Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Людмила Аверина: "В России спецслужбы достаточно слабые"


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Михаил Фролов.



Никита Татарский: Государственная Дума в среду решила вернуть институт конфискации имущества в правовую практику, дополнив Уголовный кодекс Российской Федерации соответствующей главой. Законопроект, в частности, предполагает принудительное обращение в собственность государства по решению суда денег, ценностей, иного имущества, полученных в результате совершения теракта или предназначенных для финансирования терроризма. Между тем, многие эксперты считают, что меры по борьбе с терроризмом, предпринимаемые российскими властями, не эффективны. Такое мнение высказал в беседе с моим коллегой Михаилом Фроловым военный обозреватель "Аргументов и фактов" Людмила Аверина.



Людмила Аверина: Я считаю, что недостаточно эффективная по той простой причине, что российская система борьбы с терроризмом не отработана и не разработана. Прежде чем бороться с терроризмом, не плохо было бы определить, что такое международный терроризм и в каком виде он присутствует в России.



Михаил Фролов: А есть какие-то страны, на которые России стоило бы равняться в этом вопросе?



Людмила Аверина: Израиль, наверное, единственная страна, в которой более или менее успешно проводится эта работа. Очень сильная спецслужба, которая работает на опережение. В России, к сожалению, этого не происходит. Причин этому много, что спецслужбы достаточно слабые, опаздывают, не успевают, плохая агентурная сеть, ну, и так далее, и так далее.



Михаил Фролов: По вашему мнению, вообще, международный терроризм можно победить?



Людмила Аверина: Нет.



Михаил Фролов: А тогда какой смысл с ним бороться?



Людмила Аверина: Терроризм был всегда, и, как правило, в терроре принимают участие люди определенного склада характера. И поэтому они будут всегда, вне зависимости от того, исламский это терроризм, африканский, итальянский, революционный, как в России дореволюционной. Всегда находилось малое количество людей, которое боролось экстремистскими способами с существующими порядками.



Михаил Фролов: Наиболее часто встречающиеся теракты, наверное, - это теракты смертников. Как с ними бороться?



Людмила Аверина: Профилактировать, выявлять до момента совершения акта. Засылать, агентурную сеть разбрасывать, выявлять людей, способных на тот или иной акт, в частности, смертников.



Михаил Фролов: Чем можно объяснить готовность людей жертвовать собой на терактах?



Людмила Аверина: Я достаточно хорошо анализировала ситуацию в семьях вот этих девушек, которые пошли на теракты, все они из неблагополучных многодетных семей. И гарантия благосостояния их родственников за счет их смерти для них являлась побудительным мотивом собственной смерти. Профилактика - это не только аресты, перевоспитание, переубеждение, изменение социальных условий, в которых находится человек. А что касается клана Кадырова, который правит в Чечне, Кадыров действует именно так, как мы с вами говорили, - хватает по подозрению. Причем, это началось не только с сына Кадырова, а еще когда был Ахмад-Хаджи, в одном из интервью он давал рекомендацию, как бороться с боевиками. То есть он рекомендовал среди ночи прийти, взять, кого тебе надо, а потом пусть разбираются. И других мер Россия в Чечне пока не принимает. Как не было выверенной и четкой национальной политики в отношении Чечни, так ее и нет.


XS
SM
MD
LG