данила, добрый вечер.



Данила Гальперович: Добрый вечер. На самом деле законопроект, который называется сложно и со стороны вообще невинно "О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с принятием Закона "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерального закона "О противодействии терроризму", так вот этот закон, который сам является законопроектом, исправляет многие законы и вносит отдельные серьезные новации в законодательство, о которых очень много последнее время говорилось, которые внутри этого закона довольно глубоко, что называется, закопаны. Это и конфискация имущества, о которой много говорилось, и придание новых функций Федеральной Службе Безопасности России. Но вот что говорил, например, об одной статье этого нового закона Анатолий Куликов, который докладывал по его тексту. Он говорил о возможности теперь заочно осуждать тех, кого обвиняют в терроризме.



Анатолий Куликов : Конституция допускает возможность заочного осуждения при определенных обстоятельствах, которые обязательно должны быть отражены в законодательстве. Если человек появился, который осужден заочно или задержан, то повторно можно быть и будет судебный процесс с участием всех сторон. Вот таким образом мы, так скажем, не максимально соблюдаем его права и объективность.


Заочное осуждение известно в ряде стран, в том числе в Италии. Например, в США вынесен обвинительный акт Усаме бин Ладену и его сообщникам за взрывы посольств в Найроби, Дар-эс-Саламе в августе 1998 года и по ряду других. И вот этот обвинительный акт позволил США провести ряд резолюций Совета Безопасности ООН. А мы, зная о том, что Басаев взрывает и организовывает теракты, не можем ему вынести... заочно его осудить и предъявить ему обвинения.



Данила Гальперович: Но дело в том, что речь здесь идет не только о Басаеве или ком-то еще. Здесь речь идет (и это основная загвоздка сейчас для российской судебной системы), что получается, что человек может быть осужден дважды за одно и то же преступление - один раз заочно, а другой, если он был пойман, очно. Это прямо противоречит российской Конституции, как говорят специалисты в той же Государственной Думе. Кроме того, в законе, который принимался сегодня и был принят сегодня в первом чтении, Федеральной Службе Безопасности возвращены функции разведки. Перечисляемые в этом законе теперь новые функции Федеральной Службы Безопасности фактически являются теми же, что были у Комитета Государственной Безопасности Советского Союза.



Андрей Шарый: Давайте послушаем комментарий юриста. Сейчас в эфире Радио Свобода московский адвокат Зоя Минаилова, ранее Усманова. Она принимала участие во многих громких судебных процессах по делам о терроризме, в частности, в процессе по делу о взрыве в московском ресторане "Макдональдс", по делу о причастности к терактам чеченской девушки Зары Муртазалиевой.


Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к этой идее заочного осуждения по статьям о борьбе с терроризмом?



Зоя Минаилова : Что касается заочного осуждения лидера бандформирования, то пока, я думаю, не разработан такой четкий механизм. Комментировать это сложно. Если подсудимый будет представлять свои интересы в суде через адвоката или другое лицо, если судом будет приниматься во внимание его заявления в СМИ, то это, возможно, можно считать определенным участием его в процессе. Но даже если вынесением приговора его все равно необходимо будет найти и задержать, в этом случае для лидера бандформирований нет никакой разницы. У них опять-таки есть возможность сдаться и прекратить свою террористическую деятельность.


Но я не согласна с тем, что он якобы дважды должен быть осужден. Если он осужден, значит, понесет свое наказание за то преступление, которое он совершил. А за те преступления, которые он совершает уже после этого приговора, я думаю, что это уже работа следствия.



Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, а что вы думаете о перспективах конфискации имущества тех лиц, которые обвиняются по делам о терроризме? Некоторые эксперты высказывают озабоченность, связанную с тем, что это может создать такой соблазн что ли для сотрудников правоохранительных органов для того, чтобы как можно более активно осуждать тех, кого обвиняют по этим статьям.



Зоя Минаилова : Вы знаете, я бы сказал, что, во-первых, за деятельностью силовых структур существует надзор со стороны контролирующих инстанций - прокуратура, подразделения собственной безопасности. С сотрудниками ФСБ России, если будет говорить о сотрудниках ФСБ России, тоже соответствующим образом нужно проводить подготовку и обучение. Они должны также обладать определенной психологической устойчивостью к различного рода соблазнам, о которых вы говорите. Соблазны... У нас очень много имеется наглядных примеров. Мы осуждаем уже и оборотней в погонах. Это есть и будет. Но я считаю, что нужно, в первую очередь, усилить контроль.



Андрей Шарый: Данила, говорилось что-то о каких-то механизмах контроля за деятельностью правоохранительных органов, учитывая, что ФСБ получает какие-то новые функции?



Данила Гальперович: Да, совершенно верно. В законе (и это отмечают его положительной стороной многие эксперты) очень много всяких судебных разрешений, например, на проведение конкретной спецоперации, ущемляющей конституционные права судебные решения. На конфискацию нужно доказать, что это имущество было получено именно в процессе, скажем, какой-то незаконной деятельности. Но самое главное - закон явно будет (особенно второе его чтение) очень и очень нескоро. Потому что к нему есть масса претензий со стороны правительства, со стороны профильных комитетов Госдумы. Никто не ждет его принятия в ближайшее время.



XS
SM
MD
LG